/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 28 740,31 Hang Seng 27 163,86
KASE 2 299,22 РТС 1 570,65
FTSE 100 7 483,57 Пшеница 561,60

Окно реформ

Продуманная жилищная госполитика позволяет гражданам самостоятельно решить квартирный вопрос, создав тысячи новых рабочих мест.

11 Января 2020 13:46 3475

Окно реформ

Автор: Олжас Худайбергенов

В прошлом году был определенный пик протестности, которая быстро нарастала и могла бы обрести разрушительную силу, но вначале протест был дискредитирован усилиями французского сидельца, а потом уже был ослаблен мерами по списанию кредитов, нараставшим объемом получателей АСП и начавшимися политическими реформами. Вместе с тем протест не ушел, он копит новую энергию и при срабатывании ряда триггеров может реализоваться с избытком – будь то девальвация, сокращение числа получателей АСП на фоне лишения их доступа к кредитам, нарастание безработицы, различные трагедии и т. д. Недооценивать протест могут позволить лишь политически близорукие.

Суть претензий протестующих заключается в трех базовых вещах: отсутствии справедливости, работы и жилья. Справедливость может быть восстановлена через полную реформу МВД и судебной системы – это сложно, но реализуемо. Что касается работы, то тут еще сложнее – официально регистрируемая безработица составляет около 500 тыс. человек, а реальная – около 1,5-2,0 млн человек. Какого-то кардинального решения для них государство не может найти уже много лет. В итоге часть людей живет на шее у родственников, государства или банков, перебиваясь с кредита на кредит. Некоторые и вовсе уезжают. Также годами не решается проблема жилья. Люди удивятся, но на уровне политических должностей есть те, которые считают, что обеспеченность жильем – это вовсе не то, на что государство должно обращать внимание. Мол, есть у человека деньги – будет жилье, нет денег – нет жилья. Вот и весь вопрос, а все остальное – это его проблемы. Обычно это произносят те, которые ни разу не выступал перед протестующими и не проверял на зуб хрупкость своих глупых философских конструкций.

Сейчас работу в массовом варианте может дать лишь жилищный сектор. У нас строят всего 12 млн кв. м, из которых каких-то жалких два миллиона строят аж шесть государственных структур, плюс еще подведомственное жилье. Жилищная политика – это яркое проявление реформаторского зуда и искривленной системы планирования, которая пропускает идею через тысячу согласований, половина из которых представлена некомпетентными людьми, оставляя в итоге из здравой идеи какое-то убогое подобие. Обычно страны строят 1,5-2,5 кв. м на душу населения и стараются довести обеспеченность выше 30 кв. м на душу населения. У нас 21 кв. м, а строим 0,7 кв. м. Допустим, мы будем строить по 1,5 кв. м, то бишь 27 млн кв. м ежегодно. Такой прирост строительства способен дать примерно 600 тыс. рабочих мест в строительстве и еще 300 тыс. в смежных отраслях, плюс еще вторичные эффекты, итого грубо миллион постоянных рабочих мест, причем не требующих высокой квалификации. Надо отметить, строительство жилья – это единственная отрасль, рост которой может не вызвать роста импорта. Все нужное есть в стране, а если что отсутствует, то быстро можно наладить производство – от лампочек до лифтов. По сути, это мощный потребитель продукции обрабатывающей промышленности. В общем, рост занятости, экономический рост, загрузка обрабатывающей промышленности, открытие новых производств, импортозамещение, снижение протеста, рост доверия к государству и т. д. – положительных последствий хоть отбавляй. Но обычно вся эта конструкция упирается в вопрос финансирования: мол, бюджет ограничен, из Нацфонда нельзя. Есть мегаспециалисты на разных уровнях, которые всегда обоснуют, откуда нельзя брать деньги на жилищку, но не смогут сказать, откуда можно. У нашего государства просто гигантская потребность на таких интеллектуальных импотентов.

В разных странах стимулируют жилищные накопления, где-то кредитные механизмы, где-то закачивают уверенно из бюджета, а по мере выхода на устойчивую модель выводят в рынок. Везде есть свои особенности, но можно сделать, как в Сингапуре, – связать жилищную систему с пенсионной. Тогда наш ЖССБ получит долгосрочный источник фондирования, имея возможность прогнозировать потоки минимум на 30 лет вперед, а то и больше. По сути, люди сами за свой счет строят себе жилье, а государству нужно лишь правильно организовать процесс, не создавая многочисленные бесполезные структуры. ЖССБ, получив такую конструкцию фондирования, может:

  • обеспечивать регионы двумя входными данными (демографический и жилищный прогноз по выкупу на 10 лет вперед, каждый год обновляя его), что существенно облегчает акиматам дальнейшее планирование своего региона (зная эти параметры, легко распланировать, где и сколько жилья построить, сколько социальной, коммунальной и дорожной инфраструктуры подтянуть, сколько человеческих ресурсов задействовать, сколько свободных рук для других отраслей останется и т. д,), не говоря уже о том, что снимется головная боль по насущным вопросам (занятость и жилье), по которым у регионов, по сути, нет ни полномочий, ни ресурсов.
  • Выкупать готовое жилье у строительных компаний на определенных условиях (100% завершенность жилья, соответствие техническим требованиям, от толщины стен до чистовой отделки, от дворовой инфраструктуры до пропорции квартир разной комнатности).
  • Распределять жилье среди вкладчиков еще до фактического выкупа жилого объекта сообразно различным программам, цифровизировав процесс до уровня полной интеграции с egov и ЕНПФ.

Чтобы фондировать ЖССБ за счет пенсионных взносов, надо бы эти пенсионные взносы нарастить. Но наращивать их, сохраняя прочую нагрузку, – это нарваться на протест. Те же 5% были перенесены на три года из-за протеста. В КЗ нагрузка на ФОТ всяких отчислений уже высокая – безо всяких вычетов нагрузка составляет 37%, а к 2025 году достигнет 49%. Бизнес и так напрягается на 37%, а им обещают нарастить до 49%. Итак, 60% ФОТ, регистрируемого официальной статистикой, находится в тени, и, стало быть, нужны другие меры. Но мы-то не лыком шиты, и если здравая логика мешает логике нашей системы госуправления, то ну ее, здравую логику, давайте повысим ставки, ужесточим и без того не работающее жесткое наказание за неуплату взносов. Всех таких "ужесточителей" и "повышателей" надо хотя бы на годовую стажировку в какой-нибудь МСБ отправить, чтобы как-то вернуть к здравой логике.

По сути, вопрос стоит так: можно ли повысить пенсионные взносы так, чтобы не поднять общую нагрузку на ФОТ? Ответ – да, можно. Но сперва легкий сравнительный анализ по нагрузке. Если обратиться к зарубежному опыту, то из топ-10 стран, чьи пенсионные системы считаются лучшими, в восьми странах соотношение бюджета к ВВП варьируется в пределах 40-60% в сравнении с нашими 17-18%. Свою пенсионную модель создать невозможно, все уже придумано, поэтому можно лишь взять и адаптировать. И, когда берешь зарубежную пенсионную модель, надо понимать, что она является компонентом в общей экономической модели, а значит, чуть позже придется перенимать остальные параметры. То есть использование опыта этих восьми стран означает в последующем потенциальную необходимость нарастить налоговую нагрузку в два-три раза. И это еще не вычитая эффект Нацфонда. Оставшиеся две страны – это Чили и Сингапур. В Чили соотношение бюджета к ВВП равно 25%, а в Сингапуре – 17%, как у нас. По сути, Сингапур – единственная страна, принятие модели которой позволит не наращивать нагрузку либо даже снижать. Кстати, модель Чили мы уже перенимали в 1997 году. Один товарищ обещал высокие пенсии, чувство владения этими накоплениями, снижение нагрузки на бюджет. Но ничего этого не случилось, Чили признала провал эксперимента, в 2008 году вернули солидарный компонент, а сама страна сейчас тоже находится под давлением протестов, впрочем, как и у нас. В отличие от Сингапура, где:

  • страна находится на первом месте по рейтингу конкурентоспособности (мы на 55-м месте), а доля теневой экономики составляет всего лишь 8-9% (у нас около 30-50%, по разным данным);
  • соотношение бюджета к ВВП такое же, как в КЗ;
  • нагрузка на ФОТ ниже, чем в КЗ, а система налогов и взносов с ФОТ намного проще (три платежа вместо семи, как у нас);
  • 91% населения обеспечены собственным жильем;
  • пенсионный возраст составляет 62 года (у нас 63), а срок дожития после выхода на пенсию достигает 27 лет (у нас 20 лет), по сути, их система выдерживает куда большую нагрузку, а значит, легко выдержит нашу;
  • нагрузка на среднюю ЗП составляет 32%, из которых 2% – это индив. подоходный налог, а остальными 30% человек сам распоряжается: тратит на жилье, образование, лечение, страхование, инвестиции и, конечно же, оставляет на пенсию; там не считают пенсионный взнос налогом, наоборот, ради получения низкопроцентного кредита на покупку жилья все требуют от работодателя показывать зарплату, из-за чего доля зарплат в конверте обнулилась еще в 1970-е годы.

У нас тоже можно так сделать. Но система госуправления имеет трудноустранимые пороки, а потому с легкостью отбрасывает или выхолащивает любые кардинальные изменения или то, что кажется таковым. Сингапурская модель на самом деле требует лишь относительно небольшой перенастройки систем, чтобы кровоток в организме возобновился, иначе куча несвязанных систем и ответвлений, которые представляют собой тромбообразования, вынуждают государство каждый раз делать инъекцию в больные, страдающие от анемии жизненно важные органы, часть которых уже находится в предраковой стадии (банковская система, "КазАгро" и т. д.). Пороки следующие:

  • система предпочтет косметические изменения вместо существенных, почти все политические госслужащие живут в режиме "быстрых побед", а потому им просто не до долгосрочных реформ;
  • система предполагает множественные согласования, в том числе с теми, кто не имеет отношения к вопросу, а высокая доля тех, кто не разбирается в вопросе, просто гарантирует селекцию неработающих идей либо выхолащивание работающих;
  • серьезные идеи прорабатываются на скорую руку, в остаточное время от операционной рутины, на совещаниях больше работает сила должности, нежели сила аргумента, учитывая, что инициатива наказуема, никто не хочет заступаться за хорошую инициативу, а потому плохое проходит легко и быстро, а хорошее – тяжело и долго;
  • не дай бог хорошая идея меняет расклады сил, тогда эта идея в принципе не реализуется, многочисленные чиновники, даже если не разбираются в вопросе, будут защищать тезисы своего шефа просто потому, что тот дал такую установку, понятие интеллектуальной честности им не знакомо;
  • руководители используют узковедомственные интересы при поиске решения сложившихся проблем;
  • все воспринимается исключительно лично и только лично.

В общем, пока президент не создаст АСПиР, не выделит функцию разработки новых идей и реформ себе в прямое подчинение, пока не поставит туда совершенно новые кадры, никому и ничем не обязанные, нынешняя система госуправления просто не даст открыть окно реформ. И здесь дело совершенно не в злонамеренности или компетентности кадров, просто система с такими обстоятельствами и ограничениями складывалась годами, и поменять ее уйдут годы.

То самое поручение президента не выполнено по сути, а по форме может оказаться так, что выполнено. Как это делалось много лет. И здесь нет личной вины ни министра труда, ни вице-премьера, ни премьера. Попробуйте зайдите в эту систему, и тут же все станет понятным. Ситуацию ухудшает вечный поиск виноватых, и это уводит от решения проблемы.

Сейчас надо создавать АСПиР, выводить туда комитет статистики, чистить все показатели от искажений. Безработица, инфляция, производство, ФОТ, выпуск сельского хозяйства, импорт, учет запасов зерна и семян – абсолютно все искажено. Можно еще простить ситуацию, где публике дают "политически подправленные" данные, но для принятия решений используются реальные данные, ведь главное, чтобы принимаемое решение было адекватным. Однако такого на практике нет. Система госуправления оперирует искаженными данными. Корабль плывет в море вслепую, не говоря уже о том, что мы не знаем, куда плывем.

Есть еще феномен таких спецов в госслужбе. Когда что-то плохое принимается из зарубежного опыта (повышение пенсионного возраста, рост налоговой нагрузки, введение очередного ненужного сбора, создание очередной лишней структуры), то всегда пожалуйста, в лучшем случае эти спецы молчат, исчезают из дискуссии, а в худшем случае оправдывают эти плохие меры. Но, как только речь идет о положительном, они упрямые до неузнаваемости, появляются бессмысленные аргументы, характеризующие их низкий уровень компетенции: "мы не Европа, не США, не Китай, не Япония, не Австралия, не Сингапур и т. д." (нужное подчеркнуть). Им не важна суть аргумента, они просто бросают левый контраргумент, и ты должен доказывать, что не верблюд. В отношении Сингапура вообще звучит совершенный бред:

  • мы не имеем доступа к морю (эти чудики неужто не знают, что все топ-10 стран с лучшими пенсионными системами имеют доступ к морю, не говоря уже, что пенсионные системы конструируются под мотивацию людей, а не географические особенности?);
  • это город-государство (это, наоборот, лишь сдерживает потенциал страны, при такой скудности ресурсов и возможностей они достигли мощного результата, получи сингапурцы такую страну, как у нас, первым делом с госслужбы вылетели бы чудики, руководствующиеся такими аргументами, а сами они сделали бы страну процветающей), или у них зарплаты большие (хотя в начале реформ у них зарплаты были меньше, чем у нас сейчас), или у них национальный состав другой (налоговая, пенсионная, жилищная и прочие системы строятся на людей, и то, что работает на 5 млн человек, будет работать и на 18 млн, и на 50 млн).

И последнее. Наша страна – это страна регуляторов и надзирателей. Те, кто не способен на доверие, захватили управление над теми, кто способен доверять. Это недоверие пронизывает общество сверху донизу. Проверяющие используют презумпцию виновности, причем потому, что к себе чувствуют такое же отношение, регуляторы видят везде риски и риски, причем придумывают запредельное регулирование так, что бизнес умирает, отрасли не создаются. В итоге отрасли не существуют, зато у этого чудика-регулятора риска нет. Системы, построенные на недоверии и чрезмерном регулировании, обречены на провал, причем зачастую эти регуляторы будут еще на поминках системы говорить, что был недостаточный контроль над рисками. Закон о госзакупках в Казахстане – это шедевр, где каждое слово отражает коллективное недоверие друг к другу, ставшее нашей национальной идеей. Всем причастным к этому "творчеству" в наказание надо запретить пожизненно работать на госслужбе. И так же по отношению ко всем регуляторам, которые чрезмерным регулированием убили подотчетные им отрасли. Но, так как это невозможно на практике, пора ввести правило: на каждую новую регулирующую норму надо отменять две старые, а то и три-четыре. Глядишь, получат новый KPI, вдруг обнаружат в себе возможности не перегибать с регулированием.

В общем, нужно открывать окно реформ, и чем скорее, тем лучше!

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: