Банкротство физлиц: плюсы, минусы и квартирный вопрос

3935

Просто о сложностях процедуры признания несостоятельности должника и что необходимо учитывать тем, кто решит ею воспользоваться, в интервью inbusiness.kz рассказывает эксперт Вера Капацина.

Банкротство физлиц: плюсы, минусы и квартирный вопрос Фото: yandex.kz

С 3 марта 2023 года в Казахстане начнет действовать закон о банкротстве физических лиц. Отметим, о его необходимости говорили не один год, и вот, наконец, он принят. Глава компании по предоставлению консультационных услуг Angels Niko Advisory Вера Капацина рассказала в интервью inbusiness.kz о вопросах, на которые следует обратить внимание при принятии решения о банкротстве.

– Вера Ивановна, как вы оцениваете данный закон?

– Мы считаем, что данный закон однозначно нужен. В наших общественных отношениях всегда будет складываться ситуация, когда человек берет долг и не имеет возможности его вернуть. Мы не можем закрывать глаза на такие случаи, поэтому этот закон однозначно должен был быть принят в нашей стране, и он, конечно же, нужен. Если посмотреть на процент закредитованности граждан, то мы увидим, что он довольно высокий. Если мы оглянемся на 25-30 лет назад, тогда кредитов было намного меньше и люди не жили в долг. Сейчас у многих семей есть обязательства, у многих по два-три займа, то есть потенциально этот вопрос касается большой части населения. Соответственно, ситуация, когда человек не может расплатиться с кредитами, имеет такой же большой эффект.  Если бы у людей было меньше кредитов и мы бы меньше жили в долг, то, соответственно, и актуальность закона была бы ниже.

Когда человек имеет долг и понимает, что не может его вернуть, у него должна быть определенная социальная защищенность. Он должен знать, что в любом случае когда-то эта долговая яма прекратится, когда он перестанет быть всем должен. Возможно, это звучит банально, но именно со стороны социальной стабильности это тоже очень важный фактор, чтобы у людей была возможность прекратить свои долговые бедствия. Поэтому, отвечая на данный вопрос, мы оцениваем закон в положительном ключе, он нужен, он своевременен, возможно, мы даже опоздали с его принятием.  

– За более чем 30-летнюю историю взаимоотношений с банками наши граждане впервые сталкиваются с понятием "банкротство". Раньше мы проходили кредитную амнистию, единоразовое списание кредитов, реструктуризацию займов и другие вещи. Что нового, отличного от ранее примененных механизмов, несет в себе банкротство физлиц?

– Что такое банкротство физлица? Если очень просто, это прекращение всех долговых обязательств. То есть весь мир признает, что ты никому не можешь заплатить, он с этим смиряется, и ты больше никому не должен. Прийти к этой точке, когда ты уже никому не должен и все долги списаны, можно двумя способами: внесудебное банкротство и судебное банкротство.

Если говорить про процедуру внесудебного банкротства, она, конечно же, намного проще. Внесудебное банкротство – это основное, за что ратовали при принятии данного закона. Данная процедура предусмотрена в случаях, когда у физлица имеется долг, не превышающий 1600 МРП, что равняется 5,5 млн тенге, или чуть больше 10 тысяч долларов. Если долг не превышает данную сумму, нет никакого имущества, нечего продавать, нет возможности платить по долгам более 12 месяцев и человек уже пытался решить свои вопросы с банками или финорганизациями, то в этих случаях можно пробовать процедуру внесудебного банкротства. Человек подает заявление на сайте Egov или через центры обслуживания населения. Если все будет нормально, то в течение полугода уполномоченный орган примет решение, что данное лицо является банкротом. Самое главное, у него будут списаны все долги во внесудебном порядке, то есть ему не нужно будет идти в суд, не будет финансовых управляющих, не будет продаж "с молотка", потому что одним из критериев является отсутствие какого-либо имущества. Я полагаю, что внесудебная процедура будет направлена на большую часть населения, которая не может рассчитаться со своими кредитами.

Что происходит, когда гражданина объявляют банкротом? Все долги с этого лица списываются, аннулируются, никакая пеня не начисляется. Однако будет ряд последствий.

Все, что касается судебных вещей, мы понимаем, что это долго, затратно по времени и по силам, более сложно, соответственно, более болезненно. Данная процедура применяется, когда сумма долга превышает 5,5 млн тенге (1600 МРП) либо когда есть имущество. Происходит судебный процесс, где уже в рамках суда назначается продажа имущества с торгов. Резюмируя, данный закон однозначно нужен, когда физическое лицо может выйти "чистым" после процедуры банкротства.

– Какие видите в нем недоработки?

– Самый главный шаг мы сделали – закон приняли. Конечно, есть вещи, над которыми надо подумать, посмотреть, как они будут жить на практике. Что хотелось бы отметить. Если мы говорим о процедуре внесудебного банкротства, то одним из критериев, как я уже назвала, является тот факт, что человек не может платить по долгам 12 месяцев. Мы обсуждали данный вопрос с коллегами, кто-то считает, что данный срок маленький, другие полагают, наоборот, большой. Основная часть склоняется к тому, что срок можно сократить. Они аргументируют тем, что если человек не может платить, то уже становится совершенно понятно, что у него нет данной возможности, маловероятно, что в течение года он найдет эти деньги.

Полгода, по мнению юристов, было бы достаточно. Это такой спорный момент. Поживем с законом год-два, и там уже будет видно, достаточно данного срока или недостаточно. Например, в России, чей закон был взят одним из индикаторов подобного рода законодательного акта, срока не существует, но там есть требование о наличии исполнительного факта о прохождении производства. У нас этого нет, и хорошо.

Второй вопрос, на мой взгляд, который однозначно следует пересмотреть, это вопрос по недействительным сделкам. Согласно закону, сделки признаются недействительными, если они совершены должником или уполномоченным им лицом в течение трех лет до возбуждения дела о применении процедур восстановления платежеспособности и судебного банкротства. При выявлении подобных сделок финансовый управляющий обязан, в том числе по ходатайству кредитора, выявившего сделку, в течение 10 рабочих дней со дня выявления обратиться в суд с заявлением о признании таких сделок недействительными. Это достаточно большой период, человек не может знать, что через три года он станет банкротом. Поэтому именно в отношении физлиц, может быть, срок стоит сократить, но опять-таки практика покажет.

Третье, что мы хотели бы однозначно отметить в законе, – это статья 38: что подразумевает под собой имущественная масса. Когда все имущество должника складывается вместе и потом распределяется между кредиторами. Если мы посмотрим, что включается в имущественную массу, то мы увидим, что туда включены домашние животные должника. Если учитывать, что в целом в Казахстане отношение к домашним животным оставляет желать лучшего, включение их в имущественную массу, на наш взгляд, является неприемлемым. Читай так: я хочу отжать у тебя любимую собаку, чтобы ты вернул мне деньги. Это первобытно-общинный строй. Это ведь живые существа, и далеко не всегда у финансовых управляющих будет возможность и желание содержать их должным образом, и потом, это ведь питомцы, они живые, у них есть хозяин, к которому они привыкли, и включать их в имущественную массу наравне с табуретками неприемлемо. Если речь идет о крупном рогатом скоте, лошадях и так далее, то, думаю, надо конкретизировать, что в имущественную массу не включат кошек, собак, "золотых рыбок" и так далее.

– Большую дискуссию до принятия закона вызывал вопрос изъятия единственного имущества. Как мы видим из опубликованного закона, единственное имущество подвергается изъятию, если оно находится в залоге. Если не в залоге, то, соответственно, единственное имущество не может быть продано в счет погашения долга. Какие у Вас мысли по данному вопросу?

– Что касается данного вопроса, то есть момент, над которым можно подумать. Это иммунитет на единственное жилище. Согласно закону, если есть единственное жилье, то мы не можем человека его лишить, кроме случаев, когда оно стоит в залоге. Но может возникнуть ситуация, когда человек живет в очень дорогой квартире в центре города за 50 млн тенге, а долг у него, к примеру, составляет 2 млн тенге, и мы ничего не можем сделать, потому что есть иммунитет.

Если посмотреть на практику российских судов, то в подобных случаях они занимают позицию, чтобы этот иммунитет не сохранялся. В таких случаях квартира может быть продана, долг погашен, а человеку куплена квартира на оставшиеся деньги от продажи. То есть стоит вопрос о соразмерности стоимости жилья и долга и вопрос злоупотребления, когда люди понимают, что их единственное жилье не заберут, берут кредиты и потом их не погашают. Поэтому вопрос иммунитета на единственное жилище тоже надо посмотреть в части соразмерности стоимости жилья и количества долга, должны быть возможности исключения данного иммунитета. Ни в коем случае не хочу, чтобы мои слова были интерпретированы так, что необходимо людей выгонять на улицу, безусловно, нет. Но, когда у человека есть возможность жить в шикарных апартаментах и при этом он не оплачивает долг в несколько миллионов тенге, так не пойдет.

Еще один момент, который, на мой взгляд, необходимо доработать, – это наказание, иначе все наберут кредиты и им за это ничего не будет. То есть процедура банкротства подразумевает определенные последствия, которые должны наступить в его рамках. Если мы говорим про внесудебное банкротство, то какие у нас последствия? Банкроту в течение пяти лет со дня размещения объявления о завершении процедуры внесудебного банкротства не выдается заем (кроме получения микрокредитов ломбардов), а также не принимаются от него обеспечение в виде залога, гарантии и поручительства по договорам банковского займа и предоставления микрокредита. Мы считаем, что этот список можно было расширить: добавить запрет на занятие определенных должностей в рамках финансового сектора, управленческих позиций, определенного рода деятельности.

Также отдельного внимания заслуживает вопрос, как банкротство физлица коррелирует с наличием у человека индивидуального предпринимательства. Как может происходить? У человека было ИП, куча долгов, потом он закрывает ИП и объявляет себя банкротом. Наш закон, который мы обсуждаем, не касается деятельности ИП, потому что она регулируется законом о банкротстве юрлиц. Мы же говорим о тех физических лицах, у которых было ИП, теперь они подали на банкротство самих себя. С этим надо тоже быть аккуратнее из-за злоупотреблений, которые могут возникнуть. Человек может взять долги на ИП, закрыть его и объявить себя банкротом. Это тоже надо анализировать, насколько на факт наличия ИП и его закрытия повлияли причины злонамеренного банкротства.

– Возвращаясь к теме реализации единственного жилья, возможна ли такая ситуация, что при отказе банков заемщики чаще начнут ставить в залог свое единственное жилье и при невозможности оплачивать кредит будут лишены имущества?

– Залог как способ обеспечения в плане обязательств очень распространен. Это гарантия того, что кредиторы смогут вернуть свои деньги. Только на законодательном уровне мы можем решить, что в залог нельзя ставить единственное жилье, пока этого нет. Но тогда вся ипотека "накроется медным тазом", потому что ипотечные квартиры все заложены. К сожалению, проблема есть, и отойти от нее мы не можем, потому что у кредитора тоже есть свои права и он хочет иметь гарантии возврата. Я думаю, возможно, государству следует предусмотреть какие-то вещи для определенных слоев населения: для малоимущих, многодетных семей, как вариант для отдельных регионов. Иначе мы эту проблему не решим. Но поголовно всем запрещать ставить в залог жилье нельзя, мы нарушим структуру обязательств должника и кредитора, потому что у кредитора тоже должны быть гарантии возврата денег. В рамках закона о банкротстве мы этот вопрос не решим.

– Если говорить о том, какие последствия несет для граждан банкротство - по вашему мнению, насколько они жесткие или, наоборот, мягкие?

– Одним из результатов внесудебного банкротства является запрет принимать на себя новые денежные или имущественные обязательства (кроме получения микрокредитов ломбардов) в течение пяти лет на оформление новых кредитов. Это тоже пища к размышлению. Если у человека нет никаких денег, то запрещать ему брать кредиты означает лишать его последней возможности получить какое-либо стороннее финансирование. Может быть, имеет смысл разрешать оформлять кредиты после банкротства, но, это должно быть на усмотрение банков и кредитных организаций. Нужен баланс между тем, чтобы человек не свел счеты с жизнью, имея кучу долгов, и тем, чтобы люди не злоупотребляли данным законом, чтобы не платить по своим счетам. Баланс между злоупотреблениями и фактически трагическими судьбами должен быть обязательно.

Читайте по теме:

Вниманию заемщиков: что нужно знать о процедурах банкротства

В Алматы банкротами могут стать более 200 тысяч физлиц

Кто из казахстанцев сможет подать на процедуру банкротства

Банкротство физлиц: на какой срок запретят получать новые займы?
 

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться