Гранты для бизнеса: было плохо, стало еще хуже

2429

Из более 800 предпринимателей в ВКО, подавших заявки на конкурс по предоставлению грантового финансирования для реализации новых бизнес-идей, средства из бюджета получил… каждый сотый.

Гранты для бизнеса: было плохо, стало еще хуже

Несколько сотен представителей бизнеса в Восточном Казахстане, пытавшихся получить гранты из областного бюджета на развитие своего дела в рамкахНационального проекта по развитию предпринимательства на 2021-2025 годы, атаковали Палату предпринимателей ВКО, Общественный совет региона, судебные инстанции.  Так же они собираются, по их словам, "достучаться" к акиму ВКО Даниалу  Ахметову, председателю президиума НПП "Атамекен" РаимбекуБатталовус жалобами на плохую организацию конкурса и некомпетентность комиссии, передает inbusiness.kz.

Грантовое дежавю

И раньше в ВКО, когда гранты выдавали по госпрограмме "Дорожная карта бизнеса 2025", которая была предшественницей этого нацпроекта, после раздачи бюджетных тенге вспыхивали крупные скандалы. Один из них стоил кресла бывшему главе областного управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития (УПИИР)  Ержану Шурманову.

Предприниматели обвиняли тогда УПИИР и комиссию в предвзятости, прозрачно намекали на коррупционную составляющую, утверждали, что гранты могут получить только "свои люди". Но даже в те времена бюджетную безвозмездную помощь выделяли примерно каждому пятому конкурсанту. Но не каждому сотому(!), как в недавнем конкурсе, который проходил с 9 по 29 июня 2022 года. По информации главного специалиста УПИИР ВКО ЕлдосаЖелдыбаева, предприниматели подали на конкурс 850 заявок, допустили к защите 604 из них. А гранты получили только восемь человек!

Заместитель директора по правовым вопросам Палаты предпринимателей ВКО Алия Мукашева отметила, что сама программа по выдаче грантов на сегодня оставляет желать много лучшего.

"Ежегодно к нам поступают жалобы от предпринимателей на программу Qoldau, по которой принимают заявки на конкурс, на состав комиссии, не соблюдение ею кворума. Конкурсантам предоставляют на защиту своего бизнес-проекта всего три минуты, и за такой короткий срок они не могут раскрыть идею и показать его преимущества, - говорит Алия Мукашева. - Согласно правилам, гранты должны выдавать на новые, содержащие инновации, проекты. Но предприниматели предоставляют нам данные, что деньги получили те из них, где инноваций и близко нет. Много жалоб поступает на некомпетентность комиссии".

Проблему грантового финансирования выносили даже на рассмотрение Экспертного совета, который областная прокуратура провела в конце июня совместно с Палатой предпринимателей ВКО, госорганами и бизнес-ассоциациями.

"К примеру, в работе уполномоченного органа (УПИИР ВКО – прим. авт.) были выявлены нарушения и недостатки при распределении грантов в 2020-2021 годах – это несвоевременное заключение договоров, уменьшение сумм грантов, непринятия заявок на конкурс", - сообщили в пресс-службе прокуратуры ВКО.

По информации Алии Мукашевой, сейчас в Палате предпринимателей ВКО помогают оформить исковые заявления в судебные органы на действия конкурсной комиссии.

Предвзятое отношение?

Предпринимательница из Семея  Жанар Абдулгазиева пыталась получить в четвертый раз грант на свой уже действующий проект по обучению игре в адаптивные шахматы для детей, в том числе, с ограниченными возможностями.С жалобой на работу комиссий она уже обращалась к бизнес-омбудсмену РК Рустаму Журсунову, а сейчас подает досудебную претензию.

"Мой проект является инновационным, он входит в перечень приоритетных отраслей. Аналогов ему нет не только в ВКО, но и по всему Казахстану. Это эффективный инструмент для реабилитации особенных детей. Сейчас хочу завезти шахматные компьютеры, которых нет в Казахстане, для этого мне и нужны грантовые средства. – рассказала ЖанарАбдулгазиева. – Но, думаю, комиссия даже не заглядывает в бизнес-планы. Я могу в суде представить тому доказательства. Есть случаи, что одна предпринимательница просто скачала с интернета бизнес-план, у нее проект даже по ОКЭД не входит в перечень тех, которые имеют право на грант. Ее заявку система Qoldauдаже пропускать не должна. Но в итоге она прошла и набрала больше баллов, чем я".

Предприниматель из Усть-Каменогорска Александр Комагоров, который по доверенности защищал проекты по развитию новых информационных технологий и инновационной блокчейн-технологии с использованием элементов метавселенной, не меньше разочарован в работе конкурсной комиссии.

"С каждым разом становится все только хуже. Мы понимаем, что бороться не имеет никакого смысла. Самая главная проблема в том, что комиссия июньского конкурса выносила решения, не обладая компетенцией. Она одобряла проекты непонятно по каким принципам, поскольку   в УПИИР много раз говорили, что в проектах должны быть новизна и инновации. Но среди победителей – изготовители мужского мыла, проволоки, кирпичей, где нет никаких инноваций. В основном, это предприниматели из Усть-Каменогорска, а другие регионы не смогли выиграть гранты", - сообщил Александр Комагоров.

Он считает, комиссия просто не читала бизнес-проекты участников конкурса по грантовому финансированию, и уже имела ко многим из них предвзятое отношение. Защита проектов, как и сдача документов на конкурс, проходила только в онлайн-режиме, каждому конкурсанту нужно было ждать по три часа у компьютера, когда его соединят с комиссий. На защиту бизнес-проекта давали три минуты, хотя действующие правила предоставления грантов не предусматривают регламент.

"Во время защиты возникало впечатление, что говоришь с пустотой. Никто из членов комиссии не удосужился появиться в зуме. Отключили все камеры, и мы рассказывали в черный экран. Непонятно, там люди были или нет", - пожаловались предприниматели. - Одобрение проектов, подведение итогов конкурса затянулось из-за технических неполадок программы Qoldau. УПИИР, являясь организатором конкурса, открещивается от его результатов и работы комиссии, пытается снять с себя ответственность".

Действительно, с февраля этого года в правила внесли изменения, и теперь состав конкурсной комиссии определяет аким области, а не УПИИР, как раньше. В состав комиссии на конкурс в этом году вошли представители общественных объединений по защите детей-сирот, женщин-инвалидов, местных вуза и телеканала, областного управления внутренней политики, УПИИР, СПК "Ертыс", Регионального центра ГЧП. Люди, которые далеки от бизнеса, считают предприниматели,

По словам руководителя Комитета по продвижению предпринимательства Общественного совета ВКО Елены Березинской-Абиловой, только  к ней поступило 96 жалоб от представителей бизнеса, которые претендовали на гранты, но не получили их.

"На гранты выделяли 148 млн тенге, теперь эти бюджетные средства остались не освоенными. В ситуации с конкурсом мы видим низкий уровень коллаборационного процесса УПИИР и всех стейкхолдеров, - считает она. - Слабо отработала сама комиссия. Такое ощущение, что ее члены не обладают практическими кейсами ведения бизнеса. Они не практики и не эксперты в отраслях бизнеса. Считаю, именно поэтому многие шикарные проекты остались не замеченными и их не оценили по достоинству. Я знаю состояние бизнеса участников конкурса, потому что бываю в районах, но не думаю, что такой информацией обладает комиссия".

Также общественница возмущена, почему предприниматели из глубинки не могут подать документы на конкурс в бумажном варианте и защититься оффлайн, если в их регионах нет интернета?

Елдос Желдыбаевмежду тем подчеркнул, что УПИИР не влияет на результаты конкурса. Члены комиссии голосовали в разных местах и принимали решение самостоятельно. Он отметил так же, что в этом году может пройти еще один конкурс по выдаче грантов, если для этого бюджетная комиссия выделит средства. К слову, по грантовому финансированию на развитие бизнес-проекта с инновациями можно получить до 5 млн тенге.

Ольга Ушакова