RU KZ
Как казахстанские врачи заражаются коронавирусом. Репортаж-расследование inbusiness.kz

Как казахстанские врачи заражаются коронавирусом. Репортаж-расследование inbusiness.kz

17:40 09 Апрель 2020 9738

Как казахстанские врачи заражаются коронавирусом. Репортаж-расследование inbusiness.kz

Автор:

Катерина Клеменкова

Антирекорд в Казахстане был достигнут 6 апреля – 120 инфицированных новым коронавирусом медиков. Чем объяснить резкий рост числа заразившихся докторов, выяснял inbusiness.kz.

Центр психического здоровья, который алматинцы называют «На Каблукова», переустроен в импровизированный провизорный центр. Сюда помещают людей, кто близко контактировал с человеком, заболевшим коронавирусом. Это пациенты без симптомов инфекции, и вероятных возможных исходов для них всего два – уже инфицированы либо не инфицированы. Если брать объективную реальность, то 50/50 не получится и подавляющее большинство спустя 14 дней карантина отправятся домой. Но… это по теории вероятности.

А в действительности, после того как казахстанские СМИ облетела новость, что в стране 120 инфицированных медиков из 604 заболевших коронавирусом (по данным на 6 апреля), среди пациентов таких провизорных центров началась паника. Не получится ли так, что сами врачи станут разносчиками опасной инфекции?

Навигатор предупреждает

Провизорный центр «На Каблукова» выглядит вполне обычно. Что происходит за стенами этого медучреждения, другой вопрос. За 150 метров до пункта назначения, навигатор предупреждает, что учреждение, вероятно, будет закрытым. Но двери центра открыты. В эти двери входят и выходят сотрудники, одетые не в защитные спецкомбинезоны, респираторы и очки, а в обычные халаты и обычные маски. Наблюдая со стороны, даже не подумаешь, что люди здесь работают в условиях возможного заражения особо опасной инфекцией, которая держит в страхе весь мир.

«Да, здесь те, кто на карантине. Можете зайти и спросить, там все расскажут», – так просто на вопрос об изоляции близко контактировавших ответила женщина, которая только что вышла из дверей провизорного центра (inbusiness.kz побывал на месте и провел там около часа. – Прим. авт.). Она рассказала, что в центре два отделения – мужское и женское. Психически больных людей здесь содержат отдельно – у них тоже свои мужские и женские отделения. О запрете посещения всех медицинских учреждений собеседница как будто и не знает.

Впрочем, даже близко подойти к раскрытым дверям страшно. Чем ближе подходишь, тем больше потеют руки в медицинских латексных перчатках. А ведь путь от дома до центра «На Каблукова» занял не больше двадцати минут, плюс еще двадцать минут ушло на наблюдение за дверями медучреждения, то есть всего 40 минут, а перчатки уже хочется снять и выкинуть. Невольно думаешь о том, как же врачи могут целый день находиться в защитном костюме, масках, перчатках.

…Из зарешеченного окна на третьем этаже выглядывает мужчина. Интересно, это мужское отделение больных с психическими заболеваниями или тех, кто на карантине… руки в перчатках вспотели еще больше.

О чем молчат медики

Даже если в самом начале кто-то особо не верил в страшную опасность коронавируса, то меры по недопущению распространения COVID-19, которые предпринимают казахстанские власти, заставляют в полной мере ощутить всю серьезность положения. Строгий запрет на фото- и видеосъемку в медучреждениях только подливает масла в огонь страха и всеобщей паники.

И вот из официальных сообщений казахстанцы узнают, что за три дня рост числа инфицированных медиков резко увеличился: 3 апреля сообщалось, что в Казахстане коронавирусом заражены 28 медиков, а 6 апреля оказалось, что в стране уже 120 инфицированных медработников. Уточнение Айжан Есмагамбетовой, главного санитарного врача республики, что из 120 только 67 случаев заболевания коронавирусной инфекцией связаны с непосредственной работой с пациентами с диагнозом COVID-19, в общем-то, никого не успокоили. Для любой инфекции такой рост за трое суток – это не просто многовато, а чересчур много.

«Эксперты» из соцсетей, комментируя эту новость, разделились на три лагеря. Одни считают, что «у нас ужас, а не медицина», что врачи «сами не соблюдали нормы безопасности и теперь являются источниками заражения здоровых людей». Другие говорят, что «вина врачей тут минимальная, но максимальная – системы, в которой эти врачи работают», что «нельзя медиков выставлять настолько тупыми, не умеющими соблюдать осторожность». Третьи подняли вопрос двухмиллионной компенсации, заявляя, что «если срочно не взять под строгий контроль, начнется разбазаривание средств, которые выделены на случай заражения медработников», что здоровому «припишут» того, чего нет, и «так мы до сентября на карантине сидеть будем, кто-то деньги начнет зарабатывать, а основной народ на хлебе и воде».

На этом фоне inbusiness.kz не смог уговорить ни одного вирусолога, ни одного эпидемиолога дать интервью и честно ответить на вопросы, почему так много медиков заболели и кто в этом виноват.

«Сходите и посмотрите, во что одеты врачи в поликлиниках и больницах, куда привозят контактных. Это многое объяснит», – совет, который мы получили, обзванивая врачей. Что из этого получилось, описано выше. Однозначного вывода из наблюдений за центром «На Каблукова» с расстояния 40-50 метров сделать нельзя, но на определенные размышления увиденное все же наводит.

Между тем в провизорных центрах Алматы находятся 307 человек, из них 35 детей.

53 + 67 = 120

По словам главного госсанврача Айжан Есмагамбетовой, в стране зарегистрировано всего 120 случаев заболевания среди медицинских работников. Из них 67 случаев среди медработников, которые оказывали помощь лицам с подозрением на коронавирус или уже заболевшим.

Остальные 53 медика, как ответили в пресс-службе минздрава, «заразились как обычные люди, не связанные с оказанием медпомощи».

Однако заразившиеся врачи из числа 53 считают иначе.

«Почему в первую очередь пострадали частные клиники? Потому что пациенты, которые «крутяк», идут в частные центры и не говорят, что недавно приехали из-за границы или что к ним кто-то приехал из-за рубежа. У них ведь просто симптомы простуды и все такое. А у наших врачей, которые работают в частных клиниках, обычные маски и обычные халаты. Поэтому в числе первых заразившихся оказались терапевты и пульмонологи частных клиник», – рассказала inbusiness.kz врач частной клиники, опять же на условиях анонимности.

400 масок и травля недовольной

Толкынай Ордабаева, врач-инфекционист Меркенской центральной районной больницы Жамбылской области, заразилась коронавирусом и об этом написала на своей странице в Facebook. Женщина-врач откровенно написала, что врачам не хватает средств защиты и тестов на определение коронавируса, что их заставляют самим шить себе маски и перерабатывать. Через несколько часов после своего откровения Толкынай написала еще один пост – в ее кабинете нашли 400 масок, которых у нее не было, и на нее началась травля.

Между тем о том, что врачи сами себе шьют маски и что предоставляемая защита оставляет желать лучшего, доктора говорят, но в неофициальной беседе и с просьбой не ссылаться на них.

«Нашу переписку я отправила, чтобы Вы удостоверились, но я не хочу, чтобы она фигурировала как доказательство», – написала корреспонденту inbusiness.kz одна из врачей, находящаяся на карантине как контактная.

По ее словам (которые косвенно подтверждаются скрином переписки с другим медиком), сейчас среди врачей паника и страх не только из-за возможности заразиться. Еще больше медики боятся карантина. Вот почти дословный разговор по телефону с врачом одной частной клиники, медика закрыли на карантин:

– Тебя отправят, как в ссылку, и всех твоих родных тоже. Отношение ужасное, все шарахаются, хотя ты не болен и тест показал отрицательный результат. А если тест покажет положительный результат, заставляют пить лекарства, которые имеют очень тяжелые побочные эффекты. На мой взгляд, во многом у нас перегиб.

– Лекарства принимают и те, у кого нет симптомов, но положительный результат на коронавирус?

– Да, хотя это препарат с очень тяжелыми побочными эффектами, непростой препарат.

– Но зачем?

– Перестраховываются. Во многих странах, например в Израиле и Германии, если пациент без серьезных симптомов, то за ним только медицинское наблюдение. Медики не хотят допустить ситуации, чтобы человек выздоровел от коронавируса, но перенес большое количество побочных эффектов, которые могут вызвать эти препараты. А у нас по протоколу лечат всех, даже тех, кто без симптомов, но тест показал положительный результат. Поэтому никто не хочет сдавать анализы, чтобы тебя не забрали и не заставили пить лекарства.

Как рассказали медики, заразившихся коронавирусом лечат такими препаратами, как «Алувиа» (данный препарат относится к группе противовирусных лекарственных средств, ингибиторов протеазы, применяемых системно для лечения ВИЧ) и «Плаквенил» (противовоспалительное, иммунодепрессивное, противомалярийное, противопротозойное).

Если посмотреть протокол лечения COVID-19, принятый в Казахстане, то пациентов с легким течением и среднетяжелым (без пневмонии) лечат «Лопинавиром/ритонавиром» («Алувиа») или альтернативное лечение – «Хлорохин фосфат» («Плаквенил»).

Для среднетяжелых и тяжелых больных есть три схемы лечения (см. таблицу)

Между тем эти препараты действительно опасны. Как сообщает Bloomberg, побочные эффекты на противомалярийный препарат «Плаквенил», который американский президент Дональд Трамп рекомендовал принимать всему миру как потенциальное лекарство от COVID-19, может вызвать эффект «от головокружения до опасных для жизни аллергических реакций и повреждения глаз. При использовании в сочетании с азитромицином есть также некоторые доказательства того, что он может вызвать проблемы с сердцем. На данный момент этот препарат следует рассматривать только в качестве крайней меры».

Зарплата VS риск

Ранее министр информации и общественного развития Даурен Абаев пообещал, что на период карантина заработные платы всех медиков будут увеличены. По словам министра, повышение зарплат врачей, которые работают в очагах коронавируса, составит значительные суммы. И медики готовы рисковать своей жизнью ради зарплаты. Но без средств защиты врачи станут разносчиками опасной инфекции.

«Мы все хотим работать, у нас есть кредиты, которые надо выплачивать, – говорят медики. – Но главное, нужны средства защиты – элементарно маски, перчатки»…

Катерина Клеменкова