/img/tv.svg
RU KZ
Hang Seng 28 025,19 FTSE 100 7 610,70 KASE 2 345,57 РТС 1 634,32 DOW J 29 335,30 Медь 6 160,84
Погода:
-7Нур-Султан
-5Алматы
Hang Seng 28 025,19 FTSE 100 7 610,70
KASE 2 345,57 РТС 1 634,32
DOW J 29 335,30 Медь 6 160,84
Ценовой дисбаланс: сколько стоит мясо в регионах

Ценовой дисбаланс: сколько стоит мясо в регионах

Разница в цене может составлять в полтора раза и более, а на некоторые виды мясной продукции – превышать в два раза в зависимости от области.

28 Ноябрь 2019 11:30 6252

Ценовой дисбаланс: сколько стоит мясо в регионах

Говядина

Говядина – самое востребованное мясо в Казахстане. По данным Комитета по статистике, только во II квартале 2019 года в среднем каждый житель республики съел по 5,6 кг. Высокий спрос толкает цены вверх: стоимость говядины растет с первой декады мая, то есть уже 27 недель подряд. По официальным данным, за 10 месяцев 2019 года ее стоимость выросла на 15%, что в разы опережает темпы инфляции (3,9%). Хотя рост цен крайне неравномерен: в Карагандинской области стоимость килограмма говядины выросла на 3,9%, а в Алматы – на 24,5%

Сильно разнятся цены и в зависимости от региона – разница порой составляет почти 650 тенге за килограмм. Дешевле всего говядина стоит в Актобе – 1491 тенге за кило, по данным на конец октября. При этом рост цен с начала года в регионе составил 7,3%: тут не только самая низкая цена, но и рост цен вдвое ниже среднереспубликанского.

Иная ситуация в Алматы: тут за килограмм говядины нужно отдать в среднем 2134 тенге. Ни в одном другом городе республики цены не доходят даже до 2000. В Нур-Султане стоимость составляет 1923 тенге, в Туркестане и Шымкенте – около 1895 тенге, в остальных городах еще меньше.

Баранина

Потребление баранины в апреле-июне 2019 года составило 1,7 кг на человека с ростом на 7% к аналогичному периоду предыдущего года. Цены на нее растут быстрее, чем на другое мясо – 15,6% за 10 месяцев. При этом сильнее всего рост заметен на юге:

  • В Туркестанской области баранина в январе-октябре подорожала на 28,7%.
  • В Кызылординской области и Шымкенте – на 23,3%.
  • В Алматы – на 19,9%.

Кроме того, ощутимый рост отмечен в Акмолинской области – на 22,2%. Наименьшие темпы – в Актюбинской области – 6,3%.

Средняя стоимость на конец октября составила 1695 тенге. При этом цены выше в граничащих с Узбекистаном регионах, а также трех городах-миллионниках. Самые высокие – в Нур-Султане (2136 тг) и Алматы (2090 тг). Это в 1,6 раза больше, чем в Павлодаре: тут купить килограмм баранины можно за 1353 тенге. Менее 1400 тенге стоит это мясо и в Уральске.

Конина

Конина – третье по популярности мясо (в среднем 1 кг на человека во II квартале 2019 года), спрос на которое также растет быстрее всего (на 15% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года). Оно же и самое дорогое – средняя цена за килограмм составляет почти 2000 тенге. За 10 месяцев конина подорожала на 13%

Самое дорогое мясо – в Алматы. Тут за килограмм конины нужно отдать более 2,4 тыс. тенге, причем с начала года ценники выросли на 20,2%. В Талдыкоргане, центре Алматинской области, цена на 700 тенге меньше, а рост стоимости за 10 месяцев составил 10%. В большинстве регионов (11 из 17) цена варьируется в пределах 1,8-2 тыс. тенге. К слову, в Талдыкоргане и Туркестане конина дешевле говядины, во всех остальных крупных городах она остается самым дорогим мясом.

Свинина

Растет в республике и потребление свинины – 0,9 кг на человека в апреле-июле 2019 года, что на 13% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. Но цены на нее растут медленнее, чем на другие виды мяса (хотя и гораздо больше инфляции) – 10,5%. Причем сильнее всего они выросли с начала года в Кызылорде (+21,1%) и Алматы (+20,5%).

В южной столице самые высокие цены на свинину – 1888 тенге. Это в 1,6 раза больше, чем в Павлодаре (1192 тг.). При этом в данных Комитета по статистике нет цифр по Атырау и Туркестану. В целом же стоимость килограмма свинины на конец октября 2019 года в Казахстане составила 1455 тенге. А это значительно дешевле говядины, баранины и конины. Лишь в двух городах (Усть-Каменогорск и Актобе) свинина стоит на несколько тенге больше, чем баранина.

Птица

Стоимость мяса птицы за 10 месяцев 2019 года выросла на 11,2%. При этом казахстанцы едят ее чаще, чем свинину, и примерно столько же, сколько и конину, примерно по 1 кг на человека за квартал. Основу потребления составляет мясо курицы. Оно остается самым доступным: по данным Комитета по статистике, средняя стоимость килограмма окорочков составляет 829 тенге – вдвое ниже стоимости мяса барана.

При этом чем дальше на восток, тем выше цены. Если в Актобе килограмм стоит 694 тенге (при росте цен в регионе на 8,1% за 10 месяцев), то в Усть-Каменогорске – 897 тенге (+7,4%). Самые высокие цены на куриные окорочка – в столице. В среднем жители Нур-Султана платят за килограмм 956 тенге. Таким образом, цены по республике в зависимости от региона отличаются в 1,4 раза.

Колбасы

Самый большой разброс цен – на вареную колбасу. В зависимости от региона ее стоимость варьируется от 1260 до 2613 тенге за килограмм. То есть цены разнятся как минимум вдвое. Самые высокие – на юго-востоке и юго-западе республики (в Алматы – более 2,6 тыс.), самые низкие – просто на юге (в Кызылорде – 1260 тг и Таразе – 1305 тг).

Цены на вареную колбасу растут медленнее, чем на мясо: за 10 месяцев в среднем по республике рост составил 6%. Еще меньше – на 5,2% – выросла стоимость копченой колбасы. В среднем каждый казахстанец во II квартале съедал по полкилограмма колбасы в месяц.

Рыба

Еще больше казахстанцы едят рыбу – 3,6 кг за квартал на человека с ростом на 11% за год. Но платить за нее приходится всем по-разному. Житель Кызылорды может купить 2,5 килограмма соленой и копченой рыбы (без учета деликатесной) на те деньги, что в Атырау уйдут на покупку одного кило. Стоимость в этих городах составляет 1082 и 2710 тенге соответственно. Средняя же стоимость по республике на конец октября составляла чуть более 1630 тенге. Это на 11% больше, чем в начале 2019 года.

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Максут Бактибаев: «Я пока не встречал фермеров, которые ездят на дорогих мерседесах S класса»

В студии ATAMEKEN BUSINESS состоялась жаркая полемика по теме возможного запрета на экспорт скота. 

13 Декабрь 2019 19:01 6250

Максут Бактибаев: «Я пока не встречал фермеров, которые ездят на дорогих мерседесах S класса»

«К сожалению, фермеры пока не получают ту рентабельность, которую должны получать. Отчасти в этом виноваты посредники, отчасти виновата низкая платежеспособность», – считает председатель Мясного союза Казахстана» Максут Бактибаев. 

В студии ATAMEKEN BUSINESS состоялась жаркая полемика по теме возможного запрета на экспорт скота. Министерство сельского хозяйства сейчас готовит соответствующий приказ. В случае его введения запрет будет действовать полгода. Из алматинской студии к дискуссии подключился руководитель Ассоциации овцеводов Казахстана Алмазбек Садырбаев. Он считает, что в  аграрной политике были допущены определенные упущения, которые могут привести к тому, что Казахстан окажется сырьевым придатком для соседних стран.  

ATAMEKEN BUSINESS: Мы уже неоднократно обсуждали в нашей студии удорожание мяса. В чем все-таки основная причина этого?

МАКСУТ БАКТИБАЕВ: Рост цен на юге составил 15%, на севере – на 9%. Мы связываем это с ростом инфляции. В первую очередь это дизельное топливо, это корма. По данным на 30 ноября этого года экспорт всего мяса составил 57 тысяч тонн с учетом как раз-таки скота, о котором сегодня пойдет речь.

ATAMEKEN BUSINESS: Кто несет ответственность за повышение цен: перекупщики, рассчитывающие на хорошую маржу, или фермеры, которые продают по таким ценам?

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  На самом деле у нас экономика страны не поспевает за ростом цен. И как раз-таки импортозависимость по многим показателям играет свою роль. Девальвация в два раза подняла цены на импортируемую продукцию. Мясо, кстати, последним подорожало. Сейчас оно отыгрывает те показатели, которые должны были быть. На самом деле фермеры, которые занимаются животноводством, достойны получать соответствующую оплату за свой труд. Продавая свою продукцию на рынке, они тем самым зарабатывают для содержания своей семьи. Они такие же граждане, как и мы. У них маржа не большая. Фермеров, которые ездят на дорогих мерседесах S класса,  я пока не встречал. К сожалению, фермеры пока не получают ту рентабельность, которую должны получать. Отчасти  в этом виноваты посредники, отчасти низкая платежеспособность. Каждый казахстанец в среднем потребляет 65 кг мяса в год. Мы производим около одного миллиона тонн мяса, 200 тысяч тонн мы еще импортируем. Это курятина. При этом в Америке, в Швейцарии среднестатистический житель потребляет 120 кг в год. Потому что он может себе это  позволить.

ATAMEKEN BUSINESS: А Вы знаете,  по какой цене сдают свою продукцию  наши фермеры?

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  Сейчас если фермеры сдают на откормочной площадке,  то они получают 700-800 тенге за 1 кг живого веса. А продавая уже откормленный скот, например, за  рубеж, то  наши соседи – Узбекистан, они нам готовы платить 900-950 тенге за 1 кг живого веса с места. Если мы будем запрещать экспорт скота, то тем самым мы лишаем наших фермеров прибыли. То есть, получается, мы говорим: бери кредит, развивай хозяйство, и у нас задача – экспорт мяса. А теперь мы говорим: экспорт отменяется, ребятки. Нам нужно удерживать цены. Но если мы возвращаемся к госплану, к советской экономике, то окей. Давайте тогда до конца соблюдать правила игры. Если будут заготовительные конторы, будет гарантированная цена, тогда давайте нам бесплатный кредит, давайте нам бесплатные корма. На солярку тоже цену фиксируйте.

ATAMEKEN BUSINESS: Животноводы говорят, что цены подорожали, потому что скота стало меньше. Так ли это?

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  Ну,  его было то 6,2 млн голов КРС, сейчас около 7 млн. Рост есть, примерно 3-5% каждый год. Меньше его не стало, потому что нет предпосылок.

ATAMEKEN BUSINESS: Алмазбек, действительно ли фермерам содержание скота стало обходиться дороже?

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Поголовья у нас недостаточно. Мы не достигли того уровня, который у нас был на заре независимости. Это следствие того, что происходили определенные упущения в агрополитике. Возможно, сейчас пытаются что-то выровнять. Вот все говорят: экспорт, экспорт. Экспорта не будет,  пока не будет собственного поголовья. Собственное поголовье воспроизводится через маточное поголовье. А если маточное поголовье будут продавать живьем за рубеж, у нас никакого роста не будет. Получается, мы все кредиты, все субсидии вкладываем для того, чтобы там где-то узбекский или киргизский брат торговал и на этом зарабатывал?  То есть мы будем опять же сырьевым придатком, как некогда наши предки были сырьевым придатком Коканда, Хивы, Китая. А выходить из этого надо только с переработкой. У нас нет  дефицита мяса только по баранине. По остальным видам – дефицит. И продавать этот дефицит туда же, в Узбекистан, это не есть хорошо.

ATAMEKEN BUSINESS: Некоторые говорят, что выгодно продавать оптом за рубеж. Хотелось бы узнать у Вас: жалуется ли кто-то из фермеров, что им не выгодно продавать баранину на внутренний рынок?

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Никто не жалуется.  Никто из фермеров не стоит на таможне в Кордае  или где-то еще. Это сейчас кричат откормочные площадки, которые превратили это в механизм: закуп скота, откорм, и живым продавать туда дальше. Здесь, скорее всего, вопрос знаете в чем. Скорее,  есть недоговоренности между откормочными площадками, как крупными игроками, и этими мясопереработчиками. Это недоговоренности между двумя сегментами отрасли. Они между собой не договариваются, а кричат, и натягивают ситуацию на всю отрасль. Если у нас будет больше мясокомбинатов, легче будет договориться. Я объехал почти весь Казахстан по мясопереработке, мы не нашли ни двух, ни трех, которые могут перерабатывать баранину. И то же самое с говядиной.

МАКСУТ БАКТИБАЕВ: В целом единственное, в чем он (Алмазбек Садырбаев. – Прим. ATAMEKEN BUSINESS) прав, что не хватает поголовья. А чтобы увеличить поголовье, надо, чтобы фермер зарабатывал больше денег. Чтобы этой прибыли хватало на инвестиции в бизнес. Сейчас фермер выживает. Если будет справедливость, то зачем вообще нужны субсидии? Мы вот сейчас сделали заявления, что отказываемся от субсидий на откорм скота. Это первая отрасль в Казахстане, которая говорит: нам субсидии не нужны. Нам нужна рыночная цена. Не лезьте в наш бизнес. И самое главное, в чем Алмазбек прав: мясокомбинатов мало. Они настолько мелки относительно мировых масштабов, что не готовы давать цену, которую должны давать.   

ATAMEKEN BUSINESS: Останется ли у фермеров желание выращивать скот, если все-таки примут запрет на вывоз живого мяса?

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Конечно. У мелкого фермера нет доступа ни к субсидиям, ни к финансированию, но вместе с тем он занимается этим бизнесом. Они не имеют тех преференций, которые есть у  крупных  предприятий.  

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  Зачем вы манипулируете фактами? Бюджет сельского хозяйства –  40 млрд тенге. Из них 95% получают мелкие фермеры. Тем более я сказал, что крупный бизнес готов отказаться от субсидий в пользу фермеров. Потому что без фермеров не будет бизнеса вообще.

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Вот этот посыл, что Мясной союз отказался от субсидий, он исходит от МСХ… (Максут Бактибаев перебивает.) Максут, дайте мне высказаться. Сейчас государство выделит деньги на закуп маточного пологоловья, а после выяснится, что маточного поголовья у нас нет. И что делать нам? Нам останется тогда опять бежать в Россию и покупать. Смысл какой? Поэтому это ограничение – правильное.

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  Алмазбек, Вы путаете базовые вещи и вводите людей в заблуждение. Я по образованию математик. Люблю логику. В прошлом году была принята 10-летняя программа по развитию мясного животноводства. И упор в ней идет на развитие мелкого фермерства.

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Вами было принято, что откормочники должны начинаться с трех тысяч голов. И за бортом остались те, кто держал 200-400 бычков.

Депутаты возмутились отменой субсидий для аграриев на 36,5 млрд тенге

В Казахстане мясо может исчезнуть с прилавков магазинов, если государство сократит господдержку животноводства.

03 Октябрь 2019 12:21 9739

Депутаты возмутились отменой субсидий для аграриев на 36,5 млрд тенге

Об этом заявил мажилисмен Мурат Темиржанов, сообщает inbusiness.kz.

В ходе обсуждения корректировок трехлетнего бюджета мажилисмен Темиржанов спросил, почему чиновники так не любят сельское хозяйство.

«В нынешнем бюджете мы видим, что Министерство финансов не поддержало 36,5 млрд тенге на субсидирование и развитие племенного животноводства. Неужели вы как финансисты не понимаете, что если у нас не будет кормовой базы, то у нас не будет и животноводства? А если у нас не будет животноводства, у нас элементарно не будет мяса на полках магазинов. Эти цепочки же взаимосвязаны между собой», – возмутился депутат.

Понятно, что была поставлена задача отказаться от неэффективных субсидий, продолжил он.

«Но это же не значит, что нужно прекращать все субсидирование в этой отрасли? Тем более это основа. Хлеб – всему голова, это не я придумал. Сегодня у наших сельхозтоваропроизводителей и так очень серьезное положение. У нас очень тяжелые погодные условия – и подгон, и осыпания, и прорастания в колосе – мы не набираем в этом году урожай. Засуха дважды была. А вы еще сокращаете поддержку реального сектора экономики. Для меня это в корне непонятно. Считаю, что в таком виде данный бюджет не должен приниматься», – заявил он.

На претензии депутата ответил вице-министр финансов Берик Шолпанкулов.

«Да, была заявка Министерства сельского хозяйства, чтобы они нам представили расчеты по эффективности выделенных ранее средств. Они должны были доказать, какие субсидии эффективны, как они действуют, какие критерии. После этого Минфин был готов рассмотреть вопрос о выделении этих средств. К сожалению, во время уточнения бюджета анализа от Минсельхоза не было представлено, с учетом этого этот вопрос отложили», – объяснил он.

Однако депутата Темиржанова этот ответ не устроил.

«Вы понимаете, что дело не в самом министерстве, дело в сельхозтоваропроизводителях. Мы рушим их ожидания. Они поверили государству, начали обновлять свой машино-тракторный парк, закупать скот. И в какой-то момент то, что государство должно было им отдать, вы говорите: «Стоп, все, мы не даем». Так не должно быть. Коней на переправе не меняют. Если вы начали программу, вы должны доводить ее до логического завершения», – резюмировал мажилисмен.

Дана Карина

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: