/img/tv1.svg
RU KZ
В НПП ставят вопрос об аудите научных грантов

В НПП ставят вопрос об аудите научных грантов

Уровень финансирования науки в республике в 2015 году составил 0,17% от ВВП, что является одним из самых низких мировых показателей.

14:08 03 Ноябрь 2016 3874

В НПП ставят вопрос об аудите научных грантов

Автор:

Клара Ларина

«Уровень финансирования науки государством в Казахстане достаточно низок. В 2015 году он составил 0,17 % от ВВП страны. Даже африканские страны тратят на науку и внедрение инноваций больше. Так, доля соответствующих расходов в ВВП в Кении по сравнению с Казахстаном выше в четыре раза (0,79 %), в два раза выше - в Гане (0,4 %) и Мозамбике (0,4 %)». Такие данные огласил в Кентау на республиканской научно-технической конференции IndustrialSynergy2016, посвященной вопросам развития наукоемких производств и инноваций в Казахстане, заместитель председателя правления НПП «Атамекен» и экс вице-министр образования и науки  Мурат Абенов.

Мурат Абенов подчеркнул, что казахстанский показатель ниже критического уровня, определяемого в 1%, тогда как в развитых странах нормальной считается доля от 3 до 5 %. Для сравнения он привел данные по затратам на науку пятерки лидеров последних лет: Израиль (3,9 %), Финляндия (3,5 %), Швеция (3,4 %), Дания (3,0 %), Германия (2,9 %).

Речь идет, напомним, о данных рейтинга стран мира по уровню расходов на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) ЮНЕСКО, который выражается в процентах от ВВП и считается одним из ключевых показателей научно-технического развития страны. К слову, рекомендуемая Международным академическим советом доля расходов для развивающихся стран составляет 1-1,5 % от ВВП. 

Наряду с низким уровнем затрат на эту сферу серьезной проблемой является ежегодное сокращение финансирования научной и научно-технической деятельности, констатировал спикер. Так, если в прошлом году оно, по данным зампредседателя «Атамекена», составляло сумму в 35,1 млрд тенге, в этом - 33,4 млрд тенге, в 2017 планируется 31,6 млрд, в 2018 - 29,9 млрд.

При этом выделяемые средства распределяются неэффективно, добавил Мурат Абенов: «Большая часть средств – до 95 % - уходит на фундаментальные исследования. Очень мало средств идет на прикладные исследования, внедрение инноваций в реальные производства. То есть деньги выделяются не на реализацию проектов, нацеленных на выпуск продукции, а просто - на теоретические исследования, которые не приносят никакой пользы для экономики страны».

В числе значимых проблем он также назвал недостаточную информированность представителей производства о мерах государственной поддержки, отсутствие механизма, обеспечивающего открытость и прозрачность выдачи и использования грантов, выделяемых на научные исследования.

«Это вызывает закономерные вопросы - куда ушли деньги, кто выиграл, на что потрачены, почему они не стали готовой продукцией или услугами? – отметил выступающий. - Нет четкой базы данных в этой сфере, информация разрозненна между различными организациями (Комитет науки, АО «Национальное агентство по технологическому развитию» (НАТР), Центр коммерциализации технологий и так далее). При подготовке к этой конференции мы хотели, но так и не смогли, получить информацию о результатах исследований, проведенных за счет государственных средств».

«При освоении подобных средств запросы промышленников редко учитываются из-за отсутствия понятных механизмов взаимодействия науки и бизнеса, - продолжил г-н Абенов. - Нередко бизнес и исследователи разговаривают на разных языках. Для того чтобы предприниматели поверили в состоятельность того или иного решения, необходимо упаковать идеи исследователей в понятную для производственника оболочку. Нельзя, конечно, сказать, что результаты исследований отечественных ученых не интересуют никого из предпринимателей, но примеров плодотворного взаимодействия не очень много. В целом предпринимательское сообщество периодически сигнализирует нам об оторванности научных исследований от нужд реального сектора экономики».

Об этом действительно говорили многие участники конференции. «Сегодня мы сталкиваемся с проблемой фактического отсутствия в стране должной отраслевой науки в области электротехники, - сказал председатель наблюдательного совета ХК «Alageum Electric» Сайдулла Кожабаев. – Из-за отсутствия специалистов нам приходится обращаться в научные институты других стран, а эти услуги недешевы. Возникает вопрос: а по какому назначению идут выделяемые у нас в стране на научные разработки средства? Я не знаю ни одного примера их производственного внедрения. Видимо, разработки просто пылятся на полках, потому что никому не нужны. А зачем наука, если ее плоды не востребованы на практике? От нашей Академии наук, кажется, осталось одно только название…».

Выступление президента АО «Алматинский вентиляторный завод» Марата Баккулова и вовсе состояло преимущественно из неудобных риторических вопросов: «А где эти миллиарды, выделенные на науку?! Почему телефон, которым мы пользуемся, не казахстанский?! Зачем нам наука, если мы не видим и не пользуемся ее практическими результатами?!... У нас есть ученые, целый Комитет по науке, Академия наук. А хотя бы один ученый разбирается в трансформаторах, может спрогнозировать, что будет с ними дальше, куда им развиваться?!.. Да, у нас есть ученые, но зачем они нам, если это просто атрибут?!».

Любая прикладная наука, убежден Марат Баккулов, должна иметь конкретные ощутимые и оценимые результаты. Для нас, налогоплательщиков, они должны быть очевидны. Это – конечная продукция, выпущенная производством, получившим деньги на разработку и внедрение того или иного проекта.

На форуме прозвучали разные идеи и предложения по улучшению нынешней ситуации. Как рассказал в интервью Мурат Абенов, они будут обобщены и направлены правительству, профильным ведомствам и депутатам. В частности, предлагается увеличить финансирование науки, обеспечить прозрачность использования и контроля средств, которые тратят на нее компании-недропользователи.

Также - обеспечить прозрачность проведения различных конкурсов и грантов, принятых по ним решений и полученных результатов. В первую очередь, отметил Абенов, они должны быть нацелены на реальное производство, также необходимо обязательно закреплено требование: компании, получающие финансирование, должны гарантировать результаты, если их не будет, они должны возвратить выделенную им сумму.

В НПП также ставят вопрос о необходимости проведения общественного аудита средств, ушедших на научные исследования, чтобы выяснить, какие предприятия получили деньги налогоплательщиков и привело ли это к какому-нибудь реальному результату. Тотальная ревизия исследований хотя бы за последние несколько лет к тому же позволит выявить пул прикладных исследований и предложить их предпринимательскому миру.

Кроме того, для более эффективного взаимодействия бизнеса и науки в сфере внедрения разработок палата предлагает создать единую информационную площадку, возможно, в виде ассоциации, на которой будет объединен потенциал научных и производственных организаций, а также госинститутов. Там можно будет оказывать поддержку предпринимателям, в том числе информационную и методологическую. Для предприятий, не имеющих достаточных финансовых и организационных ресурсов для содержания собственных научных отделов, это станет самым приемлемым вариантом.

«Только в таком взаимодействии, такой связке – наука, производство и государство – можно будет добиться успехов. Там, где произошла такая синергия, объединение различных возможностей, деньги на науку тратились более эффективно и дали результат», - отметил замглавы НПП.

В качестве позитивного примера им, а также всеми другими спикерами приводился Кентауский трансформаторный завод (КТЗ), входящий в состав холдинговой электротехнической компании «Alаgeum Electric». Перед пленарным заседанием участники конференции совершили экскурсию на КТЗ, познакомились с его историей, увидели воочию его последние разработки, посетили созданный на базе завода политехнический колледж.

В 1997 году, когда КТЗ находился в разрушенном вымирающем состоянии, объем товарной продукции, произведенной 760 работниками, составлял 1 млн долларов. А в 2014 году, когда на заводе работало порядка 1100 человек, было выпущено товарной продукции на 100 млн долларов.  То есть доходы предприятия за этот период увеличились в 100 раз.

Произошло это в первую очередь за счет увеличения собственных инвестиций в оборудование и внедрение инноваций, а также благодаря тесному сотрудничеству с научными институтами, формированию кадров в собственном учебном учреждении. Подобное взаимодействие руководство НПП считает показательным примером и предлагает ориентироваться на такой подход другим предприятиям страны.

В целом, резюмируя сказанное, г-н Абенов заключил, что называть отечественную экономику на данный момент инновационной «сложно». Между тем, вопрос инноваций и науки предельно важен, так как является одним из ключевых факторов повышения производительности труда.

А без увеличения производительности труда, напомнил он, невозможно добиться ключевых показателей долгосрочного развития Казахстана - увеличения ВВП на душу населения до 60 тыс. долларов и достижения 50 % доли малого и среднего бизнеса в ВВП страны к 2050 году.

На сегодня доля вклада МСП в ВВП составляет 26,2 %. Производительность труда - 25,6 $/час, тогда как в среднем в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), чьи индикаторы являются базовыми ориентирами для вхождения Казахстана в число 30 развитых стран мира, эта цифра составляет 46,5 $/час. Доля МСП РК в экспорте – 17 %, в среднем в ОЭСР – 53 %.

Клара Ларина, Шымкент