/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 188,58 Пшеница 465,40
$ 389.81 € 430.27 ₽ 6.06
Погода:
+4Нур-Султан
+15Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 188,58 Пшеница 465,40
Big Data, no privacy, и почему исчезает наличность
Big Data, no privacy, и почему исчезает наличность
Эксперты обозначили приметы новой реальности.

14 Апрель 2019 08:27 4530

Big Data, no privacy, и почему исчезает наличность

Большие данные – большие проблемы

«Опасения, страхи и надежды на то, что наш мир завтра изменится и все перейдет в интернет – это из серии «скоро будет одно телевидение». Не случится тотального перехода в интернет», – начал дискуссию председатель правления страховой компании «Евразия» Борис Уманов, выступая на одной из сессий XV Международной конференции по риск-менеджменту в Алматы.

В подтверждение своего тезиса спикер привел такой аргумент: сейчас в мире отчетливо видна деглобализация, и есть конкретные примеры ее проявления. «Это, например, когда Россия, пойдя по пути Китая, пытается сделать свой собственный интернет (в Казахстане этого нет и, надеюсь, не будет)», – заметил эксперт.

С 1 января 2019 года в Казахстане обязательное страхование гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств необходимо осуществлять только онлайн. «Сегодня мы имеем уже четвертый месяц этого года. До сих пор проникновение этого продукта меньше 1%, хотя все ждали десятки процентов. Вот конкретный ответ индустрии на попытку внедрения новых решений, четвертой промышленной революции в реальность Казахстана», – говорит спикер.

И отмечает, что в Великобритании или России проникновение онлайн-страхования выше, чем у нас, но тоже далеко не 100%.

Более того, по его мнению, в новой реальности роль брокеров в страховой индустрии не изменится – они останутся очень важным элементом, и это чисто человеческий фактор. Например, лондонскому Ллойду уже триста лет, и он идет по своему пути, однако и там внедрение каких-то новых вещей идет тяжело. «И некоторых системы Ллойда, которые мы видим в Казахстане, они для нас уже являются архаичными», – говорит эксперт.

«Поэтому мой подход консервативный. Не вижу, что в течение ближайших 10 лет в Казахстане или в мире развитие стартапов в области страховой или банковской индустрии, да и в целом в финансовом секторе изменит картину мира», – поделился своим взглядом Борис Уманов.

На это модерировавший дискуссию телерадиожурналист Игорь Виттель заметил, что, задавая вопрос о будущем, имел в виду не столько стартапы, сколько Big Data: новая реальность генерит огромное количество информации, и при этом все становится прозрачным – то, что сейчас называется: «no privacy».

«Недавно я взял машину по каршерингу «Яндекса». Еду, звонит телефон, я беру трубку и слышу: «Это «Яндекс». Вы превысили скорость, вас могут оштрафовать». Службы такси, сотовые компании, банки, страховщики знают о каждом нашем шаге. Они сейчас знают, где вы живете, куда переедете, где находится ваша семья и сколько денег вы готовы потратить», – иллюстрирует модератор принцип «никакого личного пространства» в действии.

Страховщики и банкиры привыкли пользоваться этими массивами многие десятилетия, просто сейчас это стало делать удобнее – подхватывает тему больших данных Борис Уманов.

«Но важно не то, чем мы пользуемся или нет, а то, насколько мы используем эти данные для увеличения прибыли своих организаций. У меня вот такой практический подход к этому вопросу. А ответ – консервативный: использование данных не приводит к увеличению прибыли», – говорит глава страховой компании.

И предлагает обратить внимание не только, например, на банки России, но и на крупные банки США: они используют Big Data, но с точки зрения балансов прибыль у них не растет. «Во всем мире банковский сектор, да и страховой тоже, находится в достаточно тяжелой ситуации. Что нового пришло в новой реальности, так это огромные штрафы, которые регуляторы с наслаждением накладывают на страховые и банковские компании. Это еще и падение репутации. Поэтому взгляд у меня консервативный. Чем больше мы пользуемся этими данными, тем больше проблем получаем», – уверен Борис Уманов.

Тему больших данных модератор встречи журналист и ведущий телеканала «Дождь» Константин Эггерт продолжил вопросом о системе социальных рейтингов (оценка благонадежности на основе больших данных, тестируется в Китае. – Ред.). «Социальные рейтинги могут быть как корпоративные, так и личные. Это удобно для страховых компаний – всемерное проникновение невидимого ока, в том числе в частную жизнь, для того, чтобы вы могли рейтинговать своих клиентов», – предположил модератор.

«Это чрезмерно присутствует в европейском контексте прежде всего. Могу сказать по своему опыту: большие данные в больших компаниях вносят больше сумятицы и хаоса, и это самая большая проблема в их использовании», – считает директор по институциональным делам и главный экономист Центральной и Восточной Европы страховой компании Generali Мирослав Зингер. Что касается китайской системы, то, по его мнению, это, вероятно, что-то, что более типично для азиатского менталитета. «Не думаю, что в европейских странах подобного рода опыт был бы приемлем. Думаю, что это вызовет большую оппозицию», – говорит спикер.

Политическая подоплека зарегулированности

Эксперты продолжили тему отсутствия privacy в современном мире, и следующий вопрос касался того, насколько это влияет на экономическую ситуацию.

«Надо понимать, что у зарегулированности в любой отрасли всегда есть политическая подоплека», – говорит профессор Чикагского университета, профессор Высшей школы экономики Константин Сонин.

Причем во многих отношениях, по его словам, эта подоплека простая: как только какое-то дело начинает касаться большого количества людей, сразу появляется давление на политиков с тем, чтобы эта область регулировалась. «Когда 100 лет назад инвестициями занималось очень небольшое количество людей, никто особо не беспокоился о том, чтобы регулировать эту сферу. Когда инвестициями стали заниматься миллионы, когда появились пенсионные фонды, когда люди стали вкладывать свои собственные деньги в фондовый рынок, то зарегулированность появилась: люди захотели, чтобы, если с их инвестициями что-то случится, перед ними отчитались политики и те, кто этим политикам подчиняется – прокуратура и полиция», – говорит эксперт.

В ответ последовала реплика модератора, что понятие деприватизации сейчас используется в смысле лишения людей частной жизни, тайны вкладов, и что даже со швейцарских гномов американские банки потребовали снять банковскую.

На это Константин Сонин отметил, что для американских банков раскрытие банковской тайны связано, прежде всего, с тем, что они необычайно чувствительны к разного рода юридическим искам. «То есть к американскому банку всерьез можно предъявить иск, что он заработал деньги, общаясь с коррумпированным партнером за границей. Соответственно, интерес американских банков – защититься от этих рисков. Тут нет глубокой философии и идеологии», – считает спикер.

В режиме невероятной прозрачности

Продолжая дискуссию, Игорь Виттель заметил, что понятие «кеш» сейчас практически исчезло из оборота. «Наличные деньги исчезают, потому что становится удобнее платить кредитными карточками или с помощью платежных систем – это одна из причин. А еще потому, что люди не могут расплатиться налом: любая транзакция наличностью вызывает у банков подозрение. «Сложность в том, что некоторые люди не могут обналичить деньги, банки теряют финансовые потоки», – говорит он.

«Это правда: мир продвинутый, мир экономически развитых стран движется к совершенно невероятной открытости. Про тебя все известно, в свободном доступе есть даже информация о том, за сколько ты купил дом, где и какой кредит взял и не отдал», – отвечает Константин Сонин.

«Глобальная прозрачность, она ведь будет иметь глобальные политические последствия», – перенаправил дискуссию в несколько иное русло Константин Эггерт.

«Уже имеет и очень большие», – прокомментировал Константин Сонин. И добавил: «Последствия бывают прямые и непрямые. Например, американские политики живут в режиме невероятной прозрачности по сравнению со всеми остальными политиками в мире. Английские, может быть, так же. Про них абсолютно все известно. Одно из последствий того, что в последние годы стало больше информации: политики стали бесстыднее, а граждане стали к этому нормальнее относиться. Раньше вскрытие некоторых тайн означало конец карьеры, а теперь – ну и что. Слишком много вещей про всех выяснилось…»

Более того, как заметил один из модераторов, это еще и связано с огромными затратами на комплаенс. «Эффективность бизнеса сегодня это вопрос не «грязных денег», а резкого увеличения ненужных издержек», – отметил он.

Борис Уманов, возвращаясь к опыту Казахстана, высказал мнение, что население достаточно продвинуто и с удовольствием пользуется гаджетами, однако «когда дело доходит до элементарных операций (финансовых. – Ред.), зарегулированность рынка играет свою отрицательную роль».

«Пример – кешбэки, в Казахстане при страховании ГПО ВТС они запрещены. То есть государство, регулятор, демотивирует людей пользоваться кредитными карточками. При этом нагрузка на страховой сектор с точки зрения комплаенс-контроля, борьбы с финансовыми махинациями, конечно, занимает достаточно серьезное место. Я думаю, минимум на 25% продукт мог бы быть дешевле, если бы не было жесткого регулирования», – считает Борис Уманов.

Он полагает, что проникновение электронного страхования в Казахстане едва ли достигнет хотя бы 15% в перспективе года. «И дело не в том, что у населения нет гаджетов. А в том, инфраструктура настроена так, чтобы продажа продуктов и страховые выплаты тормозились регулирующими структурами», – подводит спикер итог дискуссии о Big Data и рисках в новой реальности.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: