/img/tv1.svg
RU KZ
«В Казахстане много воды и земли, поэтому никто это не считает»

«В Казахстане много воды и земли, поэтому никто это не считает»

Чрезвычайный и полномочный посол Государства Израиль в Казахстане Лиат Вексельман в интервью inbusiness.kz рассказала, чем АПК ближневосточной страны отличается от нашего и в чем секрет экономического чуда и взаимовыгодного сотрудничества.

08:23 03 Октябрь 2020 8259

«В Казахстане много воды и земли, поэтому никто это не считает»

Автор:

Семен Данилов

Госпожа посол, насколько сотрудничество с Казахстаном представляется интересным для Израиля? В частности, с Актюбинской областью?

Казахстан – лидирующая страна в Центральной Азии. Она имеет важное стратегическое расположение, находясь между Китаем и Россией. Республика Казахстан является одним из ключевых игроков на мировой арене. Для нас очень важно сотрудничество с вашей страной, которая участвует во многих мировых процессах, причем во многих случаях в качестве медиатора. Эту политику начал проводить Елбасы. Например, по инициативе Нурсултана Назарбаева в Казахстане проводятся съезды лидеров мировых религий, на которые приезжает главный раввин Израиля. Но в нашей стране есть также православные, бахаиское меньшинство. Их лидеры тоже участвуют в работе съезда.   

Я впервые в Актобе, и ваш город произвел очень хорошее впечатление. Широкие дороги, ухоженные дома, развитая инфраструктура. Хочу отметить, что Актюбинская область открыта и готова к сотрудничеству. Мы в свою очередь тоже открыты к сотрудничеству. Основные направления экономики вашего региона – это индустрия и АПК. Израиль является страной высоких технологий, особенно в сфере сельского хозяйства. Это применение капельного орошения, новации в животноводстве, птицеводстве, растениеводстве и так далее. Вот это те направления, по которым мы хотим сотрудничать с вами.

Насколько широко израильские технологии представлены сейчас у нас в регионе?   

Они представлены, но есть еще большой потенциал. В этом есть заинтересованность руководства вашего региона. Это тепличные комплексы, животноводческие фермы. Также актуальна тема ирригации. Израиль называют страной стартапов – Start-up nation. Известный бренд, и это не просто слова. Возьмем те же дроны. Их можно использовать как в военных целях для охраны границ или защиты от террористов. Но стоит чуть-чуть изменить технологию, и их можно применять в сельском хозяйстве.

Как вы считаете, насколько привлекателен инвестиционный климат в Актюбинской области?

У вашего региона очень выгодное географическое расположение, и здесь хорошие условия для ведения бизнеса. Но настоящее устойчивое сотрудничество – это когда вкладывается капитал с обеих или даже с трех и более сторон. Это не так, что кто-то пришел, продал и ушел. Нет, мы такое не приветствуем. Если некая израильская фирма продает технологию, то она заключает контракт на несколько лет. Это долгосрочное сотрудничество. Могут возникнуть какие-то вопросы. К тому же фирма проводит курсы повышения квалификации. Либо наши специалисты приезжают сюда, либо ваши сотрудники приезжают к нам. Идет обновление оборудования. Как вариант – создание совместного предприятия.

В Актюбинской области много выпускников курсов повышения квалификации программы МАШАВ при МИД Израиля. Для нас люди, которые получили такое образование в нашей стране, используют опыт и (или) передают его другим, представляют особый интерес. Мы их поддерживаем. Мы планировали в этом году направить группу из 20 человек со всего Казахстана на обучение предпринимательству в Израиль. Но пандемия спутала планы.

В Израиле очень сильно развит АПК. Какие проблемы вы видите в казахстанском сельском хозяйстве?

Люди боятся вкладывать деньги в АПК. Приезжала наша бизнес-делегация в сфере АПК и проходила встреча с вашими (казахстанскими. – Прим. авт.) фермерами. Меня поразило следующее. Фермеру говорят: ты получаешь доход N. А не хочешь получать его в два раза больше? Тот отвечает, что нет, не хочу и так хватает. Если зарабатываешь тысячу долларов, неужели не хочется заработать две тысячи? Но для этого надо только немного вложиться. Да, оборудование окупается не за один год, а за несколько лет. Но оно окупится 100%, и будет больше прибыли.

У нас в стране любой бизнес хочет расти. А так как внутренний рынок мал, предприниматели выходят на рынки Европы, США, а теперь и в Азию, в том числе Центральную Азию. А у вас маленький фермер говорит, что зарабатываю и зарабатываю, мне хватает. State of mind – настрой в голове. Хотя есть довольно продвинутые фермеры.

В вашей стране развит социальный бизнес. Расскажите об этом.

Согласно нашему законодательству, изменение, которое мы приняли несколько лет назад, большие частные компании и любые государственные организации обязаны 5% рабочих мест, а раньше было только 3%, предоставлять людям с ограниченными возможностями. Если это не делается, то фирме придется платить большой штраф. Кстати, эти деньги идут на решение проблем с занятостью. И это правильно. В стране делается все возможное, чтобы люди не сидели дома, а работали, чувствовали себя полноценной частью общества. Это положительный фактор для устойчивого развития экономики. И это правильно чисто по-человечески. У нас люди с ограниченными возможностями работают везде, и в МИД, и в парламенте, и так далее. Они получают зарплату и гордятся своей работой.

Израиль – страна с населением 8 млн человек, что в два с лишним раза меньше, чем в Казахстане, и площадью в 110 раз меньше, кормит сама себя, экспортирует товары и технологии. Как удалось достичь экономического чуда?

На заре создания государства Израиль 72 года назад были очень тяжелые условия. С одной стороны – засуха, с другой – непроходимые болота. Но настрой у людей был выжить и поднять страну. И надо сделать так, чтобы при этом не зависеть от других. Высокая мотивация и очень умная политика правительства. К тому же гибкость бизнеса. Приведу пример. Возьмем тканевые многоразовые маски. Появились высокие технологии, и лет 30 назад или чуть больше у нас закрылись текстильные производства. А тут вдруг пандемия. Почти во всех странах сразу запретили экспорт продукции, связанной с защитой от коронавируса. Каждая страна должна была обеспечивать себя сама средствами защиты. И мы начали производить тканевые маски.

То же самое и в сфере АПК. Тут тоже во главу угла поставлена независимость и безопасность. Да, есть продукция, которую мы импортируем. Например, мясо из Аргентины, Польши. Свое, конечно, тоже производим. Молочная продукция у нас своя. Некоторые отрасли АПК субсидируются государством, и это правильно. Но изначально ничего не было. И у нас появился девиз: «Расцвети пустыня!». А климат в Израиле очень тяжелый. В Иорданской долине очень жарко и сухо. Но там сейчас выращивают на экспорт помидоры и финики. Потому что правильно построили, внедрили капельное орошение. Лишних трат воды нет абсолютно. Каждая капля стекает непосредственно к корню растения. Это не сплинкерный полив, где воды уходит в десятки раз больше и она испаряется. Ресурсы у страны маленькие, поэтому никаких лишних трат. Поэтому все сконцентрировано и направлено точно в цель.

А в Казахстане много воды и земли, поэтому никто это не считает. Это касается и простых потребителей. У нас нет такого, что моешься, сколько хочешь. Даже во время чистки зубов экономим воду. Бережное отношение к ресурсам. 80-90% воды, используемой в сельском хозяйстве, – продукт переработки канализационных стоков.

Насколько пандемия повлияла на экономические отношения между Казахстаном и Израилем?

У нас было запланирована реализация очень хорошего и важного проекта: прямое и регулярное авиасообщение между нашими странами. В мае-июне этого года самолеты должны были начать выполнять полеты из Израиля в Казахстан. К сожалению, этого не произошло. Конечно, это сильный удар по экономике. Мы отрабатывали этот проект с одной из израильских компаний, чтобы возить в Казахстан туристов.

Госпожа Вексельман, насколько велика ответственность представлять свое государство в другой стране? Чем-то приходится жертвовать в личной жизни?

Ответственность очень большая. Чем-то приходится, конечно, жертвовать. Всякие бывают моменты. Если человек занимается карьерой, то неважно, посол он или шеф-повар. Работа занимает очень много времени. Но у меня, как и у многих, есть семья – муж, дети. Мне непонятна позиция категоричных людей: или карьера, или семья. Если я выбрала карьеру, это не значит, что я отказалась быть любящей женой и мамой.      

Спасибо за интервью!     

Семён Данилов

Подписывайтесь на телеграм-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!