/img/tv1.svg
RU KZ
Год в Акорде

Год в Акорде

Политолог Замир Каражанов – о первом годе второго президента.

14:36 20 Март 2020 2542

Год в Акорде

Автор:

Катерина Клеменкова

Фото: akorda.kz

Впервые в истории независимого Казахстана целый год страной руководил второй президент. Касым-Жомарт Токаев принимал решения, реагируя на события: митинги, Арысь, Кордай, коронавирус… Год был трудным испытанием. Как справился второй президент и получилось ли у него утвердиться в качестве безоговорочного руководителя страны?

Эти и другие вопросы inbusiness.kz обсудил с независимым политологом Замиром Каражановым.

Катастрофы

Год выдался богатым на происшествия, в том числе чрезвычайного характера. Были авто-, ж/д и авиакатастрофы. Все они носили резонансный характер, и президент реагировал на них. Бросалось в глаза, что Касым-Жомарт Токаев проявлял сочувствие и, можно сказать, соучастие. Он поставил порядочность и моральные принципы на первое место. Это хорошие критерии работы. Глава государства давал понять, что является частью общества и все, с чем сталкивается оно, его беспокоит. Но дело не только в сигналах, которые он посылает населению, но и в самих происшествиях. Аварии автобусов в Нур-Султане и рухнувший «Бек Эйр» вскрыли больше проблем, чем сами происшествия: незаконные застройки, критерии набора водителей, эффективность госаппарата, обеспечение безопасности граждан и многое другое. Все они обнажались в один момент.

Что сделал Касым-Жомарт Токаев? Он выражал соболезнования, старался, чтобы пострадавшим и их семьям была оказана должная помощь. Но вместе с тем не было сделано организационных выводов. Комиссия по расследованию авиакатастрофы еще работает, и надеюсь, что мы увидим конкретные результаты. Аналогичная ситуация с общественным транспортном. Она волнует всех, поскольку каждый из нас понимает, что на месте пострадавших могли оказаться мы сами или дорогие нам люди. Здесь нужны были незамедлительные и решительные меры.

Митинги

Президентство Касым-Жомарта Токаева началось с уличных митингов. Беспрецедентное событие для Казахстана. За последние 20 лет мы давно не видели такой активности на улицах. Даже когда в ряде стран СНГ прокатились «цветные революции», в Казахстане было спокойно. Уличные митинги стали незаурядным для политической жизни событием. Но привлекает внимание не сам факт, а реакция власти, которая лояльно отнеслась к подобным формам политического участия граждан. Токаев стал первым представителем правящей элиты, кто в митингах увидел не чрезвычайную ситуацию, а вполне нормальный политический процесс. Поскольку это один из каналов коммуникации общества и руководства страны. Если снизу не поступает сигналов о проблемах, то наверху вертикаль власти будет жить иллюзиями. Люди живут хорошо не в тех государствах, где на улице идеальный покой, а там, где законом предусматриваются митинги. Если руководство страны не знает о проблемах общества, то они будут накапливаться, формировать очаги напряженности, сдерживать развитие разных сфер. Право населения на митинги является эталоном политической жизни в XXI веке. Поэтому заслуга Токаева в том, что он признает такое право. Более того, он предложил пересмотреть закон о митингах, заменив разрешительный характер их проведения на уведомительный. В обществе доля политически активных граждан составляет порядка 4-5% от общей численности населения. Выходит, что 21% указывает не на меньшинство, а на солидную часть опрошенных.

Что касается действий правоохранительных органов во время уличных митингов в 2019 году, то, конечно, вопросы есть. Поскольку имелись случаи, когда задерживали прохожих и любопытствующих граждан. Хорошо, что потом перед ними извинились. Вообще, надо понимать, что митинги не должны выливаться в насилие. Задерживать следует тех, кто призывает к насилию или совершает насильственные действия, а не тех, кто подворачивается полиции под руку. Задача полиции – обеспечивать порядок во время массовых мероприятий и не более.

Что касается земельных митингов, то президенту пришлось сражаться с ветряными мельницами. Поскольку речь шла не о конкретных фактах, а о фейках в социальных сетях. У нас закон ограничивает разбазаривать земли, но население не доверяет официальной информации. Это серьезная проблема для Казахстана, т. к. это не первый случай, когда ложная информация становится побудительным мотивом для населения.

Город Арысь

Ситуацию нельзя было предотвратить или остановить. Поэтому Касым-Жомарт Токаев отреагировал постфактум. Важно, что он приехал на место происшествия, встретился с населением и пострадавшими, принял кадровые решения в минобороны. Его присутствие заставило чиновников ниже рангом мобилизоваться. Если бы он ограничился выражением соболезнования, то и чиновники на местах повели себя соответствующим образом. В Казахстане это не первое чрезвычайное событие.

Кредитная амнистия многодетным

Решение списать банковские долги многодетным семьям было правильное и позволило решить две проблемы: помочь социально незащищенным гражданам, оказавшимся в «долговой ловушке», и расчистить банковский сектор от плохих кредитов. Конечно, у нас и прежде государство оказывало поддержку банковскому сектору, но при этом не списывало кредиты населению. Такой шаг приводил к тому, что банки не делали выводов из тех ошибок, которые допустили. Они знали, что государство в любой момент может поддержать их деньгами. Это была не помощь банкам, а культивирование неэффективных финансовых институтов. Решение Токаева о списании кредитов помогло людям. Правда, их теперь желательно ограничивать от рынка кредитования. Каждая сторона должна вынести для себя урок из происшедшего.

Коррупция

Было заявление Токаева, что надо бороться с коррупцией, и в течение года мы видели, что определенные действия в этом направлении выполняются. По новостям видно, что стали более регулярно арестовывать чиновников, привлекать к ответственности. Ряд организаций, такие как «Трансперенси Интернешнл», признают, что перемены есть. Привлечь коррупционера к ответственности – большая проблема.

Надо переписывать законодательство, усиливать ответственность за коррупционные преступления и усиливать ответственность тех органов, которые должны бороться с коррупцией, делать их независимыми и ответственными перед парламентом и обществом.

Кордай

Такое не рождается на пустом месте. Такое накапливается годами. Межнациональные конфликты не возникают просто от ненависти к другой нации.

Токаев сделал правильное заявление. Все мы граждане одной страны, и делиться, выяснять межнациональные отношения – это не наш путь.

Сейчас ситуация стабилизирована. Но опять есть другая сторона. Да, завели уголовные дела, накажут тех, кто участвовал в конфликте.

Пока не поменяется системный подход, в этом регионе такие конфликты могут повториться. На юге Казахстана много монопоселков, и в регионе ничего не делается, чтобы сформировать толерантность у населения. Они живут как будто в отдельной квартире. У людей, которые живут отдельно ото всех, появляются какие-то фобии. Вот эти «стенки» надо убирать, чтобы люди имели культуру общения с представителями других национальностей, как в большом городе.

Коронавирус

Это первый случай в истории Казахстана, когда мы столкнулись с таким вызовом. Если брать опыт других стран, таких как Южная Корея и Китай, то мы начинаем действовать так же, как и они, границы городов закрывали.

То, что сейчас населению элементарно не хватает масок и цены на них нереально взлетели, говорит о том, что наша экономика не справляется с возросшим спросом со стороны населения. Казахстан остается спекулятивной экономикой растущих цен. У нас бизнес часто делается не на производстве товаров, а на спекуляции. Казахстанский бизнес не может быстро отреагировать на растущие потребности граждан, как, например, в Китае, а власть не может сдержать спекуляцию в такой ситуации.

Нефть

«Качели» на нефтяном рынке – это следствие глобального кризиса 2008 года. Реакцией на них должны были стать реформы на уровне стран. Но в действительности в мире мало государств, которое провели бы у себя глубокие реформы. В итоге проблемы никуда не исчезали. Они купировались, сохранились и дают о себе знать время от времени.

У нас опять, как и после 2014 года, создали штаб, опять там будут какие-то меры предпринимать. Но это же не первый случай, когда нефть упала. Однако каких-либо конкретных перемен за все это время не наблюдалось. Мы опять оказались в ситуации 2014 года, когда низкие цены оказывают стрессовое влияние на экономику и бюджет.

В обращении в связи с коронавирусом президент сказал, что на поддержание отечественных предпринимателей и создание новых рабочих мест будет выделено не менее 300 млрд тенге. Деньги направят на стабилизацию ситуации в экономике. Но дело в том, что Казахстан умеет хорошо накапливать финансовые средства, но не умеет их эффективно инвестировать. Поэтому есть риск, что стабилизировать ситуацию в экономике мы сможем, но выйти на качественно новый уровень развития, диверсифицировать экономику – нет.

Катерина Клеменкова

Материалы по теме: