Как бороться с инфляцией на падающих рынках

1599

Волатильные рынки не являются самыми привлекательными для инвестиций, но с ростом инфляции это все еще рискованный способ сохранить стоимость ваших денег.

Как бороться с инфляцией на падающих рынках

Многие страны сегодня испытывают более высокую инфляцию, чем та, которая наблюдалась за последние 40 лет. И потому сейчас многих волнует один вопрос: "Как можно сохранить свои деньги?". Но вначале, как отмечают эксперты, следует определиться с природой инфляции. Подробнее  на inbusiness.kz.

Сегодня инфляция, к примеру, в США за апрель составила 8,3%, в Европе – 7,5%, в Казахстане же, по словам начальника управления мониторинга реального сектора департамента денежно-кредитной политики Нацбанка Игоря Осипова, в апреле годовая инфляция в стране ускорилась до 13,2%. В разрезе регионов наибольшее ускорение зафиксировано в Туркестанской области: с 12,9% в марте до 15,5% в апреле.

Все это означает, что вы можете купить меньше на свои деньги. Явно не идеальная ситуация. Если вы спросите кого-то в области финансов, как предотвратить это, они, скорее всего, скажут вам, что стоит инвестировать свои деньги. Это связано с тем, что доходы, которые вы получаете от инвестирования, могут выровнять ваше богатство, то есть вы можете сохранить свою покупательную способность.

Нужно вначале определиться с первопричинами роста инфляции

Если опираться на классическую экономическую теорию, то в данном случае можно заметить, что падающий фондовый рынок является всего лишь одним из первых звоночков, что что-то идет не так в экономике.

"Как правило, вначале падает фондовый рынок, затем все это перекидывается на финансовый рынок, а затем уже явно проявляются проблемы в реальной экономике. Это в теории.

Но нынешняя ситуация отличается от классических кризисов тем, что падающие рынки сопровождаются высокой инфляцией", – отметил в комментариях inbusiness.kz финансовый аналитик, эксперт международной брокерской группы Tickmill Арман Бейсембаев.

По его словам, обычно при классическом кризисе, который связан с перепроизводством товаров и услуг, когда начинается рецессия, инфляции, как правило, нет, потому что начинает сжиматься спрос. То есть вы производили, производили товары, и в какой-то момент те, кто хотел купить эти товары, уже купили и больше покупать их не хотят. А поскольку запущенный конвейер продолжает работать, происходит классическое перепроизводство и начинается дефляционный процесс, т. е. цены на продукцию начинают падать. И, поскольку вы не можете продать свой товар и вынуждены снижать цену, происходит кризис перепроизводства.

"Нынешний кризис отличается тем, что это некий аналог повторения 70-х годов на Западе. Это стагфляция. Когда роста нет, или если он есть, то очень маленький, или есть какое-то умеренное падение, но при этом все сопровождается высокой инфляцией", – говорит Арман Бейсембаев.

К слову, стагфляция – это ситуация, в которой экономический спад и депрессивное состояние экономики (стагнация и рост безработицы) сочетаются с ростом цен – инфляцией.

"Проблема нынешней инфляции находится в немонетарной сфере. То есть текущая инфляция вызвана ковидными ограничениями, разрывом логистических цепочек и проблемой с предложением товаров и всего прочего, потому что спрос сохранился на прежнем уровне. А поскольку производственные силы ковидный кризис оценили неправильно, потому что все думали: "Вот сейчас все рухнет, потому что все сидят дома, начнут закрываться производства, ни у кого нет работы, никто ничего не покупает и экономика вся встанет". Произошло ровно обратное: люди сидели дома, но потребительский спрос поддерживался тем, что были прямые выплаты. Они были практически по всему миру", – отмечает финансовый аналитик.

И действительно, в тот момент все страны раздавали деньги, кто-то больше, кто-то меньше, поскольку каждая страна ориентировалась на свои собственные возможности. У нас это было 42 500 тенге.

Что касается разрыва логистических цепочек, то, как отмечает Арман Бейсембаев, их до сих пор не удается восстановить полностью. Напомним, еще в январе 2020 года, когда весь мир отмечал новогодние праздники, Китай уже тогда ушел на карантин, потом ситуация перевернулась ровно в обратную сторону. То есть мир начал уходить на карантин, это было в марте-апреле, а Китай, наоборот, вышел из карантина. В итоге это обернулось нарушением налаженного механизма логистики. Дальше – больше: товары застревали на погрузочных площадках, товарный оборот застопорился, соответственно, потребитель не получал вовремя заказанный товар и т. д. Все это, разумеется, так или иначе отразилось на финансовом и фондовом рынках. И даже помощь от государства в итоге оказывается вовсе не помощью как таковой, а медвежьей услугой, поскольку потребитель продолжает тратить деньги, так как он привык, но при этом в связи со сложившейся ситуацией цены на товары растут, соответственно, растет и инфляция.

Что же делать, чтобы вырваться из замкнутого круга? Если рассматривать данный вопрос с точки зрения государственности, то здесь ответ достаточно прост. Впрочем, конечно, одно дело сказать и совсем другое – сделать.

"Необходимо наращивать предложения. В первую очередь надо определиться с природой инфляции, потому что она тоже разная бывает. В данном случае сейчас у нас наблюдается инфляция спроса, потому что он сохраняется на высоком уровне. С другой стороны, есть еще инфляция издержек. Издержки в логистике выросли: подорожали контейнерные, ж/д перевозки, возникли какие-то ограничения на границе, грузы стоят, товар дорожает, потому что пока, к примеру, фуры с грузом стоят на границе, каждый день за все это надо платить и т. д. И вот до тех пор, пока не произойдет расшивка этой ситуации, не только у нас, а во всем мире, и пока все не будет приведено в состояние баланса, ситуация продолжит оставаться такой, какая она есть сейчас", – говорит финансовый аналитик.

Вместе с тем нельзя не учитывать и тот момент, что Казахстан является импортозависимой экономикой, соответственно, тот рост цен, который сейчас идет по всему миру, он непосредственно отражается и на нас, поскольку вместе с импортом товаров мы импортируем и инфляцию. И вот бороться с ней фактически невозможно, поскольку мы ею не управляем. По идее, с этим можно бороться только единственным путем – если внутри страны задушить спрос. Но по факту это, конечно, крайне сложно сделать.

"Что в такой ситуации может делать Нацбанк? Он может сокращать денежную массу. Он также может повышать процентную ставку, для того чтобы охладить рынок кредитования, поскольку, к примеру, то же потребительское кредитование стимулирует спрос на импортную продукцию. И вот когда повышается процентная ставка, соответственно, дорожает кредитование, все меньше людей могут позволить купить дорогой товар. С другой стороны, повышение процентной ставки стимулирует сберегательную модель среди потребителей, т. е. повышаются процентные ставки по депозитам и люди начинают понимать: чем тратить деньги сейчас, лучше их на депозит отложить. Потому что это выгодно сейчас из-за высокой доходности. Так или иначе, это охлаждает потребительскую активность. Люди начинают меньше покупать, потреблять, спрос падает, и есть надежда, что через какое-то время все придет в состояние баланса", – отмечает Арман Бейсембаев.

Где потребитель может еще избежать проигрыша инфляции?

Если говорить не о действиях государства, а о конкретном индивидууме, то понятно, что каждый борется за то, чтобы как-то сохранить свои кровные, но без погружения носом в падающие рынки. Давайте заглянем все-таки на фондовый рынок, поскольку, как отмечалось изначально, именно фондовый рынок первым реагирует на происходящие в экономике катаклизмы.

Так вот, по мнению руководителя по стратегии акций Saxo Bank Питера Гарнри, можно попытаться защитить свои сбережения за счет инвестирования в облигации, связанные с инфляцией.

"Если вы инвестируете, например, в ETF (Exchange Traded Fund), инвестируя в облигации, связанные с инфляцией, то вы получите доступ к облигациям, основная часть которых будет увеличиваться с индексом потребительских цен. Это означает, что стоимость инструмента повышается, если инфляция идет вверх. Конечно, риск заключается в том, что, если инфляция пойдет вниз, стоимость тоже будет, и более высокие процентные ставки также негативно повлияют на защищенные от инфляции облигации", – говорит Гарнри.

Другим способом потенциальной борьбы с инфляцией может быть инвестирование в широкие товарные продукты.

"Поскольку сырьевые товары являются самым основным входом для всего, что мы производим, цена товаров имеет относительно сильную связь с инфляцией. Например, все, от строительства дома, нового автомобиля до столь необходимой "зеленой" трансформации, потребует массу промышленных металлов, от алюминия и меди до лития и никеля. Цены на них, вероятно, останутся поддерживаемыми, несмотря на риск экономического спада", – считает руководитель по сырьевым товарам Saxo Bank Оле Хансен.

И, наконец, если говорить о сырьевых товарах, то можно было бы проанализировать ситуацию на рынке золота. Ведь именно оно во все времена считалось самым безопасным убежищем в инвестировании.

"Золото действительно исторически имело относительно сильную связь с инфляцией и, как правило, считается одной из лучших защит от потери вашей покупательной способности. Раньше было трудно инвестировать в золото, потому что вам нужно было его купить, но сегодня есть продукты на основе золота, которыми вы можете торговать онлайн. Но вы должны знать о типе продукта, который вы выбираете, и убедиться, что вы понимаете, как он работает, включая его риски, прежде чем погружаться в него", – предупреждает Оле Хансен.

В целом, подводя итог вышесказанному, хотелось бы заметить, что, решая проблемы с инфляцией, государству, по всей видимости, нужно не только подавлять потребительский спрос на товары, а делать все для увеличения собственных производств, дабы перекрыть спрос на импортную продукцию. В то же время тем, кто решил сохранить и приумножить свои средства за счет инвестирования на фондовом рынке, в первую очередь необходимо быть очень осторожными, дабы не потерять все, и убедиться, что ваши риски находятся под контролем. А это значит, что не стоит инвестировать лишь в какой-то отдельный сегмент, а время от времени заниматься распределением своих активов, сочетая акции, облигации и пр., переводя часть своих денег из одного инструмента в другой.

Тимур Назаров