Горький вопрос: как цена на сахар и российские санкции бьют по казахстанскому бизнесу

1909

Проблемы есть – ответов нет.  

Горький вопрос: как цена на сахар и российские санкции бьют по казахстанскому бизнесу

На встрече бизнеса с акимом Павлодарской области предприниматель подняла вопрос о сахаре из стабфонда для столовых и отсутствии прозрачности закупок, сообщает inbusiness.kz.

Руководитель павлодарского ТОО "ТБТ Агромир", занимающегося выпуском большого наименования запчастей для аграрного сектора, нефтегазовой и угледобывающей отраслей, Наталья Поплавец подняла два вопроса: как и на что кормить сотрудников?

Для коллектива, а здесь их до 40 человек, имеется собственная столовая, где обед из четырех блюд обходится в 300 тенге. Люди оплачивают только стоимость продуктов. Сегодня со столов пришлось убрать пиалы с сахаром, слишком накладно.

"Покупать сахар по коммерческим ценам мы не можем, если учесть, что цена его доходит до тысячи тенге. Раньше у нас на столах стояли пиалы с сахаром: бери сколько хочешь. Теперь вынуждены убрать его. Покупать по социальной цене в магазине нереально, там пенсионеры очереди с раннего утра занимают и дают по килограмму в руки. А ведь обед для сотрудников тоже социальный вопрос. Почему мы не можем получать сахар из стабфонда? Нам предложили решать эту проблему за свой счет. В текущей ситуации кошелек у работодателя не безразмерный", – считает Наталья Поплавец.

Возможно, вопрос о сахаре для столовой не возник бы, если бы местные крупные предприятия приобретали продукцию малого бизнеса. Например, ТОО "ПНХЗ", которое закупает у того же "Агромира" так называемые шпильки – крепежные изделия, соединяющие комплектующие детали.

"Но кроме того, что приобретает завод для ремонта у него, существуют подрядные организации, которые заходят для проведения этих ремонтов со своими материалами. И тут возникает вопрос: где его берут? Дело в том, что такую продукцию в Казахстане производят буквально три предприятия: два в Павлодаре и одно в Караганде. Ни к кому из нас с предложениями не заходят. Получается, что в ремонты на завод заходят российские компании со своей продукцией. К сожалению, мы не видим эту информацию, ее нет", – говорит директор.

По ее словам, необходимо понимать, что санкции в отношении России поспособствовали остановке ряда предприятий там, и они заходят на наш рынок, чтобы заработать, тогда как казахстанскому бизнесу на российский рынок пробиться нереально.

"И это может обернуться серьезной проблемой для казахстанского бизнеса, во всяком случае малого и среднего. При этом нынешний курс российского рубля опять же бьет по бизнесу, ведь комплектующие материалы мы закупаем у них, поскольку в Казахстане этого не производится. А участвуя в тендере крупных казахстанских компаний, где от подачи заявки до итогов проходит минимум полтора месяца, за это время ценовые предложения под действием растущего рубля уже не актуальны. А корректировку цен никто не делает. Если спрыгнешь – попадешь в реестр недобросовестных поставщиков. Вот и получается, что мы за свои деньги закрываем потребности нацкомпаний и ничего не зарабатываем, а по некоторым позициям даже в минусе. О каком бизнесе может идти речь?", – задалась вопросом директор бизнеса.

И ответа не получила.

Марина Попова