RU KZ
Цену хлеба определит голодный

Цену хлеба определит голодный

08:11 11 Ноябрь 2015 150

Автор:

Принимая непопулярные решения, ухудшающие качество жизни казахстанцев, Минсельхоз апеллирует к интересам бизнеса

Принимая непопулярные решения, ухудшающие качество жизни казахстанцев, Минсельхоз апеллирует к интересам бизнеса.

Отказ от субсидирования цен на социальный хлеб, продекларированный министром сельского хозяйства Асылжаном Мамытбековым с высокой трибуны парламента, власти объясняют необходимостью развития хлебопекарных предприятий. В Минсельхозе уверены: стоит государству освободить этот сектор рынка от оков контроля, как бизнесмены ринутся модернизировать пекарни.

Недавний выезд большой группы журналистов в ТОО «Столичный хлеб», организованный пресс-службой министерства, должен был убедить представителей масс-медиа в истинности этого тезиса. Присутствовавший на встрече с производителями вице-министр сельского хозяйства Сапархан Омаров пояснил, что решение принято на заседании госкомиссии по модернизации экономики. С января следующего года правительство отпускает цены на формовой социальный хлеб в свободное плавание.

Резоны такие. Сегодня стоимость буханки «кирпичиком» по Казахстану составляет в среднем 55 тенге. Понимая, что для социально уязвимых слоев населения хлеб есть продукт первой необходимости, государство удерживает цены путем субсидирования стоимости муки хлебопекарным предприятиям.

Только за 9 месяцев этого года Минсельхоз на эти цели израсходовал 11,5 млрд тенге. Но загвоздка в том, что так называемый социальный хлеб покупают не только пенсионеры, инвалиды и многодетные семьи, но и обычные граждане, которые не бедствуют. И потому в правительстве решили сместить акценты: отказаться от субсидий производителю и направить эти деньги на адресные пособия малоимущим.

- На реализацию программы субсидирования для поддержания цен на социальный хлеб только в текущем году из госбюджета было выделено 11,5 млрд тенге. Причем на сегодняшний день рыночная и фиксированная цена хлеба практически сравнялись. Поэтому госкомиссией было принято решение, что, начиная с 1 января 2016 года, субсидирование стоимости хлеба больше не будет. Здесь причина такая – социальный хлеб стал доступен для всех. И неимущий, и богатый могут купить его по одной цене. А поэтому для социально уязвимых слоев населения лучше, конечно, будет адресно и точечно оказывать помощь. К тому же это приведет к большой экономии бюджетных средств, – разъяснил позицию Минсельхоза Сапархан Омаров.

Расчеты Министерства здравоохранения и социального развития показывают, что в этом случае бюджет ждет существенная экономия. На адресную помощь будет затрачено около 2 млрд тенге в год – в пять раз меньше, чем на субсидирование. В итоге, по мнению экспертов, выгоду получат все. Мукомолы получат возможность реализовать муку на внутреннем рынке по рентабельным ценам. У пекарей появится возможность получить дополнительный источник прибыли за счет либерализации цен на формовой хлеб. Пенсионерам, инвалидам и многодетным матерям правительство выделит дотации в виде некой надбавки к пенсиям и пособиям.

О том, как эффективно будет действовать новый механизм, журналистам рассказал и представитель бизнеса – генеральный директор ТОО «Столичный хлеб» Абдрахым Толендиев. По его словам, сегодня хлебопекарные предприятия покупают муку первого сорта по 60 тенге за килограмм (включая транспортные расходы). Но ввиду госконтроля над ценами они вынуждены продавать хлеб по 55 тенге.

- Даже в советское время действовал негласный норматив: буханка хлеба не может стоить меньше килограмма муки. Иными словами, одна штука формового хлеба должна стоить не менее 60 тенге, без учета 10-15 процентов рентабельности, – считает Толендиев.

Пока хлебопекарни перекрывают убытки, которые несут на продаже формового хлеба, за счет выпечки и продажи нерегулируемых видов: батонов, булочек, баранок, сушек, диетических хлебов. Уже сейчас «Столичный хлеб» выпекает до 25 видов хлебной продукции из муки высшего сорта. Но, поскольку соотношение в производстве хлеба составляет 30 на 70 процентов в пользу формового «кирпича», практически все предприятия этой отрасли несут невосполнимые убытки.

- Я проанализировал меморандумы по социальному хлебу, заключенные в 2012-2014 годах. В 2012-м меморандум о реализации социального хлеба по фиксированной цене подписали 30 предприятий, выпускающих хлебную продукцию в Астане. Через год подписали только 14 компаний, а в 2015 году – всего 12 предприятий. Куда подевались остальные хлебопекарни?! Они или ушли в тень, или вообще перестали выпускать социальный хлеб, – уверен глава компании «Столичный хлеб».

Добавим к этому еще одну причину – банкротство. Примеров немало. Например, в 1999 году изменение курса тенге к доллару привело к исчезновению столичного ТОО «Акмола-нан». А в 2009 году обанкротилось алматинское «Аксай-нан». В обоих случаях проблемы предприятий возникли на фоне падения тенге, повышения стоимости муки и тарифов естественных монополий. 

Но на встрече с журналистами этот вопрос почти не затрагивался. Хлебопеки предпочитают иные объяснения кризису, постигшему отрасль. По мнению Абдрахыма Толендиева, сегодня хлеб уже не является продуктом первой необходимости для большинства населения. Сегодня граждане Казахстана потребляют до 70,7 кг хлеба в год.

- Разделив на 365 дней, мы получим 200 граммов хлеба в день. То есть каждый казахстанец в среднем тратит около 20 тенге в день на необходимое ему количество хлеба. Я вчера спросил у коллег, сколько хлеба в день ест их семья. Например, семья состоит из четырех человек. Половину буханки хлеба, отвечают. Вот давайте стоимость хлеба разделим пополам – 30 тенге. Разделите еще на четырех. Это 15 тенге. Задумайтесь, бензин продают по 128-130 тенге за литр. Проезд в автобусе стоит 90 тенге в один конец. А на хлеб, оказывается, один человек тратит всего 15-20 тенге! – убеждал журналистов генеральный директор предприятия. – Как видите, вопрос доступности социального хлеба сильно политизирован. У нас хлеб в мусор выбрасывают, потому что он копейки стоит. Но при этом апеллируют такими нерыночными терминами, как «удержание» или «регулирование» цены на хлеб. Цену на хлеб должен диктовать рынок, и она должна быть справедливой и достойной.

Руководитель хлепопекарного предприятия считает, что в 2016 году рыночная стоимость одного килограмма муки будет колебаться в пределах 65-75 тенге. Соответственно, формовой хлеб будет стоить 65-75 тенге плюс 10-15% прибыли, что в итоге составит 80-90 тенге за буханку. При этом Абдрахым Толендиев обратил внимание на то, что в соседней России аналогичный формовой хлеб стоит от 30 до 33 рублей (около 200 тенге за булку).

Хлебопек исключает возможные скачки цен, считая, что железная рука конкурентного рынка накажет спекулянта:

- Хлеб – это особый продукт, продукт номер один. Было время, когда была низкая цена на хлеб – им кормили скот. Вчера специально прошелся, заглянул в мусорные баки. Что там делается? Отдельно целлофановые мешочки, кто туда хлеб кладет, кто просто кидает. Хлеб должен быть доступным продуктом, очень вкусным и очень дорогим. Не в денежном отношении, а в морально-нравственном.

Давно замечено, что аргумент о нравственности возникает тогда, когда другие исчерпаны. Не подвергая сомнению экономические доводы, все же отметим, что последние экономические неурядицы (падение цен на нефть, секвестирование бюджета, девальвации и новый курс валют) привели к существенному сокращению покупательского спроса практически на все продукты. Хлеб – не исключение. Сегодня все крупные торговые сети отмечают падение интереса покупателей к ассортиментной продукции (выпечке, булочкам, багетам). Некоторые магазины даже бесплатно раздают зачерствевший хлеб пенсионерам.

В отличие от ассортиментного, формовой хлеб пользуется устойчивым потребительским спросом, его будут брать вне зависимости от экономической ситуации. Может, поэтому хлебопекарные предприятия заинтересованы в либерализации цен именно на этот продукт?

- Если действительно были бы свободные цены, рынок, а не государство регулировал бы цену на хлеб, тогда действительно мы могли бы работать с рентабельностью 15-20 процентов. Тогда, естественно, было бы прибыли больше. А если мы будем прибыль иметь, то будем пускать ее на развитие, – пояснил гендиректор журналистам.

Представителям СМИ подробно рассказали о планах по модернизации предприятия. Полученную прибыль компания «Столичный хлеб» намерена вложить в строительство двух новых пекарных печей и закуп европейского оборудования.

Между тем, вопрос о необходимости уйти от государственного регулирования цен на формовой хлеб поднимается не первый год. Еще в начале 2000 хлебопеки заявили о невозможности работать в этих условиях. Ответ властей был однозначен: «Народ нас не поймет».

Президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Евгений Ган вот уже несколько лет хранит обширную переписку с Минсельхозом по вопросу введения рыночного ценообразования. По его мнению, этот вопрос можно было бы решить еще много лет назад.

- У нас масса мельничных предприятий, они активно конкурируют между собой. И мука у нас доступна. Тоже самое будет на рынке хлеба. Если произойдет корректировка цены, хлеб будет стоить дороже на 15-20 процентов. Уверяю вас, большая часть населения даже не заметит этого, – прогнозирует Евгений Ган.

По словам эксперта, «думать следует не о повышении цены на хлеб, а о ее приведении в соответствие с фактическими затратами на его производство».

- Глупо ограничивать цены, надо бороться с бедностью. Намного честнее было бы обеспечить социально-незащищенные слои населения полным пакетом защиты, а не только доступностью хлеба. Мы мусолим эту тему каждый год. Надо просто принять политическое решение и сделать так, чтобы малоимущие могли не только булку хлеба купить, но и получить лекарства, льготы на проезд и оплату коммунальных услуг, – подчеркнул глава Союза зернопереработчиков и хлебопеков.

Однако предложение союза о социальной карте было воспринято, как… возврат к талонно-карточной системе снабжения продуктами. А нежелание Министерства социальной защиты населения показать данные о реальной ситуации с малоимущими в стране отсрочилои принятие решения по ценам на хлеб на несколько лет. В итоге отрасль лишилась многих конкурентоспособных предприятий, а бюджет – налогов.

Свое мнение по ценообразованию формового хлеба высказывалось и представителями Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». В одном из своих публичных интервью директор Палаты предпринимателей Алматы Юрий Тлеумуратов дал развернутый комментарий по этой теме.

- Согласно статистическим данным, казахстанцы тратят на хлеб в год около 4 тысяч тенге. На конфеты при этом тратят более 8 тысяч тенге, на проезд в общественном транспорте – 52 тысячи тенге, то есть в 13 раз больше, чем на хлеб. И почему-то увеличение цен на конфеты не вызывает такого ажиотажа, хотя они занимают более значительную часть расходов. На мой взгляд, вопрос увеличения цен на хлеб немного политизирован. Конечно, по социально незащищенным слоям это увеличение бьет, но некритично, ведь все можно решить адресной соцпомощью. Если малоимущим выдается пособие в размере 10 МРП, то есть около 20 тысяч тенге, то достаточно эту сумму увеличить еще на 2 МРП, и вопрос будет закрыт. Цены на хлеб с 2008-го и до 2015 года составляли плюс-минус 60 тенге. Сейчас эта цена дошла до 63 тенге, иногда до 65. То есть уменьшение субсидирования на закуп зерна уже повлекло изменение цены на хлеб на 2-4 тенге. В будущем хлеб увеличится в цене еще на 5-6 тенге, – сказал Тлеумуратов.

Эксперт подробно разложил на элементы формулу ценообразования на хлеб с учетом экономических законов:

- У нас в Алматы производством хлеба занимаются 26 предприятий. Четыре из них – крупные. И эти четыре крупных предприятия закрывают потребность в хлебе в Алматы на 60 процентов. Поэтому они играют основную роль на этом рынке. Для удешевления стоимости хлеба с прошлого года до 1 октября были субсидированы мукомольные предприятия на закуп зерна. Более 9 тысяч тенге за тонну выделено в этом году. В прошлом году было почти 18 тысяч тенге за тонну. То есть, к сожалению, субсидии снизились. Это и повлияло сразу на небольшое увеличение цены на хлеб. В связи с отменой этих субсидий ожидается увеличение стоимости муки на 10 тенге, и на хлебе это отразится увеличением его цены на 5-6 тенге. Это закон экономики.

Понятно, что повышения цен не избежать. Но есть ряд моментов, которые представители Минсельхоза, похоже, намеренно оставляют за скобками. Почему это кардинальное решение было принято только в этом году? Как расходы на адресную помощь, установленные на базе показателей 2014 года, будут коррелировать с растущим числом безработных? Насколько полна и достоверна база данных Министерства здравоохранения и социального развития?

Неубедительным выглядит и тезис о том, что за счет повышения цен предприятия изыщут средства на модернизацию производства. Растет не только курс доллара по отношению к тенге, но и цены на оборудование. И это тоже необходимо учитывать. Но главное – настойчиво взывая к интересам бизнеса, Минсельхоз фактически перекладывает ответственность за непопулярное решение и многолетнее бездействие на плечи предпринимателей. Понятно, что не проблемы хлебопекарной отрасли заставили правительство принять решение о либерализации цен на хлеб. Растущий дефицит бюджета заставляет принимать жесткие меры экономии. Но попытка оправдать это необходимостью развития хлебозаводов выглядит довольно неуклюжей.

 

Алексей Банцикин