Коммуникации провалены?

Коммуникации провалены?

19:54 28 Октябрь 2020 1591

Коммуникации провалены?

Автор:

Мария Галушко

Какие основные уроки вынесло государство в период пандемии.

Участники XV Международного онлайн PR-форума на тему «Глобальная эпоха» COVID-19: изменения траекторий коммуникаций. Новые вызовы для профессии и отрасли» поговорили об эффективности коммуникации государства с обществом в период пандемии и кризиса.

По словам руководителя объединенной редакции Informburo Михаила Дорофеева, роль государства в коммуникациях в эпоху коронакризиса сильно увеличилась, поскольку людям понадобились стабильность и источник информации, которому можно доверять.

«В Казахстане наложило особый отпечаток то обстоятельство, что у нас все средства СМИ и медиа так или иначе контролирует государство. Только социальные сети не находятся под его прямым контролем. Если до коронавируса этот контроль казался преимуществом, то сейчас многие чиновники поняли, что это еще и вызов, поскольку нужно за это отвечать и реагировать, бороться с фейками и решать много всяких вопросов. Готово ли оказалось государство к этому – большой вопрос. Его мы будем обсуждать. Давайте сначала попробуем поставить диагноз, определить суть проблемы, потому что многие говорят, что коммуникации провалены. А так ли это? Каковы симптомы этого? Затем попробуем понять, какие есть способы лечения, какие лекарства мы можем применить. И лечится ли эта болезнь? Может, она носит системный характер», – обозначил проблему спикер.

Кризис компетенции  и коллективная безответственность

Как отметил казахстанский политолог, директор «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев, период пандемии показал, что во время кризисной ситуации все те государственные структуры, которые должны были брать на себя основную антикризисную нагрузку, исчезли.

«Я как-то даже пошутил на эту тему, что Covid-19 стал главным оппозиционером для власти. И проблема власти, что его нельзя посадить в тюрьму. Covid-19 вытащил наружу все то, что копились в течение многих лет в системе госуправления и с точки зрения государственной коммуникации и т. д. Действительно, был период безвластия, и это большая проблема. Образованный информационный вакуум заполнился инфодемией. Это была большая головная боль для многих стран мира. В Казахстане мы видели, что возникший информационный вакуум в какой-то степени привел к тому, что государство потеряло контроль над ситуацией», – сказал Досым Сатпаев.

Он рассказал об опросе, проведенном в августе среди 50 экспертов – представителей разных сегментов и профессиональных ниш. В нем принимали участие представители государственных и негосударственных аналитических структур, бизнеса на уровне руководства разных компаний, социологи, журналисты, экономисты, специалисты по PR. Первый вопрос был посвящен возникшему во время эпидемии коронавируса управленческому бардаку в летний период. Спикер озвучил три основных ответа от экспертов на вопрос: «Какие, по Вашему мнению, были основные причины неэффективности деятельности государственных структур в борьбе с эпидемией коронавируса в Казахстане?».

Большинство экспертов на первое место поставили кризис компетенции на всех уровнях государственной власти. На второе место – отсутствие эффективных политических институтов. На третье - коллективную безответственность.

«То есть нежелание чиновников всех уровней госуправления брать на себя ответственность за антикризисные решения. Интересно, что даже на уровне главы государства этот тезис был тоже озвучен. Заявлялось о том, что во время кризисной ситуации на самом деле была нарушена иерархия принятия решений. Она была слишком сложная. В процессе было много законодательных ограничений, которые не позволяли чиновникам быстро принимать решения и реализовывать их. Но я думаю, что причина намного глубже, потому что коллективная безответственность — это наша давняя проблема, если речь идет о госаппарате. И с ней мы никак не можем эффективно бороться. Эти пункты они как бы взаимосвязаны друг с другом, потому что кризис компетенции порождает ту самую коллективную безответственность. Как показывает эффективный опыт других стран борьбы с ней – необходимо наличие эффективных политических институтов, которых нет в Казахстане», - поделился мнением политолог.

Отвечая на вопрос «Что является самым важным антикризисным элементом в системе госуправления для нейтрализации любых форс-мажорных ситуаций?», большинство опрошенных экспертов на первое место поставили высокий уровень доверия граждан к тому, что делает и говорит власть. На второе место было поставлено наличие четкого алгоритма необходимых действий всех органов государственной власти в условиях кризисной ситуации. На третьем место – оперативное реагирование политических институтов.

В качестве примера эффективного госуправления в кризисный период политолог привел Грузию. По его мнению, страна показала наилучшие результаты во время борьбы с эпидемией коронавируса и антикризисного менеджмента. В стране удалось выстроить политическую систему, к которой было доверие со стороны граждан.

«В Грузии не было кризиса компетенции, потому что главными спикерами там были не чиновники, а представители медицинского сегмента. Почти каждый день они активно проводили пресс-конференции и взаимодействовали с обществом через разные каналы. Они объясняли все ситуации, возникшие с эпидемией. Разъясняли, что нужно делать, а что нет. Все это сопровождалось определенными административными мерами. Из-за того, что с самого начала коммуникация была выстроена правильно, власть и общество работали как единое целое. У нас этого не произошло. Более того, были ситуации, когда в Казахстане мы наблюдали прямую манипуляцию с информацией с участием официальных структур. Я имею в виду ужасный случай с искажением статистики по количеству заболевших и умерших. Это в течение многих лет является у нас порочной практикой многих государственных структур», – посетовал Досым Сатпаев.

По его словам, создание в Казахстане политических институтов не блажь, а важный вопрос, учитывая появление кризисных ситуаций и в будущем.

Проблемы статистики

Независимый эксперт Аида Альжанова ответила на вопрос о том, намеренно ли была скрыта статистика по заболевшим и умершим от коронавируса во время пандемии министерством здравоохранения.

«То, что минздрав скрывает статистику, – это не новость. У нас вся статистика не очень достоверная. У этого есть глубокие исторические корни, когда в 1937 году расстреляли всех людей, которые провели перепись населения. Они предоставили цифры, которые не понравились Сталину. С тех пор у нас статистика отвечает нуждам начальника», – сказала она.

Эксперт отметила, что при отсутствии достоверной статистики невозможно принять правильное решение. Например, узнать необходимое количество СИЗ или врачей в определенном районе.

«Может, они принимали решения, исходя из той статистики, которая есть. Я не знаю, почему скрывают. Думаю, это один из вопросов не выборности наших властей. Умение коммуницировать с обществом – это один из навыков хорошего политика. Люди нарабатывают этот навык в течение многих лет. Этого нет у наших лиц, принимающих решение, потому что они все назначены, а не выбраны людьми. Для них важно ответить правильно своему вышестоящему начальству, а не народу. Это дублицируется на всех уровнях. Каждый начальник предполагает, что его подчиненный даст ему правильную информацию. Проблема в том, что во всей структуре государственной власти не работают каналы коммуникации – ни внутренние, ни с внешним миром»,  поделилась мнением Аида Альжанова.

Бывший официальный представитель министерства здравоохранения РК Багдат Коджахметов отметил, что увидеть проблемы коммуникации власти и народа ему помогло то, что он переболел коронавирусом. По его словам, с 1 августа он добровольно выполнял функцию официального представителя в минздраве.

«И буквально вчера было принято решение, что я больше не буду официально выступать от министерства здравоохранения. Это связано с тем, что по семейным причинам я сейчас уезжаю из страны. Также мы с самого начала с министром договаривались, что все будет честно, откровенно, открыто и т. д. Многие преграды удалось преодолеть, потому что в администрации президента, правительстве есть непонятные для меня действия, почему информацию нужно скрывать и раскрывать позже. Вся проблема хорошей коммуникации между правительством и обществом именно во власти», – прокомментировал он.

В свою очередь Михаил Дорофеев задал вопрос Багдату Коджахметову, касательно того, что было в тот момент, когда он пришел в министерство? Какую картину застал в коммуникации и что удалось изменить за эти несколько месяцев?

«У меня был опыт работы в министерстве внутренних дел на аналогичном фронте. И первое, что я сделал, – одел бронежилет и пошел на амбразуру. Но когда я увидел, что в мой бронежилет летят из амбразур не свинцовые пули, а фекалии, то я понял, что я использовал не то защитное средство. Около двух-трех недель у меня ушло на то, чтобы переодеться, понять. Весь смысл заключался в том, что десятилетиями в казахстанском обществе собиралось недовольство по разным поводам. Проблемы накапливалась, как снежный ком.  И, когда наступила пандемия, медицинская система оказалась на острие атаки всего недовольства общества за многие годы. Как результат неправильной работы за эти годы система здравоохранения не справилась с наступившей проблемой. Спустя три месяца кризис удалось пережить, и в основном этому способствовало то, что власть, общество и врачи собрались, в обществе появилась какая-то дисциплина. Начиная с июля-августа цифры по количеству заболевших действительно уменьшились», – говорит спикер.

Он отметил существующую проблему со статистикой и привел в пример случай в сентябре. В это период неожиданно увеличилось количество смертей в одной областей из-за Covid-19. Как позже выяснилось, в июле нескольких человек, умерших от коронавируса, не включили в статистику, а сделали это разом в сентябре. Для того чтобы не вызывать панику в обществе, министерству здравоохранения пришлось цифры раскидать на несколько дней.

«Это все есть последствия игры со статистикой. Журналисты, общество требуют, и это нормальное явление в период пандемии. Я думаю, каждый должен знать, чтобы принимать соответствующие решения. Эту информацию сегодня сложно распространять в полной мере, потому что если бы будем каждый день рассказывать, в какой области сколько людей на самом деле болеют коронавирусом, то акимы на местах начнут оказывать давление на врачей и тех, кто занимается учетом этих больных, чтобы приукрасить показатели. Мы оказались заложниками странной игры», – резюмировал Багдат Коджахметов.

Коммуникационные уроки государства

На вопрос Михаила Дорофеева о том, вынесло ли государство уроки из ситуации с пандемией коронавируса касательно коммуникаций и будут ли улучшения, Досым Сатпаев ответил, что скептичен в этом отношении. По его мнению, едва ли уроки вынесены, так как не изменились не только сама система, но и люди, которые ее представляют.

«Я тут вспоминаю исторический пример. Был такой прусский военачальник и стратег Хельмут Мольтке. Его считают одним из основателей Германской империи. Когда Наполеон III напал на Пруссию, Мольтке спал. Его разбудили, и он сказал, что план в третьем ящике комода. Он изначально был готов к этой войне. Нам в Казахстане нужны свои Мольтке. Но, кроме того, нам нужен и свой план в третьем ящике комода. А чтобы они появились, нужны компетенция, командная работа, умение брать на себя ответственность, в том числе коллективную. Необходимо заниматься планированием, то есть готовиться к другим кризисным ситуациям и форс-мажорам. Есть еще большое количество других рисков, начиная от разрушительного землетрясения в Алматы, которое нанесет колоссальный удар по всей стране, и заканчивая глобальным потеплением. Мы к этому не готовы», – высказал свое мнение участник форума.

По его мнению, необходимы конкретные институты и четкие механизмы взаимодействия между ними, коммуникации и внутри госапарата, и с обществом. В случае если этого не будет, следующий мощнейший кризисный удар может еще больше опустить страну на колени.

Независимый эксперт Аида Адильжанова также считает, что государство не извлекло уроки. Пока она не видит конкретного плана государства по выстраиванию коммуникации в случае наступления новой волны коронавируса.

«Меня беспокоит то, что люди верят блогерам и государство тоже. По волне возмущений в «Фейсбуке» начинают снимать людей, вместо того чтобы разобраться и найти истинного виновника торжества. Важно дать профессиональным журналистам проводить расследования и выявлять причины. До сих пор мы точно не знаем, что произошло в центральной городской больнице Алматы, где заразилось 550 человек. Потому что если бы мы знали, то было бы легче предпринять какие-то шаги, чтобы предотвратить это в будущем. Органам государственного правления очень важно серьезно к этому отнестись, выстроить коммуникационные стратегии. В стране множество специалистов, экспертов, поработать с ними и хорошо потренировать своих пресс-секретарей, спикеров и лиц, отвечающих за определенный вопрос», – сказала спикер.

По мнению Михаила Дорофеева, государство все же извлекло из текущей ситуации некоторые уроки.

«У нас в Казахстане антикризисные коммуникации – это бей или беги. Один сценарий – активно действовать и тщательно опровергать каждое слово, другой – затаиться и подождать, пока само рассосется. Второй сценарий – самый распространенный в случае коммуникационного кризиса в Казахстане. Я надеюсь, что самый главный урок, который извлекло государство, что второй сценарий не работает. Бывают ситуации, и коронакризис это показал, что само это не рассосется. Если этот урок государство извлекло, то это уже неплохо», – подытожил он.

Мария Галушко

Подписывайтесь на телеграм-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

26926

Материалы по теме:

kreditnyj-portfel-bankov-prodolzhil-rasti-v-sentyabre

spasite-nashi-zemli

vzyatok-stali-davat-bolshe

socialnye-iniciativy-kazahmysa

kak-razreshayutsya-spory-mezhdu-biznesom-v-dosudebnom-poryadke

загрузка

×