Актюбинский синдром

2417

Казахстанские эксперты называют события в Актобе ожидаемыми и предупреждают власти о том, что подобное может повториться в соседних регионах.  

Актюбинский синдром

Напомним, 5 июня во второй половине дня в Актобе был введен режим контртеррористической операции после того, как неизвестные совершили нападение на два оружейных магазина и войсковую часть Национальной гвардии. МВД предполагает, что нападения, в результате которых убиты трое военнослужащих, один сотрудник охранного агентства и двое гражданских, были совершены радикальными сторонниками нетрадиционных религиозных течений. В пресс-службе министерства обороны Казахстана сообщили, что войсковые части страны переведены на "усиленный режим".

Директор Казахстанского института стратегических исследований, политолог Ерлан Карин считает, что воскресные события в Актобе рано или поздно должны были произойти в Казахстане. Он уверен: такая массированная пропаганда рано или поздно оказала бы воздействие на так называемых "спящих ячеек".

По мнению Ерлана Карина, не стоит упрекать спецслужбы и правоохранительные органы за то, что события 5 июня не были пресечены до собственно совершения нападений. "Они (силовики – прим. авт.) свою работу знают и делают, просто одними силовыми мерами эту угрозу не сдержать, - убежден директор КИСИ. - Здесь снова сказывается общая недооценка угрозы - и на уровне государства, и на уровне общества. После 2011-2012 годов все как-то быстро самоуспокоились, произошедшие события расценивались как разовые всплески. Хотя очевидно, что это долгосрочный тренд. Корень - маргинализация плюс криминализация. Судя по всему, в Актобе действовала одна из таких ячеек".

По его оценке, события в Актобе 5 июня 2016 года по сценарию напоминают частично события в Таразе в ноябре 2011 года, когда сначала было совершено нападение на оружейный магазин, а также события в Атырау в сентябре 2012 года, когда радикалы напали на здание городской полиции. "Они рассчитывали получить еще больше оружия. И это им не удалось. И скорее всего это были спонтанные действия - в ответ на какие-то меры спецслужб в качестве акции устрашения или возмездия. В 2011-2012 годах большинство акций осуществлялись также в ответ на действия силовиков. Недавний теракт в Брюсселе тоже был осуществлен в ответ на серии зачисток бельгийских спецслужб в кварталах, где радикалы пустили свои сети. Как бы то ни было, нынешние события станут новым этапом в развитии угрозы экстремизма и терроризма в нашей стране. Однозначно, эти события поменяют общую повестку дня", - считает Ерлан Карин

Несколько иные выводы после событий в Актобе сделал на своей странице в Facebook другой казахстанский политолог – Досым Сатпаев: по его мнению, властям надо было уделять больше внимания превентивным мерам и доносить до населения реальность террористической угрозы.

Он напомнил, что с начала года МВД Казахстана проводило во всех областных центрах "проверки объектов, включенных в перечень потенциальных мишеней, уязвимых в террористическом отношении". "Интересно, попадали ли оружейные магазины в перечень таких объектов? Или же эти проверки были ради галочки? – задался вопросом Досым Сатпаев. - Хотя, даже если и попадали, то непонятно, какая еще антитеррористическая защита может быть у магазинов или торговых центров, кроме видеокамер, собственной охраны и бдительности граждан? И, как показывает практика, именно бдительность людей и остается самым важным антитеррористическим элементом. Если не единственным", — признал он.

Однако, по его мнению, именно этот самый важный антитеррористический элемент власти республики постоянно "усыпляли". "Долгое время они отрицали вообще саму возможность террористических актов в стране, которую пиарили всему миру как "островок стабильности". Затем, после первых терактов, убеждали всех, чтобы там было больше криминала, чем какой-то, пускай и развращенной, но идеологии", — пояснил политолог свою мысль. Довершил же все, по его мнению, инициированный властями процесс ослабления и вымывания легальной оппозиции, на место которой и пришли религиозные радикалы.

"Ведь природа не терпит пустоты. То есть властям надо было не митингующих вязать на площадях и видеть везде майданы, а реальных экстремистов ловить, оказавшихся той самой "пятой колонной", о которой так любят рассуждать некоторые провластные СМИ. Эти уж точно разрешения на проведение любого митинга брать не будут, — пишет Досым Сатпаев. - Таким образом, активно ослабляя внутрисистемную оппозицию, которая пыталась действовать в правовом поле и могла оттянуть на себя часть протестных настроений, власть практически упустила из виду появление антисистемной оппозиции из числа местных радикальных групп. И они напоминают о себе. И все чаще, что является тревожным трендом", — резюмирует он.

По мнению политолога Ерлана Саирова, "актюбинский" вирус может распространиться и по другим регионам, в зоне риска Атырау, Актау, Жезказган. От отмечает, что Казахстану в глобальном плане навязывают негативную "повестку дня". Причём в механизм подключены не только религиозные экстремисты и их покровители, существуют транснациональные корпорации и страны, которые заинтересованы держать Казахстан в своей "узде".

"У них существуют стабильные финансовые каналы. Идет полноценная идеологическая борьба. К сожалению, наши власти пока её проигрывают. Сейчас нужны решительные меры. Необходимо провести реальную политическую модернизацию страны, чтобы общество имело реальный контроль над властью. Об этом много говорилось, а воз и ныне там. Нужно усилить работу спецслужб, чтобы они боролись не с мирными митингующими, а с террористами, которые представляют реальную угрозу национальной безопасности страны. Пора решать вопросы по преодолению социальных предпосылок, толкающих людей к правовому нигилизму, путём повышения уровня жизни, решения проблем трудоустройства, доступного жилья, создания жизненных перспектив для молодёжи. Необходимы шаги по сокращению разрыва в уровне доходов между самыми богатыми и самыми бедными путем значительного усиления социальной защиты малообеспеченных семей, реализации принципов социальной справедливости", - заключил политолог.

Игорь Воротной, Алина Альбекова

Фото: rus.azattyq.org