/img/tv1.svg
RU KZ
Афганистан представляет для Казахстана большую угрозу, чем Сирия

Афганистан представляет для Казахстана большую угрозу, чем Сирия

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев прокомментировал порталу atameken.info причины активизации Москвы в сирийском конфликте и возможные последствия для России и стран Центрально-Азиатского региона

17:10 02 Октябрь 2015 206

Автор:

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев прокомментировал порталу atameken.info причины активизации Москвы в сирийском конфликте и возможные последствия для России и стран Центрально-Азиатского региона.

- Владимир Путин решил переиграть существующую шахматную партию, чтобы отвлечь внимание международного сообщества от ситуации в Украине. При этом Москва пытается выступить в качестве посредника в переговорном процессе. Незадолго до начала авиаударов по ИГИЛ российский президент заявил о том, что после его переговоров с сирийским руководством была достигнута договоренность о том, что президент Сирии Асад готов сесть за стол переговоров с конструктивной частью оппозиции, - отмечает Досым Сатпаев.

Однако проблема в том, что понятия «сирийская оппозиция» в качестве единой силы не существует – сегодня она состоит из разных противоборствующих группировок, которые базируются на разных идеологических целях.

- В Сирии представлены прозападные оппозиционные силы, которые не имеют влияния и активно ищут поддержки у стран ЕС и США. Второй лагерь - многочисленные радикальные структуры, не желающие видеть на территории Сирии создание любой формы западной демократии после свержения режима Башара Асада. Так что все разговоры о возможных переговорах Асада с конструктивной частью оппозиции являются демагогией, - говорит политолог и напоминает, что даже в Астане в переговорах нескольких групп сирийской оппозиции не участвовали представители официальных властей Сирии, что автоматически снижает их КПД. Более того, для определенной части сирийской оппозиции Россия является партнером Башара Асада. А это сразу же включает классическую формулу «друг моего врага – мой враг».

Второй причиной агрессивного вмешательства России во внутрисирйиский конфликт Досым Сатпаев называет попытку Путина восстановить международную репутацию страны.

- С имиджа государства, которое может стать изгоем, Россия стремится перейти на реноме игрока, от которого что-то зависит. И демонстрирует она это в первую очередь Вашингтону и Брюсселю. Частично это удалось сделать во время встречи российского президента с американским коллегой. Если по поводу Украины США вообще не хотели вести переговоры, то в сирийском вопросе Вашингтон решил пойти на определенные уступки - выслушал официальную позицию России и даже согласовал с ней общие позиции, - говорит политолог.

Однако, напоминает эксперт, без наземных антитеррористических операций победить экстремистские структуры, укрывающиеся в крупных городах, крайне сложно.

- Тем более что авиаудары часто ведут к увеличению жертв среди гражданского населения, а это уже вызывает негативную реакцию как внутри Сирии, так и за ее пределами, - отмечает Досым Сатпаев.

За последние годы, констатирует эксперт, РФ потеряла когда-то довольно мощное влияние на Ближнем и Среднем Востоке. Москва изначально сделала ставку на поддержку проигравших сторон, будь то режим Муаммара Каддафи или Хосни Мубарака. И если то же самое произойдет с режимом Асада, то страна окончательно потеряет свой авторитет в регионе. При этом, ввязавшись в сирийский конфликт, наш сосед должен быть готов к ухудшению отношений со странами, рассматривающими Асада в качестве врага №1. И это не только США и ЕС, но и арабские государства, а также Турция. Как бы не возникла ситуация, при которой Россия сама себя подставит, ввязавшись в конфликт и не проработав сценарий красивого, с дипломатической точки зрения, выхода из него. Ведь заявив о том, что антитеррористическая коалиция работает неэффективно в борьбе с ИГИЛ, Москва должна в ближайшее время продемонстрировать свою собственную эффективность. Если этого не произойдет, то возникнет ситуация, когда гора родила мышь, прогнозирует Сатпаев.  

- Активизация российского участия в сирийском конфликте будет к тому же способствовать увеличению раскола между силами, сконцентрированными вокруг Сирии. Саудовская Аравия уже выразила обеспокоенность авиаударами, которые нанесла РФ. Причем она рассматривает Россию не только в качестве союзника Асада, но и партнером Ирана, который также является одним из ключевых игроков во внутрисирийском конфликте и геополитическим конкурентом саудитов, - говорит политолог.

Кстати, в мусульманском мире сейчас идет активная конкуренция между тремя центрами геополитического притяжения: Ираном, Саудовской Аравией и Турцией. И Россия встала на стороне одного из этих центров.

- Естественно, негативную реакцию теперь будут высказывать входящие в коалицию другие арабские государства. И чем больше противоречий будет между участниками антитеррористических сил в Сирии, тем лучше будет для ИГИЛ, - акцентирует Досым Сатпаев.

Вторым острым моментом, связанным с активизацией России в сирийском конфликте, эксперт называет ответные действия радикальных экстремистских структур, представленных на территории РФ и в других странах.

- Россия должна быть готова к новой волне терактов внутри страны и угроз для своих граждан в других точках мира. Для ИГИЛ и ее партнерских организаций в других регионах мира россияне теперь являются такими же врагами, как и граждане антитеррористической коалиции. Даже несмотря на то, что Москва отказалась войти в эту коалицию, - говорит Досым Сатпаев.

Не следует забывать, что террористическое подполье осталось и на Северном Кавказе, где, кстати, деятельность многочисленных саудовских и других арабских фондов традиционно была активна, что способствовало распространению радикальных салафитских идей, которые пустили свои корни и в Казахстане, продолжает глава Группы оценки рисков.     

- При этом радикальные структуры, присутствующие на российской территории, уже оказывали свое негативное влияние на нашу страну. Речь идет о некоем мостике с точки зрения взаимодействия террористического подполья Северного Кавказа и прикаспийских регионов, куда входят западные области Казахстана, - отмечает Досым Сатпаев.

 При этом смысла напрямую вмешиваться в сирийский конфликт для Казахстана политолог не видит.

- Мы и так косвенно участвуем в этом вопросе, предоставляя переговорную площадку для части сирийской оппозиции. Хотя ни о каком прямом военном участии с нашей стороны в этом конфликте и речи быть не может. Нам бы свои собственные проблемы решить, в том числе, связанные с рекрутингом граждан страны в ИГИЛ, который, судя по всему, увеличился. Для Казахстана возрастает угроза возвращения части бойцов ИГИЛ на родину, несмотря на то, что мы попытались принять превентивные меры, например, ужесточив уголовное законодательство, - говорит эксперт.   

Более того, сейчас, по мнению Досыма Сатпаева, следует более тщательно наблюдать за ситуацией в Афганистане, представляющей для нас большую, в силу географической близости, угрозу, чем Сирия или Ирак.

- Террористическая группировка «Талибан» усиливает деятельность, судя по событиям в Кундузе (провинция на северо-востоке Афганистана – Прим. авт.). На севере Афганистана уже наблюдается процесс активизации деятельности радикальных организаций, некоторые из них сформировали террористический интернационал под франшизой ИГИЛ, куда активно вливаются граждане Центральной Азии. При этом афгано-таджикская и туркмено-афганская границы являются уязвимыми местами в системе обеспечения региональной безопасности, по которым могут быть нанесены удары, - подчеркивает эксперт.

Например, прорыв террористических группировок через туркмено-афганскую границу, при слабости туркменских ВС, несет опасность для всего каспийского региона.

- А это прямая угроза нашей энергетической и в целом национальной безопасности, поскольку каспийский регион является стратегически важной зоной наших интересов. И появление здесь радикальных структур повышает риски терактов и дестабилизации по всей стране, - говорит Досым Сатпаев.

Минимизация данных рисков, по мнению политолога, зависит в первую очередь от эффективного сотрудничества спецслужб разных стран, которым следует активнее внедрять агентов в ряды террористических структур. Также необходима профилактическая работа по нейтрализации рекрутинговых каналов, нужная активная информационно-пропагандистская деятельность, в первую очередь, среди молодежи, которая пока «провисает». Кроме того, существует потребность в повышении религиозной грамотности не только среди населения, но и духовенства на фоне увеличения количества людей, которые ищут себя в религиозной самоидентификации. А этим успешно пользуются различные «ловцы душ».

 

Адель Нуреева