RU KZ
Бесследно не пройдет: коронавирус нанес тяжелый урон экономике Казахстана

Бесследно не пройдет: коронавирус нанес тяжелый урон экономике Казахстана

08:52 04 Июль 2020 5320

Бесследно не пройдет: коронавирус нанес тяжелый урон экономике Казахстана

Автор:

Катерина Клеменкова

Экономисты считают, что пандемия спровоцировала самый глубокий кризис со времен Второй мировой. Резкое сжатие рынков, разрыв цепочек поставок, отмена перелетов и ограничение свободы перемещения… локдаун обернется серьезными экономическими проблемами.

Влиянию пандемии COVID-19 на предприятия основных отраслей Казахстана была посвящена панельная дискуссия на Astana Finance Days.

Что натворила пандемия

В течение карантинного апреля команда экспертов KPMG провела опрос более 50 руководителей казахстанского бизнес-сообщества, охватив 14 различных секторов экономики страны… Выводы получились неоптимистичные. Постэпидемическое восстановление экономики Казахстана обойдется в 2,5-3% ВВП.

Как рассказали исследователи, пандемия коронавируса нанесла мощный урон по всей экономике, но больше всего пострадали авиа, фитнес, рестораны и непродуктовые магазины. Из-за того что страны альянса ОПЕК+ не смогли сразу договориться, цена нефти Brent опускалась до $20 за баррель, и этот исторический факт тоже сыграл свою отрицательную роль. Меры господдержки, конечно, помогли некоторым отраслям, но участники рынка признаются: этого было недостаточно.

«Пандемия сильно изменила существующие стратегии бизнеса. Бизнес был вынужден перейти в онлайн. По сути, COVID-19 стал драйвером цифровизации, – рассказала Ирис Марийч, директор отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в Казахстане и Центральной Азии. –  58% опрошенных бизнесменов ответили, что пересмотрят свой стратегический план развития на ближайшие годы».

Даже продуктовые и онлайн-магазины теряли деньги из-за Covid-19: на дезинфекцию помещений и закупку для персонала средств защиты от вируса.

«Авиаотрасль, фитнес-индустрия, ресторанный бизнес и непродуктовые магазины – у этих секторов экономики самый высокий риск дефолта. Если не будет соответствующей поддержки государства, ожидается, что большая часть этих бизнесов обанкротится. В любом случае будет большое количество потери рабочих мест в этих компаниях и сокращение точек сети», – сообщила Марийч. «Плюс к этому кинотеатры еще не открылись и неизвестно когда откроются, а когда откроются люди уже будут осознанно ходить в такие места и думать о дистанции и санитарных мерах».

Конечно, бизнес пытается выжить любыми способами и самыми простыми оказались – снижение оплаты труда и реструктуризация расходов.

«70%, опрошенных нами компаний, сообщили, что сократили свои административные расходы и сконцентрировались на закупках исключительно ключевых товаров, а все что второстепенно отложили на потом», – отметила эксперт.

Из хороших новостей: ни одна из 50 опрошенных исследователями KPMG компаний во время ЧП и карантина не сократила штат. Людей отправляли в оплачиваемые отпуска или без содержания, перераспределяли обязанности и сокращали размер оплаты труда, но не сокращали.

«Черный лебедь» пандемии

Пока в мире ученые-экономисты спорят каким лебедем является пандемия – черным, серым или белым, Василий Савин, руководитель департамента инвестиций и рынков капитала KPMG в Казахстане и Центральной Азии, уверено заявил: COVID-19 – это «лебедь черный».

«Пандемия была внезапной и масштабной, и, по своему воздействию, оказала шок на все компании во всех странах, не только в Казахстане. В период шока, у казахстанского бизнеса получилось быстро поменять свою структуру и парадигму работы. Бизнес не только стал работать в новых реалиях, но и руководители компаний считают, что теперь видят все четче, намного лучше, насколько эффективно работает их бизнес. Все бизнесмены сообщили, что теперь будут осмысливать как дальше строить свою работу, то есть осмысление и еще впереди».

По его мнению, государству сейчас надо поддержать не только малый бизнес, но и крупный, ведь именно крупные компании дают работу множеству мелких.

«Крупный бизнес является работодателем более чем 60% занятого населения и создает около 70% ВВП», – говорит Савин.

По его мнению, экономика Казахстана отличается от экономик других, более развитых стран, так как по большому счету является сырьевой.

«Мы видим, что целый ряд стран очень серьезно отнеслось к кризису, вызванному пандемией, и направили большую долю на поддержку бизнеса, причем как крупного бизнеса так и малого. Но еще раз хотел бы подчеркнуть, структура экономики Казахстана на самом деле существенно отличается от структуры экономик развитых стран с точки зрения доли малого и среднего бизнеса. Поэтому те меры поддержки, которые существуют в других странах, могут быть не применимы для Казахстана».

Савин также считает, что безработица, скорее всего, в первую очередь коснется молодежи – вчерашних выпускников вузов, которые только собираются начать свою профессиональную деятельность.

«Руководители будут выбирать более опытных людей, а менее опытные окажутся невостребованными», – говорит эксперт и добавляет, что в других стран именно такая опасная тенденция и наблюдается. «В чем может быть опасность? Опасность может быть в том, что эти люди наиболее энергичные, они не понимают, что им делать и это может повлечь за собой какие-то протестные настроения. Людей придется чем-то занять, чтобы они работали, чтобы выполняли социально-значимые полезные функции.  Государству нужно обратить на это особое внимание».

Катерина Клеменкова