RU KZ
За фотографию – полцарства: как работают в кризис фотогалереи

За фотографию – полцарства: как работают в кризис фотогалереи

08:02 28 Ноябрь 2020 9816

За фотографию – полцарства: как работают в кризис фотогалереи

Автор:

Мадина Ерик

Духовная пища нынче у казахстанцев вряд ли в приоритете. Пандемия заставила больше думать о хлебе насущном, и понятно, что картины, скульптуры и уж тем более фотографии, пусть даже от самых именитых творцов, отошли на последний план в масштабной задаче выжить.

Но что делать бизнесменам, для которых дарить искусство стало не только заработком, но и образом их жизни? Наш герой Рустам Касымов – владелец фотогалереи под известным брендом YellowKorner – приложил по-настоящему огромные усилия для того, чтобы привезти этот бренд в Алматы. Сумел ли коронавирус убить искусство – об этом галерист рассказал в интервью корреспонденту Inbusiness.kz.   

Рустам, Ваша фотогалерея – это Ваше детище, увлечение, не просто бизнес, насколько я знаю. Не пожалели, что решили начать это дело? Времена сегодня нелегкие, у народа денег нет на фотографии, безусловно, очень красивые, но не дешевы­­­­­­­е…

Изначально это был не коммерческий проект, а больше, так сказать, имиджевый. Когда задумывался, целью было дать больше культуры и красоты нашим гражданам. Ведь, согласитесь, это не просто фото, а целое произведение искусства.

Соглашусь. Фотографии действительно впечатляют. Давайте с самого начала – расскажите, как пришла идея открыть фотогалерею в Алматы, как долго Вы шли к своей мечте? Очень интересно, как удалось договориться с франчайзи – всемирно известным брендом Yellow Korner?

В первый раз я увидел фотографию этого бренда в одну из моих поездок в Корею, в город Сеул. Не знаю почему, но она меня очень сильно зацепила, хотя я не купил ее, цена испугала – 100 долларов за фотографию. Но я себе пообещал, что обязательно когда-нибудь куплю. И, когда в следующий раз я поехал в Сеул, я уже позволил себе приобрести эту фотографию и просто восхищался ею. После в Интернете я заказал еще пять фотографий, получил заказ, они мне так понравились, что я сделал заказ еще на 100 фотографий. А когда ко мне приходили друзья и знакомые, они, конечно же, выражали свое восхищение, увидев фотографии, и стали покупать их у меня. Так я стал изучать бренд YellowKorner, а это Франция, Париж. Писал им, просил дать право на франшизу. Но в ответ меня просто игнорировали. Как-то увидел, что есть галерея YellowKorner в Санкт-Петербурге. Связался с ними, попросил их замолвить слово за меня, чтобы мне хотя бы ответили. И вот, YellowKorner, Париж, вышел на связь. Одним из их условий был мой приезд в Париж на личную встречу. Я, естественно, вылетел, переговоры прошли успешно. Вторым условием был месяц стажировки у них. Что я и сделал.  

Да, все очень непросто. По каким правилам с франчайзи Вы работаете сегодня? Какая ответственность на Вас перед ними? Какой размер роялти? Были ли попытки договориться в нынешних условиях о смягчении, возможно, требований, когда кризис затронул все страны и все сектора, и понятно, что искусство сегодня не приоритет?

Все условия и правила оговорены в контракте. Размер роялти тоже указан, и по условиям мы не можем его оглашать, извините. Касательно смягчения и изменений условий в нынешней ситуации представители YellowKorner планировали прилететь в Алматы в октябре и все обсудить на месте. Но на сегодняшний день вся Франция ушла в локдаун. Ждем лучших времен для встречи.

Рустам, давайте пока в цифрах поймем, как обстоят у Вас дела сегодня – есть прибыль за период с марта до сегодняшнего дня? Какие убытки Вы понесли за это время? Или в Вашем случае Вы просто заморозили галерею до лучших времен?

Галерея в период карантина была закрыта, как и многие другие бизнесы. Да, наверное, это можно назвать заморозкой, то есть ни о какой прибыли речи не идет. Но мы не отказались от проекта, думали и размышляли о том, как дать ему новый толчок. Кстати, сменили локацию. Открылись на новом месте в Villa Boutiques & Restaurants. Посчитали, что данная локация более интересна для нашего проекта. То есть пробуем, экспериментируем в тех рамках, позволенных нам, франчайзерам, по контракту.

Вы когда-нибудь подсчитывали, сколько фотографий Вы продали за все время работы фотогалереи? Интересно здесь понять портрет Вашего покупателя – кто он? Большой ценитель фотоискусства или тот, кто просто пытается быть в тренде и украшает свои дома модными фото от модных брендов и фотографов?

На данный период мы продали более тысячи фотографий, это около 70% от всего, что у нас было. Все покупатели разные. Но отмечу одно: кто приобрел хоть один раз фотографию, всегда возвращаются. У нас есть клиенты, которые специально приезжают из других городов за нашими фотографиями. И да, среди них есть настоящие ценители фотоискусства, которые, как я когда-то, однажды увидев сюжет фотографии, уже не могут найти спокойствие, пока не приобретут. Есть и те, кто с удовольствием украшает свои дома нашими фотографиями – это действительно очень стильно и красноречиво.

Сейчас бизнес, подобный Вашему, очень неплохо мог бы работать в онлайне, как считаете? Или Вы здесь также ограничены правилами по франчайзингу? Насколько вообще Вы можете креативить в поиске инструментов спасения своего бизнеса?

За весь период карантина в онлайне мы ни одной фотографии не продали, поскольку это тот продукт, который требует только прямой продажи. Вы правильно заметили, фотографии у нас недешевые, поэтому и мы, как продавцы, и покупатели предпочитаем живой контакт при выборе, при обсуждении покупки. В онлайне это невозможно.

Давайте поймем ассортимент Вашей фотогалереи сегодня. Чьи фото Вы сегодня предлагаете? Насколько это дорогие по цене работы? Я знаю, что у Вас можно купить фотографию за два миллиона тенге и выше. Объясните, из чего складывается такая цена? Или здесь такой же принцип, как и с картинами великих художников, когда важны история фотографии и ее автор?

Самое важное, что все фотографии галереи - это Limited Edition от самых популярных международных фотографов. Я считаю, что искусство не может быть дешевым продуктом. Фотография за два миллиона тенге – да, у нас была такая, их по всему миру только три экземпляра. Кстати, именно за эту фотографию у нас была настоящая борьба, три клиента хотели заполучить ее. Да и в целом я обратил внимание, что более дорогие фотографии у нас намного успешнее продаются. Получается, на настоящую красоту казахстанцы не скупятся.

А могут ли казахстанские фотографы быть настолько успешными? У нас в обществе уже сложилось отношение к фотоискусству больше как к хобби, а не как к средству для заработка, насколько это правильно? У нас ведь, наверняка, немало талантливых фотографов.

Мы отправляли работы наших казахстанских фотографов, но ни одна фотография, к сожалению, не прошла комиссию галереи. Я не знаю, в чем тут дело, хотя соглашусь с Вами, талантливых ребят у нас много, наверное, нужно совершенствоваться.

Я знаю, что это не единственный Ваш бизнес, где Вы еще заняты сейчас? И насколько это правильно – дифференцировать направления, пусть даже совсем разные, как в Вашем случае? Не проще ли изучать и экспериментировать на одном-двух рынках?

На данный момент у меня девять направлений бизнеса. Насчет того, что бизнес нужно дифференцировать, я скажу, что это обязательно. Это не только интереснее, это прежде всего безопаснее. Всегда нужно рисковать в меру, имея в кейсе проекты, способные адаптироваться к разным кризисным условиям. Это сложно, но это правильно.

Рустам, что будете делать, если наступит вторая волна пандемии, по прогнозам, еще более тяжелая. Как будете спасть свой бизнес?

Работать, работать и еще раз работать. Я всегда себе говорю: там, где большие трудности, большие возможности.

Спасибо за беседу, успехов!

Мадина Ерик

Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!