Делают ноги: правила хорошего тона в мире инвестиций

5928

Почему властям опасно чувствовать себя богами во взаимоотношении с капиталом?

Делают ноги: правила хорошего тона в мире инвестиций Фото: yandex.kz

Экономика любой страны не может развиваться без притока инвестиций, в том числе из-за рубежа. Они стимулируют спрос на товары и услуги внутри страны, позволяют расширять производства, создавать рабочие места и повышать зарплаты. Параллельно местная продукция активнее попадает на внешние рынки. Государства по всему миру стремятся создавать условия для привлечения иностранного капитала, но не менее важно удерживать текущих инвесторов. Их уход может стать для всей экономики и отдельных ее отраслей настоящим шоком, что в нынешнем году было наглядно продемонстрировано на примере России. Inbusiness.kz разбирался, как государства по всему миру борются за привлечение и сохранение денег и как на общем фоне выглядит Казахстан.

Ушли по-украински

После начала войны в Украине Россию начали массово покидать иностранные компании. Одни закрывали местные филиалы, другие продавали их топ-менеджерам или конкурентам, третьи блокировали локальных пользователей. К середине декабря количество ушедших из России западных фирм измеряется сотнями. Сократили свое присутствие в стране и многие компании из стран, по-прежнему считающихся лояльными Москве (российские власти называют их "дружественными").

Китайский телекоммуникационный гигант Huawei полностью прекратил прямые поставки смартфонов, закрыл интернет-магазин в России, провел сокращения сотрудников в местном офисе, а также отказался заключать новые контракты на продажу оборудования мобильным операторам. Причины решений были разными. Если импорт устройств по официальным каналам прекратился из-за проблем с логистикой, то поставлять оборудование Huawei отказался из-за боязни попасть под вторичные санкции. Примечательно, что компания последние три года и без того находится в черном списке США, которые подозревают ее в сборе персональных данных американцев для нужд китайских властей. Однако вопреки ожиданиям Москвы Huawei решил не усугублять риски и пожертвовать российским рынком ради более важных и перспективных западных.

Впрочем, совсем без смартфонов популярного китайского бренда россияне не остались: они продолжают завозиться по модели параллельного импорта через посредников из третьих стран, включая Казахстан. Благодаря ему удалось даже потеснить конкурентов и впервые с 2019 года нарастить объем поставок. Вероятно, решение о фактическом, хоть и не объявленном уходе с рынка, принималось с учетом всех этих обстоятельств и альтернативных возможностей.

Параллельный импорт работает также с продукцией других компаний и отраслей. Посредством него в Россию попадают гаджеты Apple, автомобили, одежда, стройматериалы и продукты питания. В некоторых случаях поставки идут по прежним схемам, но под другим брендом. Так случилось с магазинами польской LPP, владеющей марками Reserved, Cropp и Sinsay. Ее российские активы выкупила дубайская "Фар Ист сервисиз – ФЗКО". Теперь на магазинных вывесках в российских городах написано RE, CR и "Син".

Тем не менее уход западных компаний сильно ударил по российской экономике. Многие проекты, в том числе совместные, оказались заморожены, прекратились поставки как готовой продукции, так и комплектующих (параллельный импорт удалось запустить далеко не везде), компании и люди остались без лицензий на программное обеспечение, закрылись заводы. Бывшие производственные мощности зарубежных фирм вынуждены искать новых арендаторов. Так, на московском заводе Renault теперь собирают китайские кроссоверы JAC, выдавая их за новую модель возрожденного "Москвича". Кинотеатры и стриминговые сервисы остались без лицензий на американские и некоторые европейские фильмы. Как итог, в 2022 году российские власти ожидают снижения ВВП, несмотря на то, что годом ранее национальная экономика сумела восстановиться от наиболее болезненных последствий пандемии коронавируса и вернуться к росту.

Едва ли не самым болезненным оказался уход международных платежных систем Visa и Mastercard.  Из-за него карты российских банков перестали работать за границей, а зарубежных – в России. Первое время заменой отчасти служили карты российской платежной системы "Мир", которые принимали некоторые банки в странах СНГ (в Казахстане с ними работали Halyk Bank и "дочки" российских кредитных организаций), но затем от сотрудничества отказались и они.

При этом в целом финансовый сектор пострадал значительно меньше остальных (если говорить именно об уходе зарубежных игроков) и даже может считаться исключением. После весенней продажи Росбанка, принадлежавшего французской группе Societe Generale, холдингу Владимира Потанина "Интеррос", Центробанк запретил иностранным игрокам избавляться от российских активов. В результате в стране продолжают работу австрийский Райффайзенбанк, итальянские ЮниКредит банк и "Интеза"", венгерский ОТПбанк и даже американский Citibank.

Аудиторские и консалтинговые компании "большой четверки", в свою очередь, вынуждены были сменить названия, но сумели сохранить прежнюю структуру собственности и рабочие процессы. В России они традиционно принадлежали топ-менеджерам, имевшим статус партнеров, а глобальный бренд использовали по договору, похожему на франшизу. Взамен фирмы брали обязательство соблюдать высокие корпоративные стандарты.

Поводами для массового ухода иностранного бизнеса из России в 2022 году стали война в Украине и последовавшие за ее началом санкции. Это очевидный политический риск, в реализацию которого еще в прошлом году многие отказывались верить. Продолжение работы в России в нынешних условиях чревато не только транспортными и платежными проблемами, но и серьезным ущербом для репутации. Заявления местных властей во главе с президентом Владимиром Путиным о готовности и желании работать с оставшимися и даже предоставлять им определенные преференции мало что меняют. Сохранять присутствие пока готовы в основном китайские и турецкие компании.

Дружба дружбой, а табачок врозь

Существуют и другие примеры массового исхода инвесторов и бизнеса из отдельно взятой страны или целого региона. Некоторые из них имели место совсем недавно или происходят прямо сейчас. В 2016 году в Великобритании состоялся референдум, по итогам которого было принято решение о выходе из Евросоюза. Процесс, получивший неофициальное название Brexit и затянувшийся на несколько лет (окончательный выход состоялся лишь в феврале 2020-го), спровоцировал массовый исход крупнейших компаний, прежде всего финансового сектора, из страны.

Британские события существенно отличались от происходящего в России. Тогда речь не шла о полном прекращении деятельности и отказе от обслуживания местных клиентов. Вместо этого многие крупнейшие международные компании, банки и фонды, ранее разместившие в Лондоне европейские офисы, переезжали в другие места. В первую очередь выбор падал на крупнейшие города континентальной Европы: Париж, Берлин, Франкфурт-на-Майне.

Промышленные мощности переносились в Чехию и Словению. Главные страхи бизнеса были связаны с будущей неопределенностью, возможным разрывом всех связей с ЕС, введением пошлин и других торговых барьеров, а также новых налогов. Финансовые аналитики фиксировали даже сокращение внебиржевых сделок с производными инструментами, направленные на хеджирование рисков, на британском рынке с одновременным их ростом в еврозоне.

За год до окончательного оформления Brexit о готовности переехать заявляли и многие британские компании. По данным Британской торговой палаты, около 75 тысяч фирм как минимум имели четкий план действий на случай неблагоприятного развития событий. Во многих случаях такие планы предусматривали перенос головного офиса или производственных мощностей за пределы страны. Аналитики предупреждали, что ситуация грозит лишить Лондон статуса одного из мировых финансовых центров, а значит, перекрыть поток новых инвестиций и стартапов, к которым уже привыкла местная экономика.

Скептики утверждали, что такие оценки не имеют под собой оснований, и даже ссылались на исследования уважаемых международных институтов. Так, в рейтинге Всемирного банка Doing Business за 2019 год Великобритания заняла восьмое место, улучшив прежний результат на одну позицию. Выше нее из европейских стран оказалась лишь Дания. Некоторые даже поспешили назвать негативное влияние Brexit на экономику мифом. Однако сторонники такой позиции все же оказались в меньшинстве.

Изменения остро сказались на британских фармацевтах. До Brexit поставки лекарств и компонентов для их изготовления из континентальной Европы не подвергались контролю. Опасения из-за будущих проверок каждой партии и возможного недопуска некоторых препаратов на британский рынок заставили компании и аптечные сети резко нарастить запасы. Это, в свою очередь, вызвало ажиотажный спрос и рост цен по обе стороны Ла-Манша. Подорожание коснулось и многих других категорий продуктов, причем произошло оно преимущественно до самого разрыва с ЕС, что высвечивает еще одну особенность Brexit: многие негативные последствия случились заранее и стали следствием паники бизнеса.

Сам же выход королевства из состава Евросоюза совпал по времени с началом пандемии коронавируса. Из-за этого статистически проследить его влияние на национальную экономику невозможно: большая часть спада в 9,27% была вызвана именно медицинскими ограничениями. Но косвенно судить о последствиях Brexit можно по более ранним данным. Начиная с 2016 года, когда состоялся референдум, показатели роста планомерно снижались: 2,3% в 2016-м, 2,1% в 2017-м, 1,7% в 2018-м и 2019-м против 3% в 2014-м и 2,6% в 2015-м.

Далее во второй части статьи мы расскажем о том, что сейчас происходит в Китае, США, а также вытекающие извне и внутри риски для Казахстана, включая негативные факторы, которые уже необходимо купировать в этой связи Акорде.

Продолжение следует

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться