/img/tv1.svg
RU KZ
Существующая система власти в Узбекистане – продукт Каримова

Существующая система власти в Узбекистане – продукт Каримова

О возможном развитии событий в Узбекистане abctv.kz  рассказал Жумабек Сарабеков – эксперт по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента республики Казахстан.

00:02 03 Сентябрь 2016 4326

Существующая система власти в Узбекистане – продукт Каримова

Автор:

Артур Мискарян

Фото: reuters.com

Внимание международного сообщества приковано к происходящему в Узбекистане: в СМИ неоднократно публиковалась информация о кончине президента Ислама Каримова, которая затем опровергалась правительством страны. На фоне противоречивых сообщений в Ташкенте прошли торжества в честь дня независимости.

- Чем могут руководствоваться власти Узбекистана, опровергая информацию из различных источников о смерти Каримова, если предположить, что Юртбаши все же скончался?

- Стоит обратиться к истории. Так было после кончины Брежнева, так было, когда скончался Туркменбаши. В случае с Узбекистаном это связано, во-первых, с тем, что резкое ухудшение здоровье президента произошло на фоне праздничных приготовлений в честь дня независимости. Обычно Каримов активно принимал участие в таких торжествах, и власти не хотели омрачать торжества такими известиями. Во-вторых, вероятно, в Ташкенте началась борьба среди элиты. В случае кончины президента очень символично то, кто будет управлять похоронной процессией, как правило, именно этот человек и становится во главе государства. Символично и то, что в родном городе Каримова Самарканде прошлой ночью начали приготовления к похоронам. С другой стороны, Узбекистан – очень закрытая страна, и недостаток информации как раз может порождать эту противоречивость. Различные СМИ, ссылаясь на собственные источники, публикуют то одну, то другую информацию, поэтому в качестве достоверной может расцениваться информация из официальных государственных источников.

Поступок турецкого премьера, высказавшего соболезнования в связи с кончиной Каримова, выглядит, скажем, неподобающе, так как официального заявления не поступало.

В целом недостаток информации о состоянии Каримова может быть обусловлен внутренней логикой, связанной с соответствующей подготовкой. Думаю, происходящее стоит интерпретировать с этой точки зрения.

- Вы сказали о том, что сейчас среди узбекских элит может идти борьба за престол. Как вы считаете, эта конкуренция может перерасти в междоусобицы, или инстинкт самосохранения не позволит узбекским элитам препятствовать спокойному транзиту власти?

- Считаю, что в целом процесс перехода власти пройдет спокойно – политическая элита Узбекистана все-таки достаточно консолидирована. В первую очередь это связано с прочностью соглашений внутриполитических игроков. Механизм передачи власти начнет действовать сразу после официального заявления о кончине президента. Согласно конституции Узбекистана, власть в таком случае перейдет к главе сената, который на сегодняшний день возглавляет Нигматилла Юлдашев, который на сегодняшний день не имеет широкой известности и не является центром силы. Скорей всего элиты придут к соглашению и выберут среди двух кандидатов, называемых сегодня преемниками: это премьер Шавкат Мирзиёев и его заместитель Рустам Азимов.

- По поводу Азимова. На днях СМИ сообщали о его аресте, однако затем поступило официальное опровержение этой информации. С вашей точки зрения, можно расценивать этот вброс в качестве предпосылки начавшейся борьбы?

- Очень хороший вопрос, потому что, если все пойдет по плану, то мы не заметим явных признаков борьбы, и транзит власти пройдет спокойно. Недостаток информации порождает подобные заявления, которые возникают в результате того, что некоторые СМИ пользуясь ситуацией, набирают обороты. С подачи Народного движения Узбекистана информация об ухудшении президента Узбекистана появлялась и ранее, но не получала подтверждения, и представители НДУ дискредитировали себя. По внешним признакам транзит власти еще не начался, так как официального сообщения о смерти Каримова не поступало, что формально не позволяет говорить о начале передачи власти.

На сегодняшний день наиболее сильные позиции у действующего премьера, при этом  информация о состоянии Каримова поступает от кабинета министров, что также говорит о консолидированности внутри элит. Оказавшаяся ложной информация об аресте Азимова может быть свидетельством того, что произойдет в случае, если начнется ожесточенная борьба.

Вспомним опыт Туркменистана: согласно конституции, в случае кончины лидера президентские полномочия переходят к главе сената, однако после кончины Ниязова в отношении главы сената было возбуждено уголовное дело, и власть перешла в совет безопасности.

Вероятно, представители оппозиции хотят видеть борьбу, и происходящее в этой связи станет тестом узбекской государственности, показателем того, мыслит ли элита государственными категориями, или личными.

Все претенденты на власть – системные игроки, к тому же если рассматривать внешний фактор, то в Узбекистане за годы независимости не сложилось как такового иностранного лобби, и внешний фактор не сыграет заметной роли. Это результат внешнеполитического позиционирования Узбекистана в качестве независимого государства, маятниковой политики и отстранения от каких-либо форм интеграции.

- Вы говорили о том, что политическая элита Узбекистана консолидирована. Можете рассказать о природе этой консолидации?

- Система вертикали власти в Узбекистане очень жесткая даже по сравнению с Таджикистаном. В Узбекистане есть региональные кланы, но это разделение условно. Происходящим в стране управляют разве что два клана: Ташкентский и Самаркандский, например Рустам Азимов представляет Ташкентский клан, а Шавката Мирзиёева можно отнести к Самаркандскому клану. За годы правления Ислам Каримов подавлял клановое разделение и выстроил систему таким образом, что стал надсистемным игроком. Он достиг того, что в стране нет выраженного регионализма.

- Существует ли вероятность того, что власть в Узбекистане будет передана по наследству, как это было в других странах бывшего СССР?

- Не думаю, что в Узбекистане возможен такой вариант. Старшая дочь растеряла свои политические активы, младшая, Лола Каримова, не пользуется достаточным уровнем поддержки среди населения и политической элиты. К тому же Узбекистан – традиционная восточная страна, в которой сложно представить женщину в качестве главы государства. Если говорить о том, что будет с семьей Каримова, то договоренности среди политических элит могут подразумевать постепенное отстранение семьи Каримова с гарантией сохранения  привилегированного статуса. Как бы ни критиковали Каримова, все же его личность олицетворяет Узбекистан. Как в случае с вождем пролетариата: «Говорим Ленин – подразумеваем – партия, говорим партия – подразумеваем – Ленин». Существующая система власти в Узбекистане – продукт Каримова.

- Что может измениться в Узбекистане с приходом нового лидера?

- Скорее всего, не произойдет каких-то глобальных изменений. По-прежнему будет делаться ставка на жесткую вертикаль власти. Вне зависимости от того, кто придет к власти: скорее консервативный Шавкат Мирзиёев или более либеральный Рустам Азимов, кардинальных демократических реформ ожидать не стоит. В Узбекистане сложная социально-экономическая ситуация, в которой в случае ослабления вертикали власти могут возникнуть проблемы. Возникает скорее вопрос о том, стоит ли ожидать изменений экономического курса, так как нынешняя экономическая политика отражает личные взгляды Каримова – бывшего работника госплана.

- Сложная социально-экономическая ситуация, о которой вы упомянули, часто становится причиной радикализации некоторых слоев общества. Об организации «Хизб ут-Тахрир» в Узбекистане говорили как об истребленной, как вдруг ее активисты совершили серию терактов в Ташкенте. Можно ли полагать, что в случае ослабления вертикали произойдет вспышка активности радикалов в Узбекистане?

- Следует отметить, что силовые структуры играют важную роль в Узбекистане. СНБ в этом смысле является стабилизирующим фактором. Каримов придерживался очень жесткого курса, при котором гонениям подвергались не то, что радикалы, а просто люди, слишком религиозные, по мнению властей. Не думаю, что есть вероятность угрозы исламских радикалов в Узбекистане. Экстремистские группировки в Узбекистане были частично истреблены, а частично вытеснены за пределы страны, на север Афганистана, откуда в свою очередь переместились на афганско-пакистанскую границу.

- В качестве вероятных преемников Каримова вы называете Мирзиёева и Азимова. А есть ли среди узбекских силовиков фигура, которая может претендовать на власть в государстве?

- В качестве политического тяжеловеса среди силовиков в Узбекистане можно назвать разве что Рустама Иноятова (председатель СНБ Узбекистана – прим.авт.), безусловно, его мнение будет учитываться в ходе транзита власти. Более того, его поддержка может оказаться решающей. Деятельность Службы национальной безопасности Узбекистана пронизывает все сферы жизни общества. Мнение Рустама Иноятова будет учитываться, но он находится в преклонном возрасте, кроме того, есть информация о наличии у него проблем со здоровьем, поэтому, не думаю, что он сам может претендовать на власть.

Артур Мискарян

Преемника Каримова определили без конституции

10 Сентябрь 2016 09:59 4005

Шавкат Мирзияев примеряет на себя роль будущего главы Узбекистана. 

Накануне на заседании парламента Узбекистана был избран временно исполняющий обязанности президента республики. Им стал премьер-министр Шавкат Мирзияев, хотя согласно букве закона и нормам, прописанным в конституции в течение трех месяцев со дня смерти президента, и до проведения новых альтернативных выборов обязанности главы государства должен был исполнять председатель сената Нигматулла Юлдашева. Он взял самоотвод. Причина, такого решения не объясняется.

Между тем, эксперты убеждены в том, что малоприметная фигура председателя сената не могла устроить главных игроков на политической сцене Узбекистана по той причине, что за три месяца он мог набрать политический вес и расположить к себе население, также к нему в подчинение должны были перейти вооруженные силы страны. Вместе с тем, по косвенным признакам было понятно, что консенсус по поводу фигуры будущего президента Узбекистана среди элит достигнут.

В первую очередь именно Шавкат Мирзияев возглавил похоронную процессию Ислама Каримова, по советской традиции это самый верный признак угадать, кто станет следующим. Второй важный аспект – встреча в Самарканде с президентом России Владимиром Путиным, который приехал почтить память скончавшегося узбекского лидера. Встречал его именно Шавкат Мирзияев. Примечательно, что если судить из специальной программы, показанной по государственному телевидению Узбекистана по этому поводу, на тот момент еще премьер-министр Узбекистана Мирзияев оборонил любопытную фразу, что сделает все возможное, чтобы укрепить связи двух стран и вывести их на новый уровень. Вероятно, что такие обещания мог дать только чиновник, абсолютно уверенный в надежности своих позиций в будущем.

Россия – ключевой союзник

Согласно прогнозам аналитиков, расклад в пользу Шавката Мирзияева, а именно его abctv.kz называло в качестве основного кандидата на пост президента, сложился во многом, благодаря, его хорошим отношениям с всесильной главой спецслужб Рустамом Иноятовым. Его называли еще при жизни Каримова вторым человеком в Узбекистане, сосредоточившим огромные рычаги власти в своих руках.

В свою очередь Шавкат Мирзияев уже определил свои внешнеполитические ориентиры. Как и предполагали эксперты, будет доминировать проросийское направление. Вот, что в частности в своей программной речи сказал Шавкат Мирзияев.

«Главным приоритетом внешнеполитической деятельности Узбекистана является регион Центральной Азии, с которым связаны национальные интересы нашей страны. Мы неизменно остаемся приверженными проведению открытой, доброжелательной и прагматичной политики в отношении своих ближайших соседей – Туркменистана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана. Приоритетным направлением внешней политики Узбекистана является развитие отношений со странами СНГ, и в первую очередь последовательное развитие и всестороннее укрепление дружественных связей с Российской Федерацией на основе договора о стратегическом партнерстве, договора о союзнических отношениях и других важных соглашений, которые отвечают интересам обеих стран и служат укреплению стабильности и безопасности в регионе. Приоритетное значение в нашей внешней политике сохраняет развитие всестороннего взаимовыгодного и конструктивного сотрудничества с Соединенными Штатами Америки. Узбекистан заинтересован в дальнейшем укреплении всестороннего стратегического партнерства с Китайской Народной Республикой как с близким региональным соседом и государством, играющим важную роль в решении региональных и глобальных проблем. В Азиатско-Тихоокеанском регионе мы отдаем приоритет развитию партнерских отношений с Японией, Республикой Корея и другими странами в сферах экономики, инвестиций, науки и технологий, образования, здравоохранения и туризма. Узбекистан придает важное значение развитию взаимовыгодного сотрудничества с ведущими государствами Европы, прежде всего Германией, Францией и Великобританией, а также со странами Центральной и Восточной Европы. Мы заинтересованы в дальнейшем развитии сотрудничества с Индией, Пакистаном и другими странами Южной Азии в политической, торгово-экономической, транспортно-коммуникационной и культурно-гуманитарной сферах. Узбекистан традиционно будет проводить добрососедскую и дружественную политику в отношении Афганистана. Мы продолжим развивать и укреплять взаимовыгодные и всесторонние отношения с государствами Ближнего и Среднего Востока. Национальным интересам Узбекистана отвечают контакты, активное участие и сотрудничество с ООН, Шанхайской организацией сотрудничества, СНГ, Организацией Исламского Сотрудничества и другими международными организациями».

Выборы президента Узбекистана назначены на 4 декабря 2016 года. Согласно узбекской Конституции, президентом этой страны может быть избран гражданин Узбекистана не моложе тридцати пяти лет, свободно владеющий государственным языком, постоянно проживающий на территории Узбекистана не менее десяти лет непосредственно перед выборами. президент избирается сроком на пять лет.

Роль спецслужб возрастет

Политолог Баходир Сафоев считает, что сам Рустам Иноятов мог бы никому не уступать кресло будущего президента, если бы не преклонный возраст, ему пошел 73 год и состояние здоровья, у него тяжелая форма диабета. Однако эксперт не сомневается, что в целом и процедура выборов и дальнейшее президентство Шавката Мирзияева будут проходить под неустанным контролем Службы национальной безопасности.

«Здесь важно понимать, что у Ислама Каримова была абсолютная самостоятельность в принятии решений, так как именно он был архитектором той системы, которая сложилась в Узбекистане. И тот же Рустам Иноятов обязан своим возвышением именно Каримову. В случае с Мирзияевым диаметрально противоположная картина, будущий президент, а сейчас мало кто сомневается, что именно Мирзияев возглавит Узбекистан, будет фигурой зависимой от силовиков. Конечно, они и при Каримове играли огромное значение, но теперь они будут определять сам курс страны, как внешний, так и внутренний. Мирзияев будет достаточно номинальной фигурой, коей никогда не был Каримов, даже когда активно ходили слухи, что он уже не управляет страной. Такого не было никогда, в действительности вплоть до последних дней своей жизни Каримов контролировал все процессы в Узбекистане, включая работу спецслужб. И нередко тому же Иноятову доставалось от него, если он считал, что его безопасность обеспечивается не должным образом», - сказал Баходир Сафоев.

Помимо значительно меньшей самостоятельности новый глава Узбекистана вряд ли будет пользоваться значительной поддержкой и среди населения. Красноречиво об этом свидетельствует альтернативное голосование на специальной странице в социальной сети Facebook запущенное узбекскими активистами. Гражданам соседней республики было предложено проголосовать за трех возможных кандидатов на пост президента – Шавката Мирзияева, первого вице-министра Рустама Азимова и главу сената Нигматуллу Юлдашева. С колоссальным отрывом к настоящему моменту лидирует прозападный Рустам Азимов, который назывался долгое время среди основных преемников Ислама Каримова. Однако, сейчас уже абсолютно очевидно, что по согласованию позиций элиты будут продвигать на главный пост в стране Шавката Мирзияева, который не пользуется таким же непререкаемым авторитетом, как Каримов.

Новые правила игры

Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов считает, что помимо приятельских отношений, которые определили характер выбора Рустамом Иноятовым в качестве будущего главы Узбекистана Шавката Мирзияева, также сыграл свою роль и его стиль управления. По словам аналитика, он будет проводить охранительную политику, такую же, как его предшественник. Резкого разворота ни в экономике, ни тем более в политике не будет. Возможно даже некое усиление контроля над различными сферами жизни, считает он.

«Пересмотра итогов правления Ислама Каримова не будет. Это видно даже по тому, что, уже сейчас говоря о своих планах, Мирзияев постоянно делает отсылки к наследию первого президента. Он абсолютный продукт каримовской системы, поэтому даже, если бы хотел набрать политические очки на критике наследия Каримова не смог бы, ведь народ может задать закономерный вопрос – как ты, зная все это, был при нем десятилетиями премьер-министром. Но думаю, постепенно, как это произошло в Туркменистане, из школьной программы уберут книги Каримова, которые являются обязательными к изучению и со временем задвинут и его персону на второй план. У правителей такого склада не должно быть конкурентов, ни живых, ни мертвых. В случае с Мирзияевым я вижу одну очень важную проблему - это его слабость как самостоятельного игрока. Он может быть на коне при поддержке Рустама Иноятова, но что будет, когда с последним произойдет тоже, что и с Каримовым, он человек не молодой, и тоже не подготовил преемника. В этом случае может обнажиться неустойчивость политической системы, выстраиваемой годами под силовиков и персонального лидера. Однако возможно Мирзияев хоть и медленно начнет проводить реформы, которые позволят со временем определить относительно понятные правила передачи власти следующему поколению политиков. Это, в конечном итоге, будет и в его интересах», - сказал Алишер Хамидов.

Позиции семьи Каримова ослабевают

Между тем, из Ташкента поступает информация, что если политическое наследие Ислама Каримова находится под надежной защитой новой власти и пересмотру не подлежит, то бизнес его семьи уже начали экспроприировать.

Уже третий день идут проверки на самом большом рынке Ташкента «Абу-Сахий», который по некоторым данным лично контролировала жена экс-президента Узбекистана Татьяна Каримова, вместе с дочерью Лолой и ее мужем Тимуром Тилляевым. Ежедневная выручка рынка, которая шла прямиков к указанным персоналиям составляла до $10 млн. О том, что над рынком установила негласный контроль жена и младшая дочь Каримова в свое время поведала Гульнара Каримова, после очередного конфликта с родственниками. Предположительно, доходный бизнес будет передан зятьям Шавката Мирзияева.

В свою очередь не совсем понятна не только судьба бизнеса, но и личные позиции семьи Каримовых, после смерти президента. Так, по некоторым данным практически невъездным в Узбекистан может оказаться муж Лолы Каримовой Тимур Тилляев. Самой младшей дочери бывшего узбекского лидера вряд ли что-то угрожает, в отличие от старшей. О ее судьбе ничего не известно, она не появилась даже на похоронах отца. Вчера, когда Шавкат Мирзияев в очередной раз выражал соболезнование семье Ислама Каримова, он упомянул лишь его жену и младшую дочь, употребив деликатную формулировку «и другие родственники». О том, что Гульнара жива можно судить, по появившемуся в интернете музыкальному клипу, который она сняла на смерть отца. Известно, что третий год подряд Каримова-старшая находится под домашним арестом, правда, некоторые источники утверждают, что она давно покинула Узбекистан и инкогнито живет в одной из стран Восточной Европы или в Израиле. Если же Гульнара до сих пор находится в Ташкенте, то ее участь может оказаться незавидной, так как о готовности личной мести в отношении нее не раз заявлял авторитетный узбекский предприниматель Гафур Рахимов, на чей бизнес она в свое время покушалась, и после чего он был вынужден покинуть Узбекистан. Его возвращение на Родину, учитывая теплые отношения с Шавкатом Мирзияевым, вполне возможно, и вряд ли встреча Каримовой-старшей с ним для последней будет безболезненной, считают эксперты.

Так или иначе, новая эра в истории Узбекистана уже началась. И, кажется, впервые за 27 лет жители этой страны постепенно учатся говорить об Исламе Каримове без придыхания.

Аскар Муминов

Кресло президента

03 Сентябрь 2016 19:59 4732

Казахстанские и российские политологи размышляют о дальнейшей судьбе Узбекистана.

Вечером 2 сентября официальный Ташкент объявил о смерти первого президента Узбекистана, бессменного лидера Ислама Абдуганиевича Каримова, опубликовав медицинское заключение о болезни и причине смерти политика. Согласно публично представленным данным 78-летний глава государства скончался в 20.55. После обнародования информации первые лица государств мира, в том числе и Казахстана, уже готовились вылететь в Узбекистан, чтобы 3 сентября в Самарканде, где родился Ислам Абдуганиевич, проводить его в последний путь. Пока политики придают земле тело своего коллеги и друга, политологи размышляют: чего следует ждать от завтрашнего дня.

Редакция abctv.kz обратилась к известным казахстанским и российским политологам с просьбой ответить на несколько вопросов: «Как изменится ситуация внутри Узбекистана в связи со смертью Ислама Абдуганиевича, следует ли ожидать борьба за власть?» и «Как изменятся взаимоотношения Узбекистана со странами Центральной Азии после смерти Каримова?».

Вопрос преемственности сейчас не волнует, пожалуй, только ленивого. Ведь от того, кто займет пост главы Узбекистана, какой внешней политики будет придерживаться- зависит стабильность в центрально-азиатском регионе. Эксперты сходятся во мнение, что пока ситуация стабильная, все идет согласно положениям конституции страны. Тем не менее, они не исключают возможного конфликта внутри элиты страны.

Борьба за власть: быть или не быть- вот в чем вопрос…

«Транзит власти в Узбекистане, скорее всего, будет проходить без конфликта, в рамках тех компромиссов, которые достигли внутри элиты. По сути, этот процесс мы сейчас наблюдаем. С точки зрения краткосрочной перспективы ситуация в Узбекистане сохраниться в том виде, как это было заложено Исламом Каримовым. В этом заинтересованы почти все внешние игроки: будь то крупные участники геополитической конкуренции - Россия, Китай, США, и ,естественно, страны Центральной Азии, в том числе Казахстан. Все они заинтересованы в том, чтобы транзит власти в этой стране прошел в рамках определенных правил игры, без конфликтов, и чтобы это не привело к дестабилизации обстановки в стране», - считает политолог Досым Сатпаев. При этом он, как и его многие его коллеги, не исключает, что в будущем конфликты среди узбекской элиты вполне возможны, а пока все спокойно и в ближайшие три месяца должны состояться досрочные выборы президента Узбекистана.

Политолог Адиль Каукенов, говоря о преемственности, отмечает: данный вопрос в Центральной Азии стоит давно и остро. Пока, по его мнению, ни одна центральноазиатская республика не нашла своего стопроцентного способа по передаче власти. Этот вопрос является «болезнью многих постсоветских стран», включая Россию. Эксперт считает, наиболее близки к выработке механизмов передачи власти в Кыргызстане, «где после череды революций, уже есть шанс того, что честные выборы станут легитимным механизмом».

«По поводу наиболее близкого варианта преемника сейчас называются ряд фамилий, в частности премьер-министра Шавката Мирзиёева или главы СНБ Рустама Иноятова,  но с точки зрения взаимоотношений с Казахстаном, играет роль не персоналии, а уже устоявшаяся схема взаимоотношений. Другое дело, что есть вероятность, что Ташкент приступит к экономическим реформам, а также будет вынужден усилить свое участие в процессах региональной интеграции. По поводу наиболее близкого варианта преемника сейчас называются ряд фамилий, в частности премьер-министра Шавката Мирзиёева или главы СНБ Рустама Иноятова,  но с точки зрения взаимоотношений с Казахстаном, играет роль не персоналии, а уже устоявшаяся схема взаимоотношений. Другое дело, что есть вероятность, что Ташкент приступит к экономическим реформам, а также будет вынужден усилить свое участие в процессах региональной интеграции», - поделился с abctv.kz господин Каукенов.

Эдуард Полетаев, в свою очередь, склоняется к аналогичному мнению.

«В Узбекистане все будет развиваться в соответствии с конституцией страны и другими законами. В течение трех месяцев, я думаю, состоятся выборы. Кто пойдет на выборы? Называют фамилию нынешнего премьер-министра Шавката Мирзиёева, который возглавил комиссию по организации похорон президента. Согласно еще советской политической традиции обычно на этот пост назначается наиболее вероятный преемник. Но и возможно для соблюдения необходимых декораций еще два-три человека пойдут на выборы. Возможно это руководители тех партий, которые присутствуют в парламенте. Возможно кто-то из членов той самой госкомиссии, в которой около двух десятков человек. На сайте правительства Узбекистана опубликован ее состав», - сказал эксперт в телефонной беседе с abctv.kz.

Станислав Притчин, научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН,к.и.н, отметил, что на данный момент все процессы в Узбекистане проходят «в спокойном конституционном ключе».

«Мы не видим какого-то ажиотажа среди политической элиты республики в связи с тем, что сейчас идет очень серьезная борьба за власть. Все процедуры, которые сейчас проходят, проходят в спокойном конституционном ключе. Мы можем судить только по каким-то небольшим документам и заявлением, которые обнародываются. В частности, речь идет о появление информации о том, что временно исполняющим обязанности, согласно конституции Узбекистана назначен спикер верхней палаты парламента Нигматилла Юлдашев, комиссию по организации похорон возглавил премьер-министр Мирзиёев- все идет очень штатно, в рамках юридических процедур, которые были установлены в конституционной реформе 2011 года. Скорее всего, по моим ожиданиям, вопрос «Кто будет следующим президентом» уже решен политической элитой к настоящему моменту. Мы сможем судить, кто это будет, когда объявят досрочные выборы президента. Судя по тому, что премьер-министр возглавил комиссию по организации похорон Ислама Абдуганиевича, скорее всего он является наиболее вероятным кандидатом», - сказал российский эксперт.

В ожидании перемен

Что касается второго вопроса, то эксперты сошлись во мнение, что каких-то кардинальных изменений ждать не придется. При этом политологи отмечают низкий уровень товарооборота между Казахстаном и Узбекистаном, который новый глава республики может взять за ориентир и приступить к расширению приграничной торговли.

«Страны торгуют и взаимодействуют на той основе, которая сложилась за 25 лет. Там каких-то проблем серьезных не возникает. Поэтому, я думаю, что все в прежнем русле останется. Это на ближайшие несколько месяцев однозначно пока транзит власти идёт в Узбекистане, пока контракты выполняются заключенные. Все это будет пока работать на мой взгляд», - сказал Эдуард Полетаев, отметив, что вопрос демаркировки границ Узбекистана с приграничными странами и взаимоотношения я ряд центрольно-азиатских государств нуждается в решении.

«Узбекистан это единственная страна в нашем регионе, которая со всеми остальными общую границу имеет. Помимо этого ещё и с Афганистаном. Граница Узбекистана имеет большую конфликтую значимость чем для Казахстана, где у нас урегулировано все давным- давно. У Узбекистана с этим делом сложнее. Не случайно первые лица как раз таки из Душанбе прилетают на похороны, насколько я знаю,из Туркменистана также. Поэтому здесь, я думаю, можно ожидать каких-то подвижек.Я думаю, они будут в положительную сторону в плане урегулирования каких-то конфликтных вопросов с соседями», - подытожил свой ответ господин Полетаев.

Российский эксперт Института востоковедения РАН считает, что для центрально-азиатского региона, в случае если стабильно будет проходить процедура транзита власти, серьезных последствий быть не должно.

«Есть наоборот позитивные возможности для республик Таджикистана и Кыргызстана перезагрузить свои взаимоотношения с Узбекистаном, потому что мы знаем, что отношения у них не очень хорошие в виду огромного комплекса сложностей в двухсторонних отношениях. Если лидеры Кыргызстана и Таджикистана воспользуются моментом и постараются с новым президентом Узбекистана установить личный неформальный контакт, который бы позволил создать базу для решения того конфликтного потенциала, который есть, это могло бы очень позитивно на регион сказаться. По другим вещам сложно прогнозировать», - сказал господин Притчин.

Досым Сатпаев отметил, что все проблемные вопросы между Казахстаном и Узбекистаном давно были решены. Самый главный вопрос при этом является демаркировка границы между государствами, которая была успешно разграничена двумя сторонами. Отношения между Казахстаном и Узбекистаном, по мнению господина Сатпаева, нельзя назвать дружескими, скорее гладкими и бесконфликтными.

«Я думаю, что для Казахстана было бы удобно, если бы новое руководство Узбекистана могло бы внести изменения в региональную политику своей страны, сделав ее более открытой, дипломатичной, бесконфликтной и экономически выгодной.Потому что для нас было выгодно, если бы с Узбекистаном у нас расширилась приграничная торговля. Узбекский рынок очень большой ,там свыше 30 млн человек, поэтому для нас выход на этот рынок был бы неплохой возможностью для нашего бизнеса. Естественно, узбекский производители смогли бы найти свою нишу на казахстанском рынке несмотря на то, что Казахстан является членом Евразийского экономического союза, а Узбекистан туда не входит, я думаю, приграничная торговля была бы для нас выгодной. К сожалению, при Исламе Каримове такого активного процесса не было. Возможно, этот процесс будет исправлен в позитивную сторону», - предположил политолог.

Саяжан Каукенова, Куралай Абылгазина