Быть или не быть надзору за аудиторами

Быть или не быть надзору за аудиторами

Профессиональное общество поделилось на два лагеря.

25 Декабрь 2018 07:00 4642

Быть или не быть надзору за аудиторами

Автор:

Майра Медеубаева

Фото: ortcom.kz

В Казахстане назрела необходимость создания специального надзорного органа за деятельностью аудиторов. Об этом говорится на протяжении нескольких лет. О том, какая работа ведётся в этом направлении, рассказала директор Департамента методологии бухгалтерского учёта и аудита Министерства финансов Арман Бектурова.

Насколько назрела необходимость создания специального надзорного органа за деятельностью аудиторов?

– В настоящее время мы подготовили законопроект. Рассматривается вопрос, стоит передавать аудиторскую деятельность на саморегулирование (СРО) или нет. Создана рабочая группа на уровне заместителя премьер-министра по вопросу необходимости передачи аудиторской деятельности на СРО, Минфином проведён анализ мнений. В результате которого вырисовывается следующая картина: мы имеем пять профессиональных аудиторских организаций (ПАО), четыре из которых поддерживают создание специального надзорного органа, пятая  ПАО выступает против.

Согласно проведённому опросу среди компаний публичного интереса, более 50 процентов поддерживают создание независимого органа. Отметим, в евродирективах пристальное внимание уделяется госнадзору, по их мнению, данную отрасль нельзя передавать на саморегулирование.

У нас уже есть опыт передачи на саморегулирование оценочной деятельности. Как вы знаете, в июле этого года оценка перешла на саморегулирующую организацию (СРО). По прошествии четырёх месяцев имеется множество дел по спорной оценке. Каждый рабочий день телефон и почта разрываются от жалоб: пишут СПК, акиматы, несогласные с заключением оценщиков. Согласно закону, поскольку оценочная деятельность находится на саморегулировании, мы не имеем права разбираться в их делах. Поэтому переправляем жалобы в палату оценщиков или СРО, которые в своё время отвечают, что всё было проведено в соответствии с процедурами. У нас недавно был случай, когда одно и то же госимущество одна оценочная компания оценила в 2,8 миллиарда тенге, другая – в 800 миллионов тенге. Напоминаю, оценка имущества влияет на налогооблагаемую базу. Поэтому возникают большие вопросы по саморегулированию оценочной деятельности.  

По моему мнению, в оценочной деятельности, бухучёте и аудите, наоборот, нужен сильный надзор – это сказывается на инвестпривлекательности. Инвесторы должны быть уверены, что в стране сильный надзор, независимый от профессии. Аудиторы должны быть подотчётны и контролироваться со стороны независимых организаций. Это неправильно, когда аудиторские компании сами себя проверяют, занимаются аттестацией, сертификацией. Как итог – отрасль предоставлена сама себе.

По Вашему мнению, кому должен быть подотчётен надзорный орган?

– Национальный банк является регулятором по финансовым организациям. Наша модель предусматривает, чтобы в органе управления были представители Нацбанка, Минфина и иных организаций, а также не практикующие профессионалы-аудиторы.

Есть ли конкретные сроки по его созданию?

– Законопроект готов и обсуждён с профессиональным сообществом. 12 декабря проведена конференция с представителями отрасли и иностранными инвесторами, на которой стало ясно, что игроки рынка сами устали от дерегулирования. К тому же пять профессиональных аудиторских организаций – это достаточно много для нашей страны. К примеру, в России действуют две СРО.  

Например, профессиональные сертифицированные бухгалтеры могут работать в организациях публичного интереса. В настоящее время в Казахстане насчитывается около девяти тысяч профессиональных бухгалтеров. Напомню, мы самыми первыми в СНГ ввели институт сертификации, наш опыт используется на постсоветском пространстве. Есть национальная система сертификации для бухгалтеров, но всё равно констатируется, что большая часть финансовых нарушений происходит именно в ведении бухучёта. Где на сегодняшний день представлены 16 профессиональных организаций, порядка 20 компаний занимаются обучением. Поэтому для поднятия имиджа профессии и уровня профессионального развития Минфин проводит семинары, а также в декабре организован конкурс «Лучший бухгалтер» и «Лучший аудитор» в целях повышения мастерства у практикующих специалистов. Более того, памятка по устранению выявленных нарушений по итогам года размещается на сайте Минфина.

Главы государств подписали соглашение об аудиторской деятельности в Евразийском экономическом союзе. Расскажите о его основных целях.

– Соглашение ещё разрабатывается, оно не подписано и направлено на формирование единого рынка аудиторских услуг ЕАЭС. Документ определяет единые подходы к организации и осуществлению регулирования аудиторской деятельности, направлен на предоставление лицам любого государства – члена союза права на поставку и получение аудиторских услуг без ограничений и изъятий, признание квалификационных аттестатов аудиторов государств-членов, признание аудиторских заключений, выдаваемых аудиторской организацией одного государства на территории других государств-членов. В 2021/22 году открывается единый рынок по оценочной деятельности. В этой ситуации нам важно быть лидерами, чтобы оставаться конкурентоспособными, чтобы наши компании могли поехать в Россию и работать, и при этом никто бы не сомневался в их компетенции. Этого возможно достичь, если в других странах будут знать, что в Казахстане есть сильный надзор за профессией.

Как Вы считаете, должны ли аудиторы, проводившие аудит деятельности таких проблемных банков, как Delta Bank, RBKKazInvestBank, Банк Астаны, Qazaq Banki, Эксимбанк, понести какую-либо ответственность за предоставление недостоверной отчётности?

– Есть законодательные механизмы – за предоставление недостоверной отчётности налагается штраф. Насколько они равнозначны: штраф и причинённый ущерб – это надо доказывать. Этим должен заниматься Нацбанк, который инициирует возбуждение административных дел по финорганизациям. По сложившейся практике Нацбанк передаёт нам перечень компаний, которые невовремя сдали отчётность в депозитарий, Минфин налагает штрафы. По данным конкретным банкам ничего не поступало.

В России в ноябре этого года Deloitte отозвал своё положительное заключение по Промбизнесбанку за 2014 год, выданное незадолго до отзыва у него лицензии. Были ли у нас подобные случаи?

– У нас не было таких случаев.

По всему миру ужесточается регулирование аудиторских компаний. К примеру, деятельность PwC была запрещена в некоторых странах, в США подаются иски против КПМГ. В России депутаты поднимают вопрос об отказе услуг «большой четвёрки». Какая-то подобная регулятивная работа ведётся в Казахстане?

– У нас правовое государство. Если компании осуществляют деятельность в соответствии с законодательством, не нарушают его, то мы не можем принимать ограничивающие решения. Но если будут установлены факты нарушений с доказывающими материалами, то Комитет внутреннего госаудита в соответствии с законодательством должен применять меры вплоть до отзыва лицензии. Данные нормы прописаны в законе, но факты такие отсутствуют.

Как Вы считаете, есть ли в Казахстане компании уровня «большой четвёрки»?

– Да. У нас в Казахстане осуществляют свою деятельность компании «большой четвёрки». Надо признать, что «большая четвёрка» – это наработанный опыт по всему миру с большой базой данных. Наши специалисты проходят там практику. Наша задача – максимально перенять опыт. У нас также есть список казахстанских аудиторских компаний, которые могут аудировать компании, выходящие на фондовую биржу. Сейчас на территории МФЦА зарегистрировано более ста компаний. Данные компании, а также другие эмитенты будут нуждаться в квалифицированном аудите. Кроме того, Минфин совместно с Нацбанком разработал квалификационные требования и перечень информации, которую будут подтверждать аудиторские компании (аудит иной информации). Как вы знаете, с января следующего года Нацбанк переходит на риск-ориентированный надзор. Банкам будут предъявлять конкретные требования на основании рисков. Есть специальные документы, перечень, подлежащий проверке в рамках аудита иной информации, требования к содержанию, срокам предоставления аудиторской организацией аудиторского заключения. Это будет аудит тех требований, которые выставит Нацбанк: стратегическое и бюджетное планирование, качество прогнозирования, качество внутренних процедур оценки достаточности собственного капитала, политики, адекватность увеличения лимитов на различного рода риски, качество залогового обеспечения и так далее. Если говорить, есть ли у нас хорошая инфраструктура, то сейчас много местных компаний, которые входят в международную сеть. 

Как переход на МФСО-9 отразится на работе аудиторов?

– Стандарт налагает больше обязательств, необходимо отразить все резервы, аудиторы должны их подтвердить, то есть это дополнительные обязательства. Девятый стандарт однозначно влияет на индустрию в том плане, что у всех компаний по логике должны быть большие резервы – больше, чем раньше.

Майра Медеубаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Аудит возьмут под контроль

Надзорный орган за деятельностью аудиторов могут создать в течение полугода, соответствующий законопроект подготовлен Министерством финансов.

13 Декабрь 2018 12:12 6528

Аудит возьмут под контроль

Фото: Максим Морозов

О необходимости создания независимого надзорного органа в регулировании аудита заговорили после участившихся случаев предоставления недостоверной финансовой отчётности. В настоящее время перешли от слов к делу, подтверждением тому является вторая за неделю конференция на тему бухгалтерского учёта и аудита, организованная Министерством финансов. Последние изменения в учёте, аудите и их регулировании обсуждали в среду, 12 декабря, на мероприятии, организованном Минфином совместно с British Chamber of Commerce in Kazakhstan.

Как стало известно, соответствующий законопроект подготовлен и обсуждён с профессиональным сообществом. Напомним, в настоящее время аудиторская деятельность в Казахстане находится на саморегулировании. В стране зарегистрированы пять саморегулирующих организаций (СРО) с различным количеством членов. К примеру, в России работают две СРО, по их законодательству количество аудиторов в каждой СРО должно достигать не менее 10 тысяч человек. К слову, в Казахстане нет требований по количеству членов, что и стало одной из причин создания целых пяти профессиональных организаций.

Проверять нельзя самих себя

По словам директора Департамента методологии бухгалтерского учёта и аудита Минфина Арман Бектуровой, в декабре состоялось заседание рабочей группы, на котором участники рынка поддержали идею создания независимого надзорного органа в регулировании аудита.

«Важно, что у сообщества есть понимание о необходимости данного органа. В целом технически принятие законопроекта возможно проработать в течение полугода-года», – сообщила представитель Минфина.

Как пояснила спикер, работу планируют проводить поэтапно, сначала переход осуществится для финансовых организаций, в первую очередь банков, далее – компании, которые листингуются на бирже. На вопрос, кому будет подотчётен данный орган, Арман Бектурова информировала, что «в идеале в нём должны быть представители МФЦА, Национального банка, как регулятора, Минфина и профессионального сообщества».

На конференции также затронули вопросы о необходимости изменения подходов к образованию бухгалтеров. Как отметили эксперты, в Казахстане бухгалтеры сдают три экзамена, в то время как по международным стандартам их больше. По мнению спикеров, бухгалтерской отчётности и финансовому аудиту в первую очередь люди должны доверять, финотчётность должна быть составлена в соответствии с международными стандартами, а её составители обладать соответствующими навыками. Эти слагаемые сказываются на инвестиционной привлекательности страны.

«Инвесторы должны знать, что в Казахстане есть инфраструктура, независимый надзорный орган за деятельностью аудиторов, где работают независимые от профессии люди, которые могут обеспечить надлежащий контроль качества, тогда будет доверие к стране», – продолжила Арман Бектурова.

Сегодня в Казахстане профессиональные организации (с элементами СРО) самостоятельно осуществляют контроль качества своих членов, здесь и возникает конфликт интересов. Например, в Великобритании создан FRC – независимый надзорный орган, в котором работают непрактикующие аудиторы с большим опытом работы. Во избежание конфликта интересов они проверяют финансовую отчётность и дают заключения по контролю качества.

Также эксперты обсудили периодичность замены аудиторской компании.

«Неправильно, когда аудиторы и клиенты буквально «срослись», десятилетиями услуги оказывают одни и те же компании. В соответствии с международными стандартами контроля качества (п. 25 МСКК 1) аудиторская организация должна внедрять политику, снижающую угрозу близкого знакомства, когда в течение длительного времени привлекаются одни и те же сотрудники аудиторской организации. Кодекс этики профессиональных бухгалтеров требует проведения ротации ключевого партнёра по аудиту по истечении заранее установленного срока, обычно не более семи лет. Проект соглашения об аудиторской деятельности в рамках ЕАЭС также требует применять кодекс этики профессиональных бухгалтеров. В нашем законе предусмотрен ряд случаев, при которых запрещается проведение аудита (к примеру, если в аудируемом субъекте работают родственники аудиторов либо последние имею личные имущественные интересы в аудируемом субъекте и многое другое). 

Учитывая все эти нормы, мы должны выработать единую позицию с профессиональным сообществом и потребителями услуг касательно ограничений и ротации при внесении поправок в законодательство.

Также последние изменения законодательства предусматривают акцент на риски – предупреждение всех рисков компании. Это приведёт к тому, что аудиторский отчёт будет более развёрнутый и больше содержать требований по раскрытию информации», – резюмировала глава департамента Минфина.

В целом в Казахстане в настоящее время работают более 700 аудиторов, пять СРО включают 200 аудиторских организаций, которые обслуживают порядка 7 тыс. компаний публичного интереса.

Зарубежный опыт

Руководитель департамента аудиторских услуг KPMG в Казахстане и Центральной Азии Эшли Кларк рассказал о работе подобного надзорного органа в Великобритании. По его словам, он вырабатывает все регулирующие положения, рекомендации, методологические пособия в части усовершенствования бухгалтерского учёта и аудита. Ключевой характеристикой является независимость как от правительства, так и самих аудиторов, соответственно, «выдавая экспертное мнение, он является независимым оценщиком той реальности, которая существует в области финансового и бухучёта, а самое главное, в деле регуляторного регулирования». По словам спикера, надзорный орган подотчётен широким кругам общественности Великобритании, но периодически проходят проверки со стороны правительственных органов.

По мнению г-на Кларка, периодичность ротации и смена аудиторов обусловлена особенностями рынка, с точки зрения бизнес-целесообразности не совсем эффективно слишком часто их менять, «мнение аудитора часто зависит от того совокупного впечатления, которое он может наработать в процессе последовательной работы на одного клиента в течение определённого времени», считает эксперт.

Как проверить качество знаний

В своем выступлении президент АО «Финансовая академия», экс-министр финансов Наталья Коржова напомнила, что Казахстан ставит задачу войти в 30 конкурентоспособных стран мира, «соответственно, бухгалтерский учёт и аудит должен проводиться как в развитых странах».

«В мире существуют два подхода: либо контролировать обучающие структуры, которые проводят повышение квалификации, подготовку-переподготовку кадров, либо контролировать контингент на выходе, когда человек обучен, но, обладает он компетенциями или нет, должен проверить сертификационный центр и выдать соответствующий сертификат, который будет пользоваться доверием работодателей», – отметила глава академии.

По словам Натальи Коржовой, необходимы единые требования ко всем, кто претендует на то, чтобы иметь определённые компетенции, подтверждённые документом, «когда организации обучают и сами дают сертификат, объективность пропадает», продолжила спикер.

По её мнению, определить, обладает ли человек компетенциями или нет, должен независимый сертификационный центр. При этом независимый в первую очередь от тех структур, которые занимаются обучением или повышением квалификации.

«Мы считаем, вопрос создания единого сертификационного центра давно назрел. Это надо для того, чтобы инвесторы нам доверяли, видели, что мы работаем по международным стандартам. Тогда они будут вкладывать не только инвестиции, они будут доверять человеческому капиталу, потому что наши профессионалы обладают компетенциями, подтверждёнными независимым сертификационным центром», – резюмировала Наталья Коржова.

Майра Медеубаева

KASE увеличила чистую прибыль в 2017 году

Казахстанская фондовая биржа отчиталась по итогам прошлого года.

05 Июнь 2018 16:20 6995

KASE увеличила чистую прибыль в 2017 году

Фото: time.kz

Казахстанская фондовая биржа (KASE) остается прибыльной «дочкой» для Национального банка (регулятор владеет 50,1% акций биржи) и других акционеров. В 2017 году чистая прибыль KASE составила 792,8 млн тенге против 721,7 млн тенге годом ранее, сообщается в аудированном годовом отчете KASE за 2017 год. Прибыль биржи до налогообложения достигла 905,6 млн тенге (867,9 млн тенге в 2016 году).

Доходы по услугам и комиссиям традиционно обеспечивают фондовой бирже львиную долю выручки. В 2017 году эта статья дохода принесла KASE 1,9 млрд тенге, на 28,6% больше, чем в 2016 году. Несмотря на то, что операции с иностранной валютой принесли бирже в 2017 году доход (против убытка в 2016 году), процентные доходы все же уступили итогам 2016 года. Поэтому величина операционных доходов в 2017-2016 годах оказалась практически равной: 2,5 млрд тенге против 2,1 млрд тенге. При этом операционные расходы увеличились на 25,5%, с 1,3 млрд тенге до 1,6 млрд тенге.

В разрезе статьи доходов по услугам и комиссиям биржа превысила результаты 2016 года практически по всем показателям. Максимальную выручку в 687,8 млн тенге принесли комиссионные вознаграждения за операции на бирже, листинговые сборы добавили в копилку еще 654,1 млн тенге, вырос клиринговый сбор и доход от информационных услуг. В минусе оказались две позиции. Прежде всего, сборы за членство на бирже, поскольку количество брокерских лицензий за последние пару лет не увеличивается, а сокращается: в 2017 году прошла добровольная сдача одной лицензии. Соответственно, сократились сборы от удаленного доступа, предоставляемого биржей брокерам.

Рост операционных расходов прошел благодаря увеличению затрат на крупные статьи расхода: персонал, износ и амортизацию, переоценку основных средств, а также на их техническое обслуживание.

Прибыль в расчете на одну акцию составила 841,6 тенге, тогда как в 2016 году прибыль на акцию начислили в размере 766,2 тенге. Доходность владения акцией за год для инвестора составила 8,9% при годовой инфляции в 2017 году в 7,1%.

Активы KASE в 2017 году составили 10 млрд тенге, обязательства – порядка 2 млрд тенге. Деньги на счетах в банках, бумаги, удерживаемые до погашения, и основные средства являются ключевыми активами для KASE.

Инвестиционная политика KASE остается достаточно консервативной. На счетах банков находятся 1,9 млрд тенге, причем инвестор сократил позицию, в 2016 году на депозитах лежало 2,6 млрд тенге. Зато в 2017 году был увеличен портфель бумаг, удерживаемых до погашения, с 2,5 млрд тенге до 4,1 млрд тенге. Почти полностью (99%) портфель составлен из краткосрочных государственных ценных бумаг – нот Нацбанка, что объясняется высокой ликвидностью и привлекательной доходностью этих бумаг.

Татьяна Батищева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: