Третьей линии Казахстанского электролизного завода готовят два предТЭО | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 265,00 Пшеница 465,40
$ 379.36 € 424.47 ₽ 5.88
Погода:
+14Астана
+14Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 265,00 Пшеница 465,40
Третьей линии Казахстанского электролизного завода готовят два предТЭО

Третьей линии Казахстанского электролизного завода готовят два предТЭО

В случае ее ввода через несколько лет 300-400 тыс. тонн казахстанского глинозема будут дополнительно перерабатываться внутри страны.

Третьей линии Казахстанского электролизного завода готовят два предТЭО, Казахстанский электролизный завод, ТЭО, Глинозем, КЭЗ, МИИР, Канат Баитов, ОАЭ, НИОКР

2377 20 Апрель 2019 08:12 Автор: Данияр Сериков

Для третьей линии Казахстанского электролизного завода (КЭЗ) в Павлодарской области готовят два предТЭО. Об этом на брифинге, посвященном внедрению новых технологий в горно-металлургической отрасли Казахстана, сообщил исполняющий обязанности председателя Комитета индустриального развития и промышленной безопасности Министерства индустрии и инфраструктурного развития (МИИР) Канат Баитов.

«Сейчас ведется предТЭО, я думаю, примерно до конца 2019 года там две крупные компании – одна китайская и одна с ОАЭ – разрабатывают предТЭО. ERG (Eurasian Resources Group. – Ред.) будет смотреть, кто из них какие условия создаст, и после этого будет строиться. Однозначно будет строиться, но единственный фактор, экономика (проекта. – Ред.), сейчас считается. Может, на один год позже, на один год раньше (начнется строительство. – Ред.), третья очередь однозначно. Если третью очередь построим, примерно мы еще 300-400 тыс. тонн (глинозема. – Ред.) уже будем у себя оставлять в Казахстане и получать следующие переделы, если говорить по алюминию», – сказал он.

Напомним, проект КЭЗ-2 обсуждается уже несколько лет. Ранее сообщалось, что его финансирующей стороной может стать Фонд Шелкового пути Китая с возможным вхождением в капитал проекта. По данным Интерфакса, в I квартале Казахстанский электролизный завод увеличил производство первичного алюминия на 3,2%, произведя 65 тыс. тонн. В прошлом году на заводе было выпущено 258,4 тыс. тонн, а в 2019-м планируется выплавить на 1,3% больше, свыше 262 тыс. тонн первичного алюминия, уточняло новостное агентство. Недавно российская компания «РусАл» сообщила Reuters о проведении переговоров с ERG о новом контракте по поставке глинозема. Сейчас в РФ поставляется около 1 млн тонн этого вида сырья для производства алюминия из 1,5 млн тонн, добываемых ERG в Казахстане. Треть добычи идет на переработку в КЭЗ.

Между тем, отвечая в ходе брифинга на вопрос inbusiness.kz о том, ожидается ли вхождение РГП «Национальный центр по комплексной переработке минерального сырья Республики Казахстан» (НЦКПМС) в состав национальной горнорудной компании «Тау-Кен Самрук», его глава Абдурасул Жарменов заявил, что он против передачи отраслевых НИИ в конкурентную среду и управление горно-металлургическим компаниям.

«Тау-Кен Самрук» действительно обратился в Правительство, чтобы им передали Институт металлургии и обогащения и Институт ядерной физики – это к нам не относится. Я, правда, дал свое мнение, что я против таких передач, потому что передача научно-исследовательских организаций вузам, например, которая была лет десять назад, привела к тому, что они исчезли. «КазМунайГазу» передали два института – сегодня они стали частными. Отправили много научно-исследовательских организаций в конкурентную среду… Ни в одном случае эти институты не увеличили внебюджетное свое финансирование. Они так и остались на 99% на шее у бюджета. Поэтому я против таких каких-то введений», – высказался он.

«Частники, если у них не будет острых проблем, как сегодня к нам обращаются и «Казахмыс», и «Казцинк», мы работаем, у меня 25% всего бюджет, 75% у меня частные заказы. Но они обращаются по острым проблемам, которые сегодня срочно надо решить, а вот на дальнюю перспективу, на которую должна работать наука, частники не будут вкладывать… Наука, если только в состав предприятия входит, она начинает работать конкретно по строгим задачам этого предприятия, наука уходит – это становится заводской наукой. Институт металлургии, который занимается фундаментальными исследованиями, если начнет работать по конкретным заказам того же «Тау-Кен Самрук» – у него исчезнет фундаментальная наука», – полагает Жарменов. 

Он также уточнил в комментарии вопроса inbusiness.kz, что ежегодные отчисления на НИОКР, которые делают недропользователи в размере 1% от своих доходов в рамках контрактах о недропользовании, не доходят до НЦКПМС.

«Мы главная научная организация в области горно-металлургического комплекса. Недропользователи – это горно-металлургические предприятия, и до нас из этих денег, может быть, доходит полпроцента. Это означает, что там что-то не так», – считает глава центра.

Вместе с тем НЦКПМС, по информации Жарменова, неплохо освоился в рыночной среде и работает над заказами крупных горно-металлургических компаний Казахстана.

«Очень хорошие у нас достижения по огнеупорам. Это Темиртау Карметкомбинат (ArcelorMittal Temirtau. – Ред.), сейчас потихоньку мы вытесняем импортных поставщиков. Я думаю, что в ближайшее время до 15-20% всех поставок огнеупоров Карметкомбината мы можем уже заменить. Мы сейчас начали поставлять огнеупорные материалы нового поколения группе ERG. В «Казцинке» мы начинаем серьезное направление. Крупные внедрения у нас по медным технологиям, гидрометаллургическим производствам, производство рения мы сейчас налаживаем у себя из отходов. С «Казцинком» у нас работы. Очень много работ по переработке новых никелевых руд – новые производства практически основаны на наших технологиях. Вот то, что запускали заводы в Актогай медные предприятия (Kaz Minerals. – Ред.), мы разрабатывали им регламенты и технологии. В Балхаше был построен цинковый завод по нашей технологии, к сожалению, он сейчас остановился из-за неправильных каких-то моментов, но сейчас они возобновляют. Таких работ достаточно много», – рассказал он.

Кроме того, центр разработал технологии для многих недавно запущенных, действующих и расширяющихся металлургических заводов в стране, указал Жарменов, отвечая на вопрос inbusiness.kz.

«Во всех проектах заложены основы наших технологий – и ванадий (ванадиевый завод в Кызылординской области. – Ред.), и ферромарганец в Таразе, силикомарганец. Там проблема не в технологии – вот то, что расширить хотят. Там сегодня проблемы, особенно в марганцевой части, у Таразского металлургического завода, Темиртау (очевидно, имеется в виду Темиртауский электрометаллургический завод. – Ред.) – карбидные печи мы переделали тоже на силикомарганец, ферромарганец, в Казахстане сегодня практически нет марганцевого сырья. Из-за этого у них будут проблемы, и речь об их расширении будет идти только тогда, когда они найдут сырьевую базу для этих производств. Ванадиевое производство мы наладили, но оно не совсем пошло сегодня, работает, но на привозном сырье из России – руду они не перерабатывают. Сейчас мы по руде провели последний раз такие переговоры и начали работу – возить эту руду. Таразский фосфорный завод есть, и там извлекать ванадиевые шлаки и оттуда уже извлекать ванадий – эта работа продолжается. Во всех этих работах мы основные разработчики технологии, именно наше предприятие», – уточнил он.

В то же время научные разработки центра задействованы на одном из гидрометаллургических заводов Казахстана, который имеется у Kaz Minerals.

«Kaz Minerals – первую катодную медь мы получили, это мы там участвуем, пуско-наладочные работы идут. Так что обычно пуско-наладочные работы при хорошем раскладе через три-шесть месяцев заканчиваются, и пойдут серийные производства», – проинформировал Жарменов.

В своем выступлении он упомянул технологию КИВЦЭТ (кислородно-взвешенный циклонный электротермический процесс. – Ред.), которая стала известной в 70-80-е годы прошлого века. При этом глава НЦКПМС не считает, что она устарела.

«КИВЦЭТ, когда я говорю, все говорят: это старая технология. Вообще, в цивилизации придумано всего 10-12 разновидностей печей. Если одна из этих 12 за всю цивилизацию появившихся печей в Казахстане – КИВЦЭТ, это означает, что мы еще 100-200 лет с этим КИВЦЭТом будем работать и модернизировать. Это новая форма печи, там, где обжиговая и плавильная части на одном дне расположены, только они отделены. Это новый подход к процессу металлургической плавки. Ее вот только в 2014/15 году внедрили в Китае, новые заводы построили. Поэтому КИВЦЭТ – это не устаревшая технология, она только начинается, появилась как домна 100 лет, точно так же и КИВЦЭТ будет еще 200 лет», – прогнозирует он.

В заключение научный специалист прокомментировал по просьбе inbusiness.kz перспективы цинкового проекта Шалкия в Кызылординской области, чьим развитием сейчас занимается нацкомпания «Тау-Кен Самрук».

«Шалкия, мое личное мнение, – это тот огромный проект, который должен делаться, когда у государства все нормально: есть запас денег, профицит бюджета. При такой сложной кризисной ситуации Шалкию вообще не надо было начинать. Это мое личное мнение, и я это высказывал всегда на всех уровнях. Поэтому я сейчас не могу сказать, как пойдет Шалкия дальше», – отметил он.

Данияр Сериков

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK