RU KZ
Кашаган. До востребования

Кашаган. До востребования

18:11 06 Ноябрь 2015 153

Автор:

В проект вложено уже 50 млрд долларов. Не окажутся ли траты напрасными, Atameken.info рассказали эксперты

В проект вложено уже 50 млрд долларов. Не окажутся ли траты напрасными, atameken.info рассказали эксперты.

В конце октября международное рейтинговое агентство Standard & Poors (S&P) сообщило о том, что отныне такой фактор как разработка Кашаганского месторождения не будет рассматриваться в числе ключевых при оценке казахстанской экономики.  Заместитель директора группы «Государственные финансы» S&P Карен Вартапетов тогда пояснил, что в агентстве перестали смотреть оптимистически на этот проект, потому что он не раз уже откладывался.

«Поэтому, скорее, он будет таким приятным дополнением к той модели экономического роста, которая сейчас сложилась, – заметил он. – Уже сейчас мы его в нашей рейтинговой конструкции не используем. На протяжении последних 5-6 лет перспектива ввода Кашаганского месторождения поддерживала оценку агентства относительно перспектив темпов роста ВВП Казахстана. Мы считали, что они будут оставаться структурно выше, чем по странам со схожим рейтинговым уровнем. Но в связи с постоянными задержками и переносами сроков теперь мы считаем, что ввод Кашагана стоит за пределами нашего рейтингового горизонта – это два года как минимум».

По оценкам агентства, ввод в эксплуатацию Кашаганского месторождения возможен не ранее 2018 года, когда Кашаган сможет выйти на полную мощность и дать прибавку к добыче нефти на уровне 20-25%.

Стоит отметить, что в политико-экономическом дискурсе последних, как минимум, пяти лет Кашаган занимает особое место. Именно с ним многие связывали существенный рывок в развитии Казахстана. Однако начало добычи на месторождении было омрачено серией технических неполадок и постоянным переносом сроков ее возобновления.

В настоящий момент геологические запасы Кашагана оцениваются в 4,8 млрд тонн нефти, а общие (доказанные) нефтяные запасы – в 38 млрд баррелей, извлекаемые из этого числа составляют порядка 10 млрд баррелей. Запасы природного газа оцениваются на уровне свыше 1 трлн кубометров. В проект уже вложено порядка 50 млрд долларов.

Не оказались ли эти траты напрасными и какое будущее может ждать Кашаганский проект. Об этом Atameken.info попросил рассказать экспертов.

Инвестиции в прекрасное далеко?

Нефтегазовый аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов напомнил, что освоение Кашаганского месторождения ведется согласно соглашению о разделе продукции по Северному Каспию от 18 ноября 1997 года. Соответственно, позитивное влияние на экономику Казахстана начнется вовсе не в момент начала промышленной добычи нефти, а лишь после возмещения затрат иностранных инвесторов. Именно поэтому, по его мнению, S&P пересмотрел риски, связанные с неоднократным переносом сроков начала второй и третей фаз освоения Кашаганского месторождения. Он напомнил, что добыча началась в конце 2013 года, но была остановлена из-за аварии на трубопроводе.

- Standard & Poor’s полагает, что теперь месторождение сможет вновь начать работу не ранее 2018 года. То есть сроки сдвинулись на 5 лет. При этом ранее предполагалось, что Казахстан начнет получать деньги от продажи кашаганской нефти с 2041 года, а до этого все деньги бы шли западным компаниям. Очевидно, что из-за аварии и этот срок может быть перенесен. Причем после двукратного падения мировых цен на нефть вообще непонятно, сколько времени потребуется для окупаемости иностранных инвестиций и когда же пойдут средства в республиканский бюджет. Все расчеты делались исходя из стоимости нефти 100-110 долларов за баррель. На мой взгляд, нынешнее решение рейтингового агентства выглядит обоснованным. Тем более, что оно готово его пересмотреть в случае улучшения ситуации вокруг Кашагана, – подчеркнул эксперт.

Казахстанский долгострой

Аналитик брокерского дома «Открытие» Андрей Кочетков считает, что Кашаган относится к числу проектов, которые легко вписать в понятие долгостроя.

- Его бюджет несколько раз пересматривался, и сегодня уже можно уверенно говорить, что вместо жемчужины казахской нефтедобычи он превратился в пудовые гири на ногах, – сказал он.

При существующей цене на нефть основные инвесторы будут склоняться к заморозке работ, чтобы сохранить потоки возврата инвестиций своим акционерам. Фактически, сегодня нефть Кашагана не требуется на рынке, где ежесуточное перепроизводство составляет 1-2 млн баррелей в сутки, убежден Андрей Кочетков.

- Если же говорить о действиях рейтингового агентства, то они вполне логичны. Более того, долговая нагрузка, связанная с проектом, может попасть в число негативных факторов и стать поводом для ухудшения прогноза по экономике, – отметил аналитик. – Естественно, если цены на нефть возобновят рост и поднимутся до уровня 70-90 долларов, то проект вновь станет интересным. Впрочем, на ближайшую перспективу никто не ждет такого повышения. При 50 долларах за баррель нефть Кашагана кажется невыгодной. Ее свойства делают процесс добычи и первичной переработки затратным. Высокая сернистость уже стала причиной ряда аварий на технологическом трубопроводе, что в очередной раз повысило себестоимость реализации, так как потребовались более дорогие трубы. Минусом кашаганской нефти также является ее удаленность от основных путей транспортировки. Пожалуй, что самым выгодным маршрутом была бы продажа ее российским НПЗ, но в России есть и своя нефть. Транспортировка по трубе до Китая также кажется дорогой, а на Дальнем Востоке она столкнется с отличным сортом ESPO. Таким образом, при существующих условиях наиболее выгодным может стать заморозка работ или их минимизация. В течение 2-3 лет мировой рынок выправит баланс спроса и предложения, что приведет к росту котировок «черного золота». Тогда Кашаган станет выгодным и нужным. Вынужденный простой можно использовать для решения технологических проблем, а также обеспечения будущего финансирования под гарантированные поставки.

Надежда на чудо

Экономический обозреватель Денис Кривошеев сравнил Кашаган с золотом ацтеков: все знают, что оно есть, но что это за золото, сколько его и где оно, неизвестно. Более того, он в принципе не видит перспектив для Кашагана, даже при высоких ценах на нефть, так как мир все больше стремится к ненефтяной эпохе.  

- Основной потребитель нефти – автотранспорт, а благодаря развитию концепции электромобилей потребность в бензине сокращается. Добавьте к этому развитие технологий по сохранению и накоплению энергии. Будут ли продолжать строительство на Кашагане? Пожалуй, да. Надежда на Каспий и чудо – неистребима, – говорит Кривошеев. – С другой стороны, что изменится от запуска Кашагана? Кто читал контракт и знает про соглашение о разделе продукции, тот помнит, что сначала инвесторы возвращают свои деньги, а потом уже все остальное. Эксперты считали, что при высокой цене на нефть инвестиции отобьются через десятки лет, а теперь уже никто не сможет дать хотя бы приблизительный прогноз.

Пересмотр приоритетов

Экономист Тохтар Есиркепов, директор Института системных исследований казахстанского общества, полагает, что в последние годы произошли кардинальные изменения, связанные местом и ролью нефтегазового сектора в РК. В основном эти события носят негативный характер, считает он. К ним можно отнести как резкое снижение мировых цен на нефть, так и экономический кризис, охвативший нефтяные государства. Существует и объективная необходимость переоценки места и роли нефти в перспективном развитии экономики Казахстана в среднесрочном и долгосрочном периоде.

Исключение Кашаганского проекта рейтинговым агентством Standard & Poor’s из факторов, которые принимаются во внимание при прогнозе ВВП Казахстана, стало еще одним негативным фактором, говорит экономист. При этом шаги международных институтов по списыванию со счетов Кашагана при оценке экономических перспектив Казахстана он назвал поспешными. В проекте работают мировые лидеры отрасли – Exxon Mobil, Shell и Eni, владеющие новейшими технологиями, и если они вложили баснословные деньги, то не отступят ни при каких обстоятельствах, сказал Тохтар Есиркепов.

- В нынешних условиях введение в действие Кашаганского проекта было бы явно убыточным и, соответственно, неоправданным как с точки зрения инвесторов, так и для казахстанского руководства. Известно, что морские проекты Казахстана рентабельны только при цене нефти 80-100 долларов за баррель, то же касается и Кашагана. Об этом весной прошлого года сказал председатель правления национальной компании «КазМунайГаз» Сауат Мынбаев. А это значит, что не случись очередной отсрочки из-за растрескавшегося трубопровода, при нынешнем уровне цен Кашаган в любом случае бы простаивал, – убежден экономист.

Стоит отметить, что с начала года снижение объемов экспорта казахстанской нефти составило 18,6%. Таким образом, даже и без крупнейшего нефтяного месторождения в условиях пересмотра мировой модели потребления «черного золота» надежда лишь на нефть обходится слишком дорого для национальной экономики.

 

Аскар Муминов