RU KZ
Существующая система власти в Узбекистане – продукт Каримова

Существующая система власти в Узбекистане – продукт Каримова

00:02 03 Сентябрь 2016 4367

Существующая система власти в Узбекистане – продукт Каримова

Автор:

Артур Мискарян

Фото: reuters.com

О возможном развитии событий в Узбекистане abctv.kz  рассказал Жумабек Сарабеков – эксперт по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента республики Казахстан.

Внимание международного сообщества приковано к происходящему в Узбекистане: в СМИ неоднократно публиковалась информация о кончине президента Ислама Каримова, которая затем опровергалась правительством страны. На фоне противоречивых сообщений в Ташкенте прошли торжества в честь дня независимости.

- Чем могут руководствоваться власти Узбекистана, опровергая информацию из различных источников о смерти Каримова, если предположить, что Юртбаши все же скончался?

- Стоит обратиться к истории. Так было после кончины Брежнева, так было, когда скончался Туркменбаши. В случае с Узбекистаном это связано, во-первых, с тем, что резкое ухудшение здоровье президента произошло на фоне праздничных приготовлений в честь дня независимости. Обычно Каримов активно принимал участие в таких торжествах, и власти не хотели омрачать торжества такими известиями. Во-вторых, вероятно, в Ташкенте началась борьба среди элиты. В случае кончины президента очень символично то, кто будет управлять похоронной процессией, как правило, именно этот человек и становится во главе государства. Символично и то, что в родном городе Каримова Самарканде прошлой ночью начали приготовления к похоронам. С другой стороны, Узбекистан – очень закрытая страна, и недостаток информации как раз может порождать эту противоречивость. Различные СМИ, ссылаясь на собственные источники, публикуют то одну, то другую информацию, поэтому в качестве достоверной может расцениваться информация из официальных государственных источников.

Поступок турецкого премьера, высказавшего соболезнования в связи с кончиной Каримова, выглядит, скажем, неподобающе, так как официального заявления не поступало.

В целом недостаток информации о состоянии Каримова может быть обусловлен внутренней логикой, связанной с соответствующей подготовкой. Думаю, происходящее стоит интерпретировать с этой точки зрения.

- Вы сказали о том, что сейчас среди узбекских элит может идти борьба за престол. Как вы считаете, эта конкуренция может перерасти в междоусобицы, или инстинкт самосохранения не позволит узбекским элитам препятствовать спокойному транзиту власти?

- Считаю, что в целом процесс перехода власти пройдет спокойно – политическая элита Узбекистана все-таки достаточно консолидирована. В первую очередь это связано с прочностью соглашений внутриполитических игроков. Механизм передачи власти начнет действовать сразу после официального заявления о кончине президента. Согласно конституции Узбекистана, власть в таком случае перейдет к главе сената, который на сегодняшний день возглавляет Нигматилла Юлдашев, который на сегодняшний день не имеет широкой известности и не является центром силы. Скорей всего элиты придут к соглашению и выберут среди двух кандидатов, называемых сегодня преемниками: это премьер Шавкат Мирзиёев и его заместитель Рустам Азимов.

- По поводу Азимова. На днях СМИ сообщали о его аресте, однако затем поступило официальное опровержение этой информации. С вашей точки зрения, можно расценивать этот вброс в качестве предпосылки начавшейся борьбы?

- Очень хороший вопрос, потому что, если все пойдет по плану, то мы не заметим явных признаков борьбы, и транзит власти пройдет спокойно. Недостаток информации порождает подобные заявления, которые возникают в результате того, что некоторые СМИ пользуясь ситуацией, набирают обороты. С подачи Народного движения Узбекистана информация об ухудшении президента Узбекистана появлялась и ранее, но не получала подтверждения, и представители НДУ дискредитировали себя. По внешним признакам транзит власти еще не начался, так как официального сообщения о смерти Каримова не поступало, что формально не позволяет говорить о начале передачи власти.

На сегодняшний день наиболее сильные позиции у действующего премьера, при этом  информация о состоянии Каримова поступает от кабинета министров, что также говорит о консолидированности внутри элит. Оказавшаяся ложной информация об аресте Азимова может быть свидетельством того, что произойдет в случае, если начнется ожесточенная борьба.

Вспомним опыт Туркменистана: согласно конституции, в случае кончины лидера президентские полномочия переходят к главе сената, однако после кончины Ниязова в отношении главы сената было возбуждено уголовное дело, и власть перешла в совет безопасности.

Вероятно, представители оппозиции хотят видеть борьбу, и происходящее в этой связи станет тестом узбекской государственности, показателем того, мыслит ли элита государственными категориями, или личными.

Все претенденты на власть – системные игроки, к тому же если рассматривать внешний фактор, то в Узбекистане за годы независимости не сложилось как такового иностранного лобби, и внешний фактор не сыграет заметной роли. Это результат внешнеполитического позиционирования Узбекистана в качестве независимого государства, маятниковой политики и отстранения от каких-либо форм интеграции.

- Вы говорили о том, что политическая элита Узбекистана консолидирована. Можете рассказать о природе этой консолидации?

- Система вертикали власти в Узбекистане очень жесткая даже по сравнению с Таджикистаном. В Узбекистане есть региональные кланы, но это разделение условно. Происходящим в стране управляют разве что два клана: Ташкентский и Самаркандский, например Рустам Азимов представляет Ташкентский клан, а Шавката Мирзиёева можно отнести к Самаркандскому клану. За годы правления Ислам Каримов подавлял клановое разделение и выстроил систему таким образом, что стал надсистемным игроком. Он достиг того, что в стране нет выраженного регионализма.

- Существует ли вероятность того, что власть в Узбекистане будет передана по наследству, как это было в других странах бывшего СССР?

- Не думаю, что в Узбекистане возможен такой вариант. Старшая дочь растеряла свои политические активы, младшая, Лола Каримова, не пользуется достаточным уровнем поддержки среди населения и политической элиты. К тому же Узбекистан – традиционная восточная страна, в которой сложно представить женщину в качестве главы государства. Если говорить о том, что будет с семьей Каримова, то договоренности среди политических элит могут подразумевать постепенное отстранение семьи Каримова с гарантией сохранения  привилегированного статуса. Как бы ни критиковали Каримова, все же его личность олицетворяет Узбекистан. Как в случае с вождем пролетариата: «Говорим Ленин – подразумеваем – партия, говорим партия – подразумеваем – Ленин». Существующая система власти в Узбекистане – продукт Каримова.

- Что может измениться в Узбекистане с приходом нового лидера?

- Скорее всего, не произойдет каких-то глобальных изменений. По-прежнему будет делаться ставка на жесткую вертикаль власти. Вне зависимости от того, кто придет к власти: скорее консервативный Шавкат Мирзиёев или более либеральный Рустам Азимов, кардинальных демократических реформ ожидать не стоит. В Узбекистане сложная социально-экономическая ситуация, в которой в случае ослабления вертикали власти могут возникнуть проблемы. Возникает скорее вопрос о том, стоит ли ожидать изменений экономического курса, так как нынешняя экономическая политика отражает личные взгляды Каримова – бывшего работника госплана.

- Сложная социально-экономическая ситуация, о которой вы упомянули, часто становится причиной радикализации некоторых слоев общества. Об организации «Хизб ут-Тахрир» в Узбекистане говорили как об истребленной, как вдруг ее активисты совершили серию терактов в Ташкенте. Можно ли полагать, что в случае ослабления вертикали произойдет вспышка активности радикалов в Узбекистане?

- Следует отметить, что силовые структуры играют важную роль в Узбекистане. СНБ в этом смысле является стабилизирующим фактором. Каримов придерживался очень жесткого курса, при котором гонениям подвергались не то, что радикалы, а просто люди, слишком религиозные, по мнению властей. Не думаю, что есть вероятность угрозы исламских радикалов в Узбекистане. Экстремистские группировки в Узбекистане были частично истреблены, а частично вытеснены за пределы страны, на север Афганистана, откуда в свою очередь переместились на афганско-пакистанскую границу.

- В качестве вероятных преемников Каримова вы называете Мирзиёева и Азимова. А есть ли среди узбекских силовиков фигура, которая может претендовать на власть в государстве?

- В качестве политического тяжеловеса среди силовиков в Узбекистане можно назвать разве что Рустама Иноятова (председатель СНБ Узбекистана – прим.авт.), безусловно, его мнение будет учитываться в ходе транзита власти. Более того, его поддержка может оказаться решающей. Деятельность Службы национальной безопасности Узбекистана пронизывает все сферы жизни общества. Мнение Рустама Иноятова будет учитываться, но он находится в преклонном возрасте, кроме того, есть информация о наличии у него проблем со здоровьем, поэтому, не думаю, что он сам может претендовать на власть.

Артур Мискарян