/img/tv1.svg
RU KZ
Держи портфель шире

Держи портфель шире

Портфель инструментов для вложений Национального фонда может быть расширен, вопрос лишь в том, до каких пределов.

20:48 06 Октябрь 2016 3103

Держи портфель шире

Автор:

Ирина Севостьянова

Новая концепция по управлению Национальным фондом, разрабатываемая правительством и национальным банком, предполагает возможность расширения спектра финансовых инструментов для вложений средств "страновой копилки". По словам заместителя председателя Нацбанка Олега Смолякова, в настоящее время изучается вопрос собственно "коридора расширения".

"На самом деле там один вопрос - оптимальность сочетания различных активов в портфеле. У нас все-таки сейчас основной инструмент - это облигации и акции. Поэтому сейчас обсуждается некоторая композиция активов - какие активы мы готовы добавить, какую долю может быть снизить или увеличить, чтобы повысить доходность. (...) Мы склоняемся к тому, что нужно повышать долю различных инструментов, вопрос только в том, насколько агрессивно", - сказал он abctv.kz.

В целом, с момента создания Нацфонда, его доходность составила 3,6%. При этом в 2014-2015 годы Нацфонд завершил с отрицательным балансом (-1,19% и -2,44% соответственно). Однако за 8 месяцев 2016 года ситуация изменилась, и доходность составила 2,64%. По данным Нацбанка, сегодня 64% активов Нацфонда конвертированы в иностранную валюту (доллар США), 14% вложено в акции. "Текущая доходность она в целом консервативна и достаточно отражает существующую ситуацию на внешних рынках", - говорит господин Смоляков. 

При этом зампред Нацбанка отмечает, что и при изменении политики доходность Нацфонда изменится не значительно. В качестве примера он привел Норвежский фонд, где, несмотря на "агрессивную политику в части размещения активов, целевая доходность около 4%". "То есть при всей агрессии, которая у них есть, они понимают, что целевая доходность не может быть большая", - отмечает господин Смоляков. 

"Если каждый отдельно актив взять, понятно, у него есть периоды, когда он проваливается, и когда он вырастает. Поэтому вопрос всегда в диверсификации. Есть различные механизмы корелляции, когда активы одни падают, другие на этом фоне растут, поэтому нужно искать в виде комбинации, когда эти активы будут друг друга компенсировать", - рассуждает зампред Нацбанка.

Все варианты изменения структуры вложений Нацфонда пока находятся в стадии обсуждения, однако Нацбанк не приветствует идею перехода на агрессивную политику и не поддерживает радикальных перемен. "Очевидно, мы не готовы пойти очень далеко в части принятия рисков. Мы будем, наверное, увеличивать портфель акций, мы будем вкладывать в альтернативные инструменты. В принципе, даже если мы не рассматриваем фонды недвижимости как объект, есть очень много фондов различного рискового инвестирования. Это реальные активы, долговые инструменты, инструменты денежного рынка и акции, вопрос только в том, какие пропорции между ними", - сказал господин Смоляков.

Напомним, что президентом страны была поставлена задача по сокращению привлечения средств Нацфонда для решения текущих задач. В настоящее время ситуация такова, что более 40% доходной части республиканского бюджета составляют трансферты из Национального фонда, при этом объем поступлений с него сокращается. И, при продолжении привлечения трансфертов, превышающих объем поступлений, объем активов Нацфонда может существенно сократиться: с 63 млрд долларов в 2015 году до 50 млрд в 2019 году.

Поэтому правительство разрабатывает новую концепцию управления средствами Национального фонда, предусматривающую, в том числе, и размер привлекаемых в бюджет трансфертов. Предполагается, что начиная с 2018 года, объем привлекаемых трансфертов будет существенно сокращаться. Как заявил министр национальной экономики Куандык Бишимбаев, выступая в четверг на пленарном заседании сената, уже на следующий, 2017 год, размер целевого трансферта будет снижен. 

"К сожалению, полностью отказаться от использования Национального фонда в текущий момент мы не можем. Однако наш план предполагает, что в течение трех лет, начиная с 2017 года, мы сбалансируем расходы бюджета и объем привлекаемых средств из Нацфонда. До конца года мы должны внести на рассмотрение президента новую концепцию управления национальным фондом, в которой будут предложены конкретные механизмы, отражающие наш план в течение трех лет привести объемы использования средств нацфонда, как минимум к поступлениям, которые в Нацфонд сейчас осуществляются. Пока прогноз показывает, что если такая тенденция сохранится, то, действительно, средства Нацфонда будут постепенно расходоваться, и балансовый объем средств Нацфонда может снизиться в течение 2-3 лет до уровня где-то порядка 56-57 млрд долларов. Поэтому задача наша сейчас - не допустить этого", - заявил господин Бишимбаев. 

Согласно проекту закона "О республиканском бюджете на 2017-2019 годы", в 2017 году объем поступлений в Национальный фонд от организаций нефтяного сектора прогнозируется в размере 1,2 трлн тенге (с уменьшением по сравнению с прогнозной оценкой 2016 года на 65 млрд тенге). В 2018 году поступления в Нацфонд от предприятий нефтяного сектора прогнозируются в размере 1,172 трлн тенге, в 2019 году - 1, 156 трлн тенге. Общий объем чистых накоплений нефтяных доходов в Нацфонде в 2019 году, по прогнозам, составит 63,1 млрд долларов. Напомним, что Национальный фонд был создан 29 января 2001 указом президента страны. С момента его создания доходы от добычи полезных ископаемых, продажи месторождений аккумулировались на специальном счете. С 2010 года к ним добавились средства от продажи госимущества и земель сельхозназначения. Изначально было заявлено, что данные средства будут копиться для будущих поколений казахстанцев. Впервые средства из Нацфонда были изъяты в 2008 году - для реализации антикризисной программы. Тогда, при сумме накоплений в 27,4 млрд долларов, в бюджет был направлен трансферт из Нацфонда в сумме 3,85 млрд долларов. Еще 5 млрд долларов было направлено в фонд "Самрук-Казына" на увеличение уставного фонда. С тех пор из Национального фонда ежегодно в бюджет направляются гарантированные и целевые трансферты, кроме того, привлекаются и дополнительные средства на антикризисные меры (например в 2014 году дополнительно из Нацфонда выделен 1 трлн тенге на антикризисную программу правительства).

Ирина Севостьянова

Запас прочности Нацфонда РК составляет шесть-восемь лет – TALAP

29 Апрель 2020 18:43 3669

Эксперты провели исследование.

Запас прочности Национального фонда Казахстана составляет шесть-восемь лет. Такое мнение прозвучало сегодня в ходе онлайн-конференции «Бюджет Казахстана: как повысить его прозрачность, открытость и сбалансированность», организованной центром прикладных исследований TALAP.

Открывая дискуссию, директор центра Рахим Ошакбаев отметил, что сейчас подходящее время для обсуждения бюджета, когда казахстанская бюджетная система находится под большим стрессом в связи с падением цен на нефть.

Как отметила глава центра исследований «Сандж» Жанар Джандосова, пандемия обнажила ряд проблем, в частности отсутствие связи между освоением бюджета и его результатами. В качестве примера была приведена неготовность медицинского персонала к экстренным ситуациям. Также, по ее мнению, в условиях ЧС стали актуальными вопросы, какой части населения необходима помощь государства, достаточно ли средств Нацфонда. В то же время, по словам эксперта, индекс открытости бюджета в Казахстане составляет 58%. Так, в мировом рейтинге за 2019 год наша страна заняла 37-е место из 117 государств со второй степенью риска, что означает предоставление ограниченной информации. Как отметила директор центра, показатель прозрачности 61% и выше указывает на то, что страна публикует достаточно содержательных общественных материалов по бюджету. В данном индексе из стран СНГ Казахстан уступает России, Грузии и Кыргызстану. 

Вице-министр финансов Руслан Енсебаев, выступая с презентацией на тему цифровизации бюджетного процесса, подчеркнул, что действующая процедура планирования и исполнения бюджета включает в себя стратегическое планирование, формирование бюджета, процедуру госзакупок, исполнение, отчетность, аудит. При этом, по его словам, данные этапы имеют разный уровень автоматизации, к примеру, если госзакупки полностью автоматизированы, то по бюджетному планированию только сейчас проводится активная работа по цифровизации. По данным минфина, в течение следующего планируется зациклить весь сквозной процесс управления бюджета и оцифровать. В части бюджетной заявки в настоящее время это бумажные талмуды, с подтверждающими и проектными документами, коммерческими предложениями, продолжил он, бумажный процесс занимает много времени, поэтому сложно в имеющиеся рамки включить полноценное обсуждение с общественностью. В этой связи, как полагают в минфине, после завершения автоматизации сократится время, которое можно будет использовать для более качественной проработки с гражданским обществом.

Также в рамках онлайн-обсуждения Рахим Ошакбаев презентовал запуск портала открытого бюджета OpenBudget.kz. Основная миссия ресурса – дать возможность пользователям получить информацию на макроуровне о состоянии государственных финансов: доходах, расходах, долге, структуре поступлений и расходов Нацфонда и т. д.  

Как рассказал аналитик TALAP Аскар Кысыков, проведено исследование, в котором эксперты пытались оценить устойчивость казахстанской бюджетной системы в условиях низкой цены на нефть. Аналитик напомнил, что цены на нефть за первые три месяца этого года упали с $60 до $20 за баррель. Соответственно, в связи с кризисом правительство РК уточнило бюджетные параметры. В частности, ожидается снижение ненефтяных налоговых поступлений в размере 1 трлн тенге в год, рассказал Аскар Кысыков, если при 55 долларах за баррель поступления оценивались на уровне 10,1 трлн тенге, то при более низкой цене поступления составят 9,1 трлн тенге. 

Как показало исследование, произойдет снижение экспортной таможенной пошлины на 700 млрд тенге, выпадающие расходы покроют за счет увеличения трансферта из Нацфонда на 2 трлн тенге, на 1 трлн тенге увеличен дефицит бюджета. По оценке экспертов TALAP, сумма выпадающих доходов бюджета может быть существенно выше, практически 600 млрд тенге может не собрать бюджет в части плана по налогам.

Также, по прогнозным оценкам аналитиков центра, при текущих ценах на нефть в 20-30 долларов устойчивость бюджетной системы высока, по консервативным оценкам, средств Нацфонда хватит на шесть лет. В целом запас прочности Нацфонда составляет шесть-восемь лет для обеспечения уровня существующих расходов, но без наращивания различных инициатив, резюмировал Аскар Кысыков.

В свою очередь внештатный советник президента страны Олжас Худайбергенов отметил, если оценивать степень открытости бюджета в РК по 10-балльной шкале, то, по его мнению, можно поставить оценку в восемь-девять баллов. Если же говорить непосредственно о процедурах, то нет сильных улучшений. Причиной служит высокая забюрократизированность бюджетных процессов, возможно сокращение количества процедур в три-четыре раза, считает экономист. По словам эксперта, в государстве присутствует атмосфера недоверия к чиновникам, особенно политического уровня. Если говорить о бюджете, ориентированном на результат, продолжил он, в большинстве развитых стран присутствуют механизмы, которые выражают доверие государства к назначаемым чиновникам. Казахстанский вариант борьбы с коррупцией, когда идет наращивание согласования процедур, – это не самый верный путь, констатировал экономист.

Майра Медеубаева

Кабмин заарканит квазигосдолг

18 Июнь 2018 17:09 6785

Размер расширенного госдолга, включая обязательства нацкомпаний, приблизился к $55,5 млрд, что сопоставимо с валютными активами Нацфонда.

Правительство решило зарегулировать долговой аппетит квазигоссектора, который уже набрал больше, чем центральные органы власти. И в планах правительства снизить объем соответствующих обязательств. Для управления внешним долгом в текущем году будут определены объемы внешнего долга, подчеркнул на отчетной встрече министр национальной экономики (МНЭ) Тимур Сулейменов.

Нацкомпаниям подрежут долговые крылья

«Мы впервые определяем, четко регламентируем и контролируем объемы долга квазигосударственного сектора. Также пересмотрим лимиты долга местных исполнительных органов», – отметил он в понедельник, 18 июня.

За последние три года внешний долг Казахстана увеличился на 6%, или 10 млрд долларов, за счет роста заимствований как государства, так и подконтрольных ему организаций, а также внутригруппового финансирования. Внешние обязательства частного финансового сектора сократились на 4 млрд долларов, или 56%, подсчитал Национальный банк Казахстана.

На начало 2018 года совокупные обязательства страны составили 168 млрд долларов, подсчитал регулятор. По информации монетарных властей, в структуре внешнего долга 62% приходится на межфирменную задолженность, которая в основном состоит из долга филиалов иностранных компаний, реализующих нефтегазовые проекты на территории Казахстана. Внешний долг государственного сектора занимает 8%, организаций, контролируемых государством, – 16%, частного сектора – 14%.

По словам Сулейменова, госдолг страны находится «на очень сбалансированном уровне – 25 процентов к ВВП».

«Здесь сидит чисто государственный долг. Это низкий показатель, и он вполне вписывается во все фискальные правила. Что касается долга квазигосударственного сектора, он достаточно высок и составляет 27 процентов от ВВП», – подчеркнул глава МНЭ.

По его словам, правительство намерено снизить уровень долга нацхолдингов до 25,1%.

«Государственный долг, то есть долг правительства, Национального банка и местных исполнительных органов, контролировался нами всегда. По нему ведется мониторинг, контроль, полностью отчетность. По долгу квазигосударственного сектора глава государства в прошлом году поручил (выстроить систему мониторинга и контроля за внешними и внутренними займами квазигосударственного сектора. – Авт.), и мы это поручение реализовали в рамках поправок в Бюджетный кодекс», – пояснил глава МНЭ.

Теперь привлечение внешнего долга квазигосударственным сектором будет согласовываться с правительством.

«Они подают заявку, у нас есть специальная межведомственная комиссия на уровне заместителя премьер-министра. Все необходимые госорганы просматривают, есть ли конкретная необходимость привлечения внешнего долга, можно ли профинансировать за счет собственных резервов. Дают свое заключение, потом комиссия согласовывает либо не согласовывает. Комиссия приняла в этом году соответствующее решение», – пояснил алгоритм Тимур Сулейменов.

Мониторинг долга будет осуществлять Министерство финансов. Как сообщил глава Минфина Бахыт Султанов в ходе пленарного заседания сената 11 июня, отвечая на вопрос депутатов, долг группы компаний «Самрук-Казына» составляет 6,1 трлн тенге. До конца текущего года его планируется уменьшить на 8,2%, до 5,6 трлн тенге.

Вице-премьер Казахстана Ерболат Досаев считает, что долг страны находится на безопасном уровне.

«Долг квазигоссектора по прошлому году составил почти 27% к ВВП, суммарно вместе с долгом правительства он составляет 52,3 процента. Рекомендованный уровень – не более 60 процентов от ВВП», – отметил он в ходе пленарного заседания сената 11 июня.

Если смотреть относительные параметры госдолга, то тенденция не радует. В 2017 году размер госдолга практически не претерпел значительных изменений, однако расходы на его обслуживание выросли почти на 20%. Другими словами, каждые два из трех долларов, вырученных от экспорта товаров и услуг из РК, ушли на его обслуживание долговых обязательств.

Долг приемлемый, но не управляемый

Глава Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета Наталья Годунова в свою очередь также считает, что валовый внешний долг страны находится в допустимых пределах. При этом имеют место недостатки в управлении госдолгом.

Так, ревизор озвучила сумму неосвоенных средств по внешним займам министерств Казахстана. Из 58 проектов на 4,5 млрд долларов 44 проекта в 2017 году были уже реализованы. Из 13 проектов, находящихся в процессе реализации в настоящее время, по семи сложилось неосвоение в общей сумме 1,7 миллиарда долларов.

«При этом не осуществляется оценка эффективности реализации институциональных проектов на предмет достижения поставленных целей. Также отмечается рост долга местных исполнительных органов на 30 процентов за последний год. Сегодня он составляет 572 миллиарда тенге, из них 77 процентов заимствовано у правительства. С одной стороны, это, конечно, позволяет реализовать регионам важные инфраструктурные и соцпроекты. С другой, здесь тоже нужен более четкий контроль. Прежде всего за внешними займами», – отметила она в ходе совместного заседания палат парламента в минувшую пятницу.

«На наш взгляд, недостатки в управлении долгом во многом обусловлены отсутствием его консолидированного учета. Министерство финансов, Министерство национальной экономики, Нацбанк – все они занимаются этим вопросом разрозненно. Каждое ведомство в пределах своих функций. В соответствии с Бюджетным кодексом, комплексная оценка долга должна проводиться ежегодно, однако она была проведена только один раз – в 2014 году. Возможно, целесообразно вменить это в функции одного госоргана», – предложила председатель Счетного комитета.

Ранее на пленарном заседании сената она обращала внимание на неэффективность значительных объемов средств, направляемых в квазигосударственный сектор. К примеру, до настоящего времени не решен вопрос возврата в бюджет остатков от реализации инвестиционных проектов квазигосударственных компаний.

«На начало этого года на контрольных счетах наличности числилось 74 миллиарда тенге. Из них только половина – средства 2017 года. Наряду с этим Минфин не располагает информацией о суммах депозитов, размещенных субъектами квазигоссектора в банках, а доля поступлений дивидендов и отчислений от них в пересчете к полученному доходу ежегодно сокращается, в прошлом году до шести процентов», – отметила Наталья Годунова.

Расширенный госдолг вырос до размеров Нацфонда

Секретарь комитета по финансам и бюджету сената Ерболат Мукаев поделился мнением о настораживающей устойчивой тенденции роста суммы долга правительства и внешнего долга крупных субъектов квазигосударственного сектора.

«Он превысил 55,5 миллиарда долга и составил 96,2 процента валютных активов Национального фонда. Его уровень практически подошел к предельному значению (100%) и может создать значительные риски финансовой нестабильности страны. Правительство должно усилить мониторинг и контроль за долгом квазигосударственного сектора», – подчеркнул он.

Депутат сената Али Бектаев считает, что по долгу государства не представляется достоверная, более конкретная экспертиза. По его данным, за последние пять лет внешний долг вырос в 5,8 раза.

«Госорганы имеют привычку получать займы международных финансовых институтов на непосредственно возложенные на них работы, проекты и программы, тогда как их можно было реализовать за счет своих средств. 1,7 миллиарда долларов до сих пор не освоены. По 35 проектам на сумму 947 миллионов долларов соглашения о займе были отменены, однако 71,8 миллиона тенге необоснованно выплачены из госбюджета в качестве разовой комиссионной выплаты», – отметил сенатор.

Он отметил, что 47% внешних займов правительства составляют очень дорого обслуживаемые еврооблигации. Только в 2016-2017 годах на их обслуживание было израсходовано более 225 млрд тенге. Это эквивалентно всем расходам на обслуживание долгов, понесенным с 1995 года.

Депутат предлагает пересмотреть новую концепцию бюджетной политики и внести в нее изменения по определению порогового показателя госдолга не более 15% к ВВП, а также предельного порога правительственного долга не более 13%.

Али Бектаев привел пример контракта с Международным банком реконструкции и развития, заключенного 21 августа 2017 года. По нему банк выделяет 67 млн долларов на модернизацию среднего образования страны.

«Основная часть данной программы будет направлена на приобретение мультимедийного оборудования для школ, а шесть миллиардов тенге – на привлечение местных и международных экспертов, на совершенствование знаний школьных учителей, на разработку учебных пособий, мониторинг проекта и на управления проектами», – подытожил сенатор.

Кроме того, были получены иностранные займы на реализацию проекта социального медицинского страхования и стимулирования трудовой квалификации рабочих мест на сумму 111 млрд тенге, а по итогам 2017 года объем налогов, не поступивших в бюджет, превысил 153 млрд тенге.

Туманные заимствования

В свою очередь депутат мажилиса Аманжан Жамалов на совместном заседании палат Парламента обратил внимание на то, что эффект от привлекаемых международных займов нередко «слабо осязаем».

Так, он остановился на внешних займах на проведение исследований и закуп консультационных услуг. Всего с 1995 года по сегодняшний день подписано 13 внешних займов на общую сумму 844 млн долларов, из них пять являются продолжающимися, по которым освоение составило всего 7%.

«Назову лишь четыре из них – займы Международного банка реконструкции и развития на поддержку структурных преобразований в управлении государственным сектором составляют 230 миллионов долларов, по передаче технологий и проведению институциональной реформы в секторе здравоохранения РК – 117 миллионов долларов, по развитию трудовых навыков и стимулированию рабочих мест – 100 миллионов долларов, по социальному медицинскому страхованию – 80 миллионов долларов», – отметил Аманжан Жамалов.

Даже название этих займов и исследований уже предполагает, что эффект от них фактически слабо осязаем, в отличие от инфраструктурных проектов, продолжает он. Так, наглядно показывает мажилисмен, по проекту развития трудовых навыков и стимулирования рабочих мест прямыми результатами за 2017 год являются 34 консультационные услуги и 11 курсов, тренингов, семинаров. Реального обновления национального рынка квалификации в соответствии с потребностями рынка труда не произошло, констатирует Жамалов.

Согласно последнему отчету Всемирного экономического форума, Казахстан занимает 11-е место из 137 стран по показателю «Государственный долг». По сравнению с предыдущим годом рейтинг был улучшен на шесть позиций.

Ботагоз Омар