/img/tv1.svg
RU KZ
В Казахстане только 15% дел о пытках передается в суд

В Казахстане только 15% дел о пытках передается в суд

Смерть в Павлодаре двух осужденных послужила поводом собрать представителей уголовной системы и правозащитников.

14:01 29 Январь 2018 32952

В Казахстане только 15% дел о пытках передается в суд

Автор:

Марина Попова

«Последние два года мы видели резонансные дела, связанные с пытками в местах лишения свободы, полицейских участках, которые проходили во всех регионах Казахстана. Нет региона, свободного от пыток. В Павлодаре тема пыток заканчивалась летальным исходом осужденных. Причем это один из первых регионов, где наша организация начала реализовывать первые шаги тюремной реформы в 1998 году», – рассказал abctv.kz региональный директор представительства Международной тюремной реформы PRI в Центральной Азии Азамат Шамбилов.

Пока гром не грянет
«В минувшем году в Казахстане из зарегистрированных комитетом правовой статистики и информации при генеральной прокуратуре 84 дел о пытках 16 совершены органами внутренних дел, четыре – сотрудниками УИС (уголовно-исполнительная система), одно – сотрудниками службы экономических расследований. Только 13 дел направлены в суд, из них по двум делам прерваны сроки досудебного расследования за неустановлением лица, совершившего преступление. Статистика показывает, что только 15% дел передается в суд», – сообщил в ходе круглого стола в Павлодаре по теме «Места временной и длительной изоляции от общества – свободные от пыток» председатель общественного совета министерства внутренних дел РК Марат Когамов.

В 2016 году двое осужденных погибли в колониях Павлодара, где отбывали сроки заключения. По мнению члена Павлодарской областной коллегии адвокатов Светланы Ковлягиной, эта ситуация, скорее, прогнозируемая.

«Я считаю, что это пороки уголовно-исполнительной системы.  В 2004 году было первое серьезное обысковое мероприятие, когда на территорию АП (исправительное учреждение АП-162/3. – Прим. автора) были введены войска. Всех на плацу посадили, и люди в масках по ним дубинками прошлись. Жалобы были собраны, но реакции – ноль.  В 2015 году вновь обысковые мероприятия, опять людей избили, опять сигнализируем, и реакции никакой. В результате в 2016 году получили два трупа. Тогда за голову схватились», – сообщила abctv.kz адвокат.

В первом случае жертвой стал экс-чемпион РК по дзюдо Бахытжан Абдыкаримов, который был обнаружен с перерезанным горлом на территории павлодарской колонии АП-162/3 в феврале 2016 года. Как следует из материалов дела, за три дня до смерти павлодарского спортсмена неоднократно избивали за нарушение режима. Причем рукоприкладство происходило как в служебных кабинетах сотрудников колонии, так и на территории режимного объекта при других осужденных. Двое сотрудников спецучреждения АП-162/3 обвинялись сразу по трем статьям: «пытки, совершенные группой лиц по предварительному сговору, неоднократно», «доведение до самоубийства» и «злоупотребление должностными полномочиями». Еще один фигурант дела – экс-начальник колонии обвинялся в злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем тяжкие последствия.

В той же колонии и в том же году один из осужденных, прибывший из Балхаша в Павлодар для отбытия наказания, в результате полученных телесных повреждений в виде черепно-мозговой травмы скончался в учреждении. По данному делу привлекается 16 человек, причем, 11 из них – это сотрудники органов уголовно-исполнительной системы. Как отметил в ходе круглого стола в Павлодаре прокурор Павлодарской области Серик Караманов (на момент проведения мероприятия он еще числился прокурором Павлодарской области перед выходом на пенсию. – Авт.): «По делу проходят 26 потерпевших, это очередной этап, который прибыл для отбытия наказания в нашу область. Их прогнали через строй, как обычно, и применили всевозможные действия, которые унижали их достоинство, был нанесен физический и моральный ущерб этим гражданам».

В медицинской помощи отказано
По мнению Светланы Ковлягиной, смерть можно было предотвратить, если бы на место выехала скорая помощь. «Но они этого не делают, ссылаясь на то, что есть своя больница в одной из колоний. Но у них нет своей скорой помощи, а только автозак. Пока он прибыл на место происшествия, пока доехал до своей больницы, ушло два часа. Это потерянное время для пострадавшего. В результате он умер. Медики подчиняются начальнику учреждения, что он сказал не фиксировать, так и делается. Ни один осужденный не должен умирать в местах лишения свободы. Государство гарантирует каждому гражданину бесплатную медпомощь в рамках гарантированной бесплатной помощи. Но почему-то в наши исправительные учреждения скорая помощь не выезжает. Необходимо вернуться к вопросу передачи медицинской службы КУИС в ведение гражданского здравоохранения. Вопрос обсуждается, с ним согласны на самом высоком уровне».

По информации юриста ОО «Комитет по мониторингу уголовной реформы и правам человека» Натальи Ковлягиной, на сегодняшний день не урегулирован вопрос по лечению иностранных граждан, отбывающих наказание в исправительных учреждениях Казахстана.

«Лекарственные препараты бесплатно выдаются только в том случае, когда заболевание представляет опасность для окружающих. В случае хронических заболеваний лечение оплачивается за свой счет. С мая 2017 года в отделении ЦСБ (центр систем безопасности. – Прим. автора) находится осужденный – гражданин Узбекистана, с диагнозом «онкология четвертой степени». Состояние здоровья осужденного существенно ухудшилось, болезнь прогрессирует. В суд было направлено ходатайство об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания в связи с болезнью. Однако суд в удовлетворении ходатайства отказал. Таким образом, Республика Казахстан лишает осужденного права на здоровье и фактически права на жизнь», – считает она.

Система ГУЛАГа
На сегодняшний день Казахстан в общемировом рейтинге занимает 48-е место по общему количеству тюремного населения и 70-е место по индексу на 100 тысяч населения. Как отметил Азамат Шамбилов, снижение данного показателя напрямую свидетельствует об отношении государства и принимаемых им мер, одновременно свидетельствуя о развитии правовых механизмов.

«Однако для страны с относительно невысоким количеством населения это все еще высокий показатель. На начало текущего года тюремное население страны составляет 35219 человек. С учетом снижения тюремного населения, а также ввиду изношенности учреждений несколько учреждений закрыты. В уголовно-исполнительной системе функционируют 17 СИЗО и 69 исправительных учреждений. Но пытки могут происходить не только в тюрьмах и СИЗО, ИВС и полицейских участках. Сегодня представитель прокуратуры говорил о прозрачных комнатах. Да хоть все здание сделайте прозрачным, но это не мешает иметь подвальное помещение, есть незаконно снятые квартиры, транспортировка, во время которой применяются пытки», – говорит он. Тем не менее, региональный директор отметил, что КУИС идет навстречу их организации. Говоря о практике посещений неправительственными организациями мест заключений, за последние четыре года количество посещений увеличилось. Если в 2014 году их было 277, то в прошлом году – 572 посещения.

По мнению Азамата Шамбилова: «Наказание, которое сегодня реализуется в Казахстане, это система ГУЛАГа, основанная только на наказании, тотальном разрушении личности человека. Есть осужденные, отбывающие наказание в 10 лет, по выходу на свободу они совершенно несоциализированные.  Условия содержания осужденных должны быть максимально приближены к тому, что имеется на свободе. Мы возвращаем в общество человека, который готов сорвать у вас сумку, чтобы прокормить себя. Они не имеют ни жилья, ни работы. На сегодня в Казахстане нет ни одного региона, где акимат сопровождал бы полную социализацию осужденных. Только в этом случае можно говорить о сокращении рецидивов со стороны заключенных».

По оценке специалистов, в каждой седьмой казахстанской семье кто-то из родственников отбывал срок наказания за совершенное преступление.

Марина Попова