/img/tv1.svg
RU KZ
Заработать на девальвации?

Заработать на девальвации?

Валютная привязка тарифов предприятий-монополистов рождает риски для их потребителей.

18:28 26 Сентябрь 2016 1428

Заработать на девальвации?

Автор:

Фото: Жанболат Мамышев

В настоящее время тарифы предприятий-монополистов, в случае если они разработали долгосрочный план развития и заняли средства международных финансовых институтов, могут меняться вслед за изменением курса тенге. С одной стороны – это дает возможность продолжать гасить свою задолженность перед зарубежными банками и фондами, с другой – рождает риски довольно резких колебаний стоимости услуг монополистов.

Заместитель исполнительного директора ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Максим Кононов отмечает, что нормы, предусматривающие «особый порядок» для предприятий, которые привлекают международные займы, не закреплены на законодательном уровне, а предусмотрены только на уровне подзаконного акта, что позволяет регулятору оперативно без широкого обсуждения вносить изменения и дополнения в него, выгодные той или иной стороне. При этом основной документ в сфере естественных монополий – закон «О естественных монополиях и регулируемых рынках» - был принят еще 1998 году

«В целом особый порядок, введенный год назад на уровне подзаконного акта, может считаться спорным и нарушать права потребителей, МСБ, крупного бизнеса. На наш взгляд, концепция особого порядка регулирования не отвечает принципу экономической обоснованности утверждаемых тарифов и демотивирует субъектов к оптимизации затрат и повышению эффективности. Мы считаем, что он не прошел полноценную общественную дискуссию и требует парламентского закрепления на законодательном уровне», - полагает он.

Между тем, действие особого порядка позволяет монополистам в уведомительной форме повышать тарифы из-за падения курса тенге, роста цены стратегических товаров, снижения объемов, сохраняя при этом возможность получения двухзначной прибыли. «При этом пятилетняя тарифная программа, утвержденная регулятором, может обновляться в сторону роста тарифов при привлечении займов международных финансовых институтов. Такой опыт уже имеется, нескольким монополистам при привлечении займов международных финансовых организаций отменены в период действия утвержденных пятилетних тарифов и введены новые, более высокие тарифы, что исключает все преимущества пятилетних тарифов по стабильности и предсказуемости в долгосрочном периоде», - сказал Максим Кононов.

Большинство естественных монополий в настоящее время утверждают в комитете по регулированию естественных монополий и защите конкуренции министерства национальной экономики (КРЕМЗК МНЭ) пятилетние тарифные программы с привлечением инвестиций от банков, в том числе международных. В связи с этим, считает представитель АГМП, увеличение ареала действия особого порядка валютной индексации тарифных заявок может принести дополнительные затраты населению и бизнесу, так как свободный курс тенге предполагает его волатильность. «Это означает, что тарифы могут меняться и расти практически каждый год без возможности прямых санкций антимонопольного регулятора, так как расширение сферы действия особого порядка сделает половину норм «О регулировании естественных монополий» неработающими. Учитывая, что в следующем году сфера естественных монополий получит антимонопольное регулирование взамен ценового, необходимо еще раз обсудить целесообразность применения особого порядка при привлечении валютных кредитов», - говорит Максим Кононов abctv.kz

Поэтому АГМП выступает против применения такой формулы «валютные тарифы естественных монополий в обмен на инвестиции», так как это противоречит условиям жизнеспособности отечественной экономики. «Мы предлагаем исключить возможность отменять в период действия утвержденные пятилетние тарифы и вводить новые, более высокие тарифы в случае привлечения займов международных финансовых институтов. Понятно, что международные банкиры хотят продать как можно больше кредитов в отраслях, где финансовые потоки стабильны. При этом они не хотят брать на себя валютные риски, хотя обычно экономика проектов естественных монополий понятна и легко рассчитываема с учетом внушительной поддержки государства и госкомпаний», - сказал г-н Кононов. К тому же международным банкам предоставляется возможность воспользоваться долгосрочными свопами Национального банка, что уже является ощутимой льготой с учетом риска дополнительной эмиссии и свободного курса тенге.

Г-н Кононов отметил, что в Казахстане уже наблюдались попытки валютной индексации тарифов возобновляемых источников энергии и заявленные планы прописать в контрактах по закупкам недропользователей возможность изменения стоимости поставляемой продукции в случае изменения валютного курса более чем на 5-10%. О последнем предложении abctv.kz писал ранее (Доллар покажет цену).

По мнению представителя АГМП, с учетом нынешней ситуации, такого рода меры могут привести к двухзначной инфляции в тенге и повышению затрат предприятий горно-металлургического сектора, что сделает их продукцию неконкурентоспособной. «Если такая тенденция будет продолжаться, то Казахстан ожидает тотальная долларизация экономики и увеличение импорта инфляции с валютной индексацией тарифов естественных монополий», - прогнозирует он.

Максим Кононов считает, что сектора, генерирующие выручку в тенге, не должны брать на себя много валютных рисков. «Летние заимствования акиматов через выпуск облигаций доказали, что модернизацию ЖКХ можно проводить и через тенговые механизмы, без дополнительного обращения к иностранным источникам финансирования. Только недавно депутаты предложили улучшить методику подсчета внешнего долга с учетом квазигосударственных заимствований, указав на значительный рост международной задолженности Казахстана», - сказал он.

Вместе с тем, полагает он, распространение особого порядка валютной индексации только подхлестнет увеличение иностранного долга страны, стимулируя естественные монополии занимать больше в валюте, обеспечив себе гарантию валютного тарифообразования.

Жанболат Мамышев

Год валютного пессимизма

Можно ли снизить девальвационную напряженность в Казахстане?

24 Сентябрь 2019 15:19 5087

Фото: tengrinews.kz

Почти год казахстанцы живут в состоянии валютного пессимизма. По данным Нацбанка, уровень девальвационных ожиданий с августа прошлого года не снижался ниже 60%, то есть почти две трети опрошенных уверены, что девальвация не за горами.

В 2015 году главный банк страны провозгласил политику свободно плавающего курса и начал проводить работу в части дедолларизации экономики и роста доверия к национальной валюте. Но, судя по цифрам, население уверено в том, что тенге с большей вероятностью рухнет, нежели укрепится. Почему казахстанцы даже при свободно плавающем курсе не верят в тенге и возможно ли снизить девальвационную напряженность в стране?

Финансист Мурат Темирханов на протяжении года указывает на очень опасный уровень высоких девальвационных ожиданий в Казахстане, что напрямую связано с недоверием к тенге:

«Недоверие к нацвалюте по своей сути означает недоверие к экономической политике государства, что негативно сказывается на росте экономики Казахстана и ее диверсификации. В ситуации низкого доверия к тенге экономику страны от негативных тенденций спасают только сравнительно благоприятные цены на нефть и рост государственных расходов и инвестиций.

Существуют три основные причины того, что на рынке наблюдается крайне высокий уровень девальвационных ожиданий:

  • Во-первых, это непрозрачная и непонятная курсовая политика Нацбанка.
  • Во-вторых, причиной высоких девальвационных ожиданий является нелогичное изменение курса тенге к доллару, вне зависимости от фундаментальных факторов (прежде всего вне зависимости от цены на нефть).
  • И в-третьих, очень плохая развитость валютного и фондового рынков Казахстана.

С точки зрения непонятной курсовой политики Нацбанка и нелогичного поведения курса тенге предлагаю посмотреть на то, как изменялись курс тенге и девальвационные ожидания в зависимости от цены на нефть. 

Если посмотреть опрос населения, проводимый Нацбанком, с момента, когда тенге был отправлен в свободное плавание, то можно отметить, что начиная с августа 2018 года девальвационные ожидания в Казахстане стабильно держатся выше 63%. Так, последний опрос в июле этого года показал, что 70% опрошенных ожидают ослабления тенге к доллару и лишь 4,6% думают, что он может укрепиться. Это крайне высокие девальвационные ожидания.

При этом самые низкие девальвационные ожидания населения были в январе-апреле 2017-го (34-35%) и январе-марте 2018 годов (44-47%). Если посмотреть график курса тенге, то можно легко заметить, что улучшение в девальвационных ожиданиях было в периоды значительного и достаточно продолжительного укрепления тенге к доллару.

Однако картина с периодическим укреплением тенге резко поменялась с апреля 2018 года и до настоящего времени, когда курс тенге к доллару практически постоянно ослабляется, что никак не связано с фундаментальными факторами (прежде всего с ценами на нефть). Например, в январе-марте 2018 года средняя цена на нефть была в районе $68 за баррель, а в 2019 году – $65 за баррель. При этом курс тенге к доллару в тот период был на уровне 320-330, а сейчас – 370-380. Здесь возникает вполне закономерный вопрос: почему произошло такое большое ослабление тенге, если цена на ключевой экспортируемый продукт почти не изменилась? 

Также, несмотря на все заявления Нацбанка о невмешательстве в валютные торги, он активно влияет на формирование курса и имеет все возможности для этого. Помимо интервенций у него есть другие возможности влиять на тенге. Например, он управляет валютными активами Нацфонда и ЕНПФ, и продажу или покупку валюты из этих фондов на бирже он не считает своими интервенциями, несмотря на то, что своими крупными сделками из этих фондов он может легко влиять на курс.

Также вне биржи Нацбанк осуществляет большие обменные операции с госбюджетом, госкомпаниями и другими крупными государственными участниками валютного рынка, что также влияет на прозрачность и эффективность валютного рынка. 

Другим примером вмешательства Нацбанка в валютные торги являются скрытые валютные интервенции. Так, за март 2019 года Нацбанк отчитался о нулевых интервенциях, при этом глава Нацбанка в одном из интервью отметил, что после заявления Первого Президента – Елбасы 20 марта было достаточно высокое давление на валютном рынке. В этот день в виде интервенций Нацбанк потратил $304 млн, при этом до конца марта нулевой баланс по интервенциям был восстановлен.

Таким образом, Национальный банк активно влияет на то, как формируется курс тенге, но делает это непрозрачно, и никто не может понять, в чем заключается его курсовая политика.

Такая политика в итоге привела к тому, что у населения сложилось понимание, что тенге – слабая валюта и никакие положительные факторы на нее не влияют. Даже профессиональные участники финансового рынка плохо представляют, что происходит на валютном рынке и как строить свою валютную стратегию. По сути, никто не верит, что тенге может укрепиться, и этим «недоверием» сам рынок толкает национальную валюту в сторону ослабления.

Другая большая проблема – неразвитый валютный рынок. У нас нет рыночных трейдеров и спекулянтов, которые играли бы на фондовом и валютном рынках, создавали спрос и предложения для формирования курса вслед за изменениями на внешних рынках. Если сравнить с санкционной Россией, где хорошо развиты фондовый и валютный рынки, то там курс рубля изменяется в ответ на ключевые фундаментальные факторы, влияющие на курс нацвалюты, поскольку рыночные спекулянты и трейдеры двигают рынок в нужном направлении.

К сожалению, у нас Нацбанк мало что делает в развитии валютного рынка. Хуже того, он активно пытается ограничить нормальные рыночные отношения на нем, оказывая административное и регуляторное давление на банки и обменные пункты, усиливая валютный контроль, не давая возможности нормально работать валютным спекулянтам и так далее.

Казахстану срочным образом необходимо вернуть доверие к национальной валюте, а иначе ситуация с курсом дальше будет двигаться только в негативном направлении. Для того чтобы переломить текущую ситуацию, необходимо кардинально поменять курсовую и денежно-кредитную политику Нацбанка.

Прежде всего, можно привязать курс нацвалюты к корзине ключевых для Казахстана иностранных валют и добавить в нее индекс по нефти, как это предложил известный американский экономист Джеффри Франкель для стран – экспортеров нефти. Такая политика управляемого плавающего курса даст прозрачность и предсказуемость в формировании курса тенге, поскольку всем будет понятно, из-за каких факторов и каким образом он плавает. На мой взгляд, это однозначно позволит снизить крайне высокие девальвационные ожидания и повысить доверие к национальной валюте».

Нурлан Ашинов, директор департамента аналитики «Казкоммерц Секьюритиз», полагает, что население хотело бы видеть какую-либо связь с нефтью и рублем:

«Возможно, уровень девальвационных ожиданий связан с тем, что половина населения по умолчанию ожидает падения курса тенге, где бы он ни находился. Это, скорее всего, связано с частыми непредсказуемыми движениями курса тенге, и, как правило, в сторону ослабления. К примеру, часто бывало так, что нефть дорожает, а курс тенге остается на месте, а когда нефть дешевеет, то он падает. То же самое и происходило в отношении рубля. Понятно, что курс тенге не должен быть на 100% привязан к нефти или рублю, но все же население ожидает видеть какую-либо связь, а когда эта логика теряется, и, как правило, в одну сторону, то появляется недоверие к курсу, а это приводит к девальвационным ожиданиям на постоянной основе. Думаю, что у населения сформировались своего рода комплексы, что тенге либо падает, либо стоит на месте.

Снижению девальвационных ожиданий может способствовать последовательная и предсказуемая политика курсообразования».

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management, считает, что, если Нацбанк позволит тенге колебаться, рынок может поверить в свободное курсообразование:

«Высокие девальвационные ожидания населения связаны с исторически сложившимся недоверием к Нацбанку РК. Неоднократно девальвация заставала население врасплох, в результате росли цены и снижался уровень жизни граждан. Несмотря не переход на свободно плавающий курс тенге, население видит, что курс все же регулируется центральным банком страны в нужных ему пределах. К примеру, с начала этого года картина на внешних рынках была позитивной для тенге, и при свободно плавающем курсе он бы укрепился к доллару до 360-370 тенге. Однако этого не произошло, т. к., по нашему мнению, Нацбанк скупал излишки валюты в свои резервы, сдерживая тенге от укрепления. С другой стороны, когда были президентские выборы, снижалась цена на нефть, был объявлен новый раунд санкций США против РФ, Нацбанк сдержал атаки рынка и уберег тенге от ослабления. Таким образом, регулятор дал понять рынку, что готов защищать коридор в 378-388 тенге, не давая тенге укрепиться ниже и ослабнуть выше этих отметок.

Соответственно, почему регулятор создает этот коридор, известно лишь ему, и рамки этого коридора могут быть изменены в любой момент и в любую сторону. Естественно, исторически тенге чаще двигается в сторону ослабления, население считает, что вероятность снижения тенге выше, чем укрепления, и хеджирует свои риски покупкой валюты.

Если Нацбанк позволит тенге действительно колебаться в свободной амплитуде, например, позволяя ему укрепиться к 360 и ослабнуть к 400, рынок постепенно сможет поверить в свободное курсообразование и девальвационные ожидания со временем снизятся. Подобная ситуация сейчас наблюдается в РФ – рубль движется с довольно большой волатильностью, реагируя на внешние и внутренние новости, и участники рынка верят в его рыночное ценообразование».

В Казахстане же, судя по данным Нацбанка, население верит в ослабление тенге. И таких в июле было уже 70%.

Ольга Фоминских

Девальвационные ожидания идут на спад

Населению становится нечем финансировать инфляцию.

16 Январь 2019 12:32 6620

Фото: sputniknews.kz

Девальвационные ожидания у населения затухают третий месяц. Доля респондентов, ожидающих ослабления тенге к доллару, за отчётный месяц снизилась на 10 базисных пунктов, до 66,3%. Снижение идёт третий месяц подряд, то есть с сентября, когда их доля составляла 70,7%. Об этом свидетельствуют результаты декабрьского опроса инфляционных ожиданий, подготовленного GfK Kazakhstan по заказу Национального банка.

На этом фоне растёт доля неопределившихся и сторонников сохранения обменного курса на текущем уровне. Укрепления тенге ожидают 6,4% респондентов – максимальное число с июля прошлого года. Результаты опроса коррелируют с уровнем долларизации вкладов в сегменте розничных депозитов, которая с сентября планомерно снизилась на 1,2 п. п., до 48,5%.

Ожидаемая инфляция по итогам месяца сложилась на уровне 5%, однако фактический показатель оказался выше, на отметке 5,3%. Большинство респондентов (56,6% в декабре) констатировали рост цен для себя на уровне 11-≥20%. И их доля растёт третий месяц подряд.

Судя по динамике вкладов, согласно отчётности Национального банка, в сентябре-октябре прошлого года произошёл существенный отток средств, в объёме свыше 195 млрд тенге. Более того, население начинает всё активнее жить в долг. По итогам 11 месяцев 2018 года сбережения граждан выросли лишь на 231,6 млрд, или на 2,85%. На этом фоне кредиты населению выросли за аналогичный период на 725,8 млрд тенге, или 16%. В ноябре (последние данные) реальные зарплаты ушли в отрицательную зону – минус 2,7% год к году.

В декабре, согласно опросу GfK Kazakhstan, доля респондентов с накоплениями снизилась на 2,2 процентного пункта, до 19,9%. Причём речь идёт об изъятии средств из банков в наличную форму, что, весьма вероятно, связано с предновогодними приготовлениями и празднествами. У большинства имеющих накопления граждан вклады по большей части выросли либо остались без изменений. Однако повальное большинство респондентов (свыше 80%) вовсе не имеют «денежную подушку», а доля тех, кто смог сделать «заначку», в декабре снизилась на 1,2 п. п., до 16,3%.

Если брать продовольственную корзину, то быстрее всего в декабре дорожали мясо и птица (отметили 28,2% респондентов), молоко и молочная продукция (18,8%) и фрукты и овощи (18%). Услуги ЖКХ выделили в числе сильно дорожающих 8,6% респондентов, ГСМ – 7,2%.

Инфляционные ожидания – это предположения населения и участников рынка о дальнейшей динамике инфляции в стране, которые Национальный банк замеряет с начала 2016 года. Опрос проходит в форме телефонного интервью 1500 респондентов внутри Казахстана.

Султан Биманов