/img/tv1.svg
RU KZ
Кто вешает лапшу на уши?

Кто вешает лапшу на уши?

23 августа федеральная антимонопольная служба Российской Федерации (ФАС) провела первое заседание по делу в отношении ТОО «Доширак-Казахстан» по признакам недобросовестной конкуренции. 

12:45 15 Сентябрь 2016 11843

Кто вешает лапшу на уши?

Автор:

Жанболат Мамышев

В ФАС отметили, что заявители (российская компания «Доширак Коя») утверждают, что «Доширак-Казахстан» использует их дизайнерские решения и товарные знаки. При этом ФАС намерена выслушать позицию ответчиков и продолжит рассмотрение дела в отношении «Доширак-Казахстан» на следующих заседаниях. На момент публикации интервью в компании «Доширак Коя» на запрос abctv.kz не ответили. В свою очередь руководитель рудненского ТОО «Доширак-Казахстан» Азамат Нургазин рассказал abctv.kz об истории становления компании, спорах о правах на торговый знак «Доширак» и тенденциях лапшичного рынка.

- Как вы пришли к необходимости открытия завода в Казахстане?

- Наши правообладатели, которые обладают правами на товарный знак «Доширак» на территории Республики Казахстан и некоторых других стран мира - компания Stone Financial. Всего в мире есть три правообладателя, не связанных между собой. Исторически так сложилось, что три правообладателя практически в одно время стали развивать товарный знак. В Казахстане право принадлежит с 2002 года, заявка была подана Stone Financial еще раньше – с 2000 года, по-моему. Здесь она получила регистрацию, придя из другой страны. Что касается нас – в 2008 году мы начали переговоры по получению франшизы товарного знака «Доширак», то есть права использования товарного знака «Доширак» на территории Республики Казахстан. В 2008 году я, как инициатор проекта, изучал этот рынок. Пришли мы к этому рынку не случайно, то есть я работал с торговой компанией, которая занималась импортом разного товара из Китая, в том числе лапши быстрого приготовления китайского производства китайских наименований в Казахстан, Среднюю Азию и так далее. На этапе любой торговли становится вопрос, что выгодно локализовать производство и начать производить самим, чем импортировать и продавать чужой продукт. Начали изучать рынок, обратились в реестр, изучили реестр свободных товарных знаков и связались непосредственно с правообладателями на территории Республики Казахстан. Начались переговоры по оформлению франшизы. По итогам долгих переговоров была достигнута договоренность, что мы получим франшизу, но для этого надо было выполнить ряд условий. Тогда не было никакого производства ни в Казахстане, ни в Средней Азии. После этого был одобрен проект, и в 2009 году началось строительство завода по производству лапши быстрого приготовления. Привлекли заемные средства, средства зарубежных инвесторов и получили субсидирование и гарантию через фонд «Даму» по программе «Дорожная карта бизнеса-2020» и в 2012 году ввели завод в эксплуатацию. С 2012 года мы начали производство собственного продукта. Мы выставили рецептуру, согласовали все необходимые требования, которые нам выдвигал лицензиар в части передачи товарного знака. В течение полутора лет мы приводили в соответствие с требованиями лицензиара и уже в 2014 году начали выпуск первого казахстанского продукта под товарным знаком «Доширак». Это был первый казахстанский продукт полного цикла производства от сырья, в том числе из казахстанской муки, до конечного продукта, который выглядел, наименовался «Доширак» и соответствовал всем международным стандартам. Полученная франшиза прошла обязательную регистрацию в министерстве юстиции. Мы построили огромный завод, привлекли в том числе государственные деньги для строительства того завода, выпустили продукт с высокой добавленной стоимостью. Это то, о чем наш президент постоянно говорит, то есть мы должны поддерживать реальный сектор экономики - не торговлю, а именно производство, которое делает из сырья конечный продукт с высокой добавленной стоимостью. На сегодняшний день на нашем предприятии работает более 60 человек. Есть планы по расширению, запуску второй производственной смены, то есть сейчас мы работаем в одну смену при стопроцентной загруженности. Есть необходимость на сегодняшний день расширяться с запуском в последующем и третьей смены, то есть перейти на круглосуточный режим работы. Спрос растет, качество продукции мы подтвердили в течение 2-3 лет – есть сложившийся круг потребителей.

- Какова была стоимость завода?

- Стоимость проекта без малого почти 300 млн тенге.

- Из них собственные средства…

- Большая часть – наверно 90%.

- То есть вы заняли всего 10%?

- Мы привлекли государственное субсидирование процентной ставки в рамках лизинга оборудования, которое мы приобретали за рубежом.

- Оборудование китайское или корейское?

- В том числе корейское, японское, китайское, российское. Есть отдельные аппараты, узлы – российские, что-то приобреталось у ведущих компаний в Китае, потому что он является лидером по производству данной продукции в мире. Там огромные компании, которые ставят целые линии и заводы под ключ. Мы приобретали высокопроизводительное японское упаковочное оборудование.

- Кто выступил инвестором?

- Есть инвесторы, но сумму инвестиций я не имею права разглашать. Эти инвестиции, я считаю, как наш капитал.

- Среди них есть иностранные инвестиции, тот же Stone?

- Stone не участвовал как инвестор – он был участником в рамках франшизы.

- Вы сказали, что завод работает в одну смену при стопроцентной загрузке. Какова ежемесячная мощность завода?

- В физическом объеме около 2,5-3 млн единиц продукции ежемесячно.

- То есть соответственно в три смены завод может производить…

- Да, в планах есть начать строительство второго цеха, чтобы поставить вторую линию, что мы уже частично начали. Мы планируем поставить аналогичную той, что уже имеется.

- Это на собственные средства?

- Да, на собственные. Мы сейчас даже не привлекаем заемные средства банков, то есть сейчас вопрос идет об использовании только собственных средств.

- Теоретически вы можете еще за счет второй и третьей смены увеличить производство…

- Теоретически мы можем до 10 раз увеличить имеющиеся мощности.

- Какова емкость казахстанского рынка?

- В суммарном выражении только казахстанский рынок оценивается в 90 млн долларов. Причем это данные были на 2014 год. Рынок постоянно растет.

- Какова средняя розничная стоимость лапши?

- В среднем рыночная стоимость составляет 70 тенге.

- Есть разные упаковки…

- Да, есть в пакете и сложные упаковки в лотках, которые используются как тара. Я беру среднюю розничную цену.

- У вас весь ассортимент?

- Да. Мы производим в лотках из пенополистирола, в круглых картонных чашках, позволяющих использовать их как тару, а также самый распространенный вид – в пакетах.

- Она наименее дорогая…

- По стоимости она самая доступная – да.

- По стоимости она конкурирует с «Роллтоном», китайской лапшой…

- Да. Мы в принципе в ценовой категории свободно конкурируем с иностранными производителями.

- Какая лапша самая недорогая в ассортименте?

- Самая доступная отпускная цена в нашей линейке на лапшу, которую мы сегментируем как самую доступную, - 26 тенге с НДС на складе. Это цена, по которой мы продаем лапшу нашим оптовикам.

- Это «Доширак»?

- Нет, это другие бренды, которые мы сегментируем.

- Какие это бренды?

- Несколько брендов. В частности, «Грита», «Наша чаша», «Ласточка».

- «Ласточка/Карлыгаш» китайский бренд, который ранее был на казахстанском рынке?

- Нет. Почему вы считаете его китайским? Мы импортировали товар из Китая. С этого момента возникла задача локализовать производство. Но бренд «Ласточка» изначально принадлежал и принадлежит нашей компании. Еще были другие бренды, но мы их сейчас сняли с производства, поэтому нет смысла их упоминать.

- По «Дошираку» маржинальность выше?

- Тот продукт, о котором вы сейчас говорите, это продукт с высокой стоимостью, и он импортирован в Казахстан. Наш продукт под товарным знаком «Доширак» на 20-25% дешевле нашего российского конкурента на полке. Поэтому мы начинаем конкурировать в том числе с товарным знаком «Доширак» российского производства в этом ценовом сегменте.

- Кто ваши основные конкуренты на местном рынке?

- Китайские и российские производители. Перечислять нет смысла.

- Какова их доля?

- Их долю я не могу озвучивать – наша доля примерно одна треть рынка.

- На россиян тоже приходится одна треть?

- Я думаю, чуть больше. Россияне занимают доминирующее положение. Во-первых, российских производителей с устоявшейся историей продаж много. Наверно, где-то две трети рынка они занимают и какую-то малую часть рынка занимают китайские – сейчас они отступают и уходят на третий план.

- Когда вы планируете запустить вторую линию?

- Пока все в стадии проекта. Мы готовим проект для начала строительства.

- Насколько ежегодно растет казахстанский рынок?

- На 10-15%. Казахстанский рынок еще не достиг своего пика. Если российский рынок достиг пика и начинает сейчас его проходить, то казахстанский рынок еще растет.

- Вы сказали, что планируете поставить вторую линию. Каким планируется в 2017 году рост продаж? Какую долю казахстанского рынка хотите занять?

- Стремиться будем по максимуму. В планах хотя бы половину казахстанского рынка занять.

- На рынках Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана кому принадлежат права на торговый знак?

- В Кыргызской Республике точно знаю, что не принадлежит ни россиянам, ни нам, то есть там как раз-таки третий правообладатель. Скорее всего, в Армении и Беларуси российский правообладатель. Не могу сказать.

- Ваша продукция поступает в Кыргызстан, Узбекистан?

- Возможно. У нас сейчас нет границ, таможенных барьеров в рамках договора о ЕАЭС и Таможенного союза.

- Давайте о споре в Казахстане – это импортер обратился?

- Что касается непосредственно спора, который у нас возник. В 2014 году после момента начала производства к нам вышел российский производитель, который высылал письма с требованием прекратить производство, изъять продукцию с территории Казахстана, уничтожить весь товар, который якобы является контрафактным и нарушает их права на территории Российской Федерации. Все письма были со ссылкой на российское законодательство. Мы попросили предоставить обоснованность их претензий, предъявили им собственные документы, то есть лицензионный договор, дающий нам право использовать товарный знак, предоставили правоустанавливающие документы на товарный знак. После этого начались письменные и устные переговоры.

Цель их была одна – полностью пресечь производство продуктов с товарным знаком «Доширак» на территории Казахстана. У них правообладатель - южнокорейская Paldo, которая передала право использовать товарный знак «Доширак» на территории России компании «Доширак Рус» и «Доширак Коя». Исторически так сложилось, что наш правообладатель, имея права на товарный знак, никогда не запрещал использование российской компанией «Доширак Коя» этого товарного знака на территории Казахстана. Товары свободно импортировались из России и продавались на территории Казахстана, в том числе в Киргизии и на территории Средней Азии. В Республике Казахстан товарный знак им не принадлежит – вот в чем загвоздка. То есть они не хотели видеть нас как конкурентов, которые именно производят продукт.

Начались предложения о продаже товарного знака, были угрозы, требования с применением каких-то санкций в отношении нас. Все было направлено на то, чтобы мы прекратили производство и ушли с рынка именно как производители. Им не нравилось, что казахстанский потребитель теперь может не просто покупать товар, который ввозится из Южной Кореи или из России, а выбирать казахстанский продукт. Переговоры ни к чему не привели, потому что мы реализовали проект целенаправленно под этот товарный знак. В 2014 году – вплоть до середины 2015 года мы проводили переговоры с российскими правообладателями. Они пытались договориться с нами. Были угрозы, были претензии. В конце концов они обратились в досудебном порядке в министерство юстиции с жалобой на регистрацию наших товарных знаков – казахстанское законодательство это позволяет при наличии ошибок, допущенных при регистрации. В июне 2015 года состоялось заседание апелляционного совета министерства юстиции – это уполномоченный орган по решению данных вопросов. Было расширенное заседание и в течение двух заседаний в один день было вынесено решение, что регистрация является законной, и оснований для ее отмены нет. То есть за нами полностью сохранили.

Уже в конце 2015 года компания Paldo обратилась в экономический суд Астаны, призвав в качестве ответчиков компанию Stone, компанию «Доширак Казахстан», как производителя, и министерство юстиции, как орган, который, по их мнению, ошибочно зарегистрировал товарный знак. В 2015 году начались судебные заседания и шли вплоть до 1 июня 2016 года. Свою точку поставила апелляционная инстанция суда Астаны, которая полностью закрепила право и подтвердила отсутствие ошибок при регистрации, признав ее законной за нашей компанией и признав отсутствие сходства между нашими товарными знаками и упаковкой. То есть оснований для отмены регистрации и запрета на использование этого товарного знака нет. У компании Paldo есть еще шесть месяцев для того, чтобы оспорить это решение в Верховном суде. Воспользовались ли они этим правом или нет – я не знаю.

- Когда было принято решение апелляционной инстанцией?

- 1 июня. Пока ждем – это их право.

- Кто выступает импортером лапши в Казахстане?

- В Казахстане у них есть два официальных дистрибьютора. Это компания «Пак» в Караганде и компания «Артем Трейд» - раньше она называлась компания «Торговый дом «Лад». Это два дистрибьютора, которые занимаются импортом и реализацией лапши российского и южнокорейского производства под товарным знаком «Доширак». Эти компании прекрасно знают, что за нами закреплено право, и использование товарного знака «Доширак» ими сейчас незаконно, то есть они это осознают, но продолжают использовать, несмотря на это.

- Логичен вопрос: если вы зарегистрировали права, то почему вы не обращаетесь и планируете ли обращаться в суд для того, чтобы предпринять какие-то ответные меры?

- Запретить? Мы вообще открытая компания. Мы никогда не делали секрета из своего производства. Мы приглашаем на экскурсии. Мы никогда не пытаемся скрывать финансово-хозяйственную деятельность. Мы прозрачная компания, которая работает в рамках закона. Точно также мы работаем в рамках конкуренции. Мы вышли в свое время на очень конкурентный рынок, который был поделен между крупными игроками и товарными знаками. Мы вышли со своим брендом, с франшизой – товарным знаком «Доширак» и закрепились на рынке, начав его расширять. Мы предложили очень доступную и привлекательную цену для оптовых компаний, занимающихся реализацией. Путем добросовестной конкуренции мы вышли на рынок и продолжаем этот путь. Мы не пытаемся путем запретов, пресечений, ограничений использовать свое право и запрещать другим продавать. Мы считаем, что рынок сам выберет продукт, и он останется на рынке. За четыре года мы уже заняли одну треть казахстанского рынка – это высокий показатель. Это, несмотря на то, что в прошлом году было очень сложно. Тогда произошла девальвация рубля – мы потеряли практически 50% того рынка, который мы захватили. Хлынул поток дешевой продукции из России, но мы старались держаться на плаву за счет ценового запаса. Мы продержались этот год. Сейчас мы эти позиции отвоевываем, то есть мы свои утраченные позиции восстановили и идем путем завоевания рынка.

- Когда была девальвация, вы в убыток продавали или была небольшая прибыль? Особенно когда курс доходил до 2,7-2,8 тенге за рубль…

- Сложно говорить. Есть некоторые товарные позиции, которые продавались в убыток. Задача была – не потерять рынок и потребителя. Неизвестно было сколько эта ситуация продлится. Просто нужно было этот период переждать. В течение года многие компании не выдержали, потеряли свои позиции и просто фактически ушли с рынка или приостановили свою деятельность.

- Сейчас обратная ситуация. Курс доходит до 5,2-5,3 тенге за рубль. Теперь выгодно казахстанскую продукцию поставлять в Россию и, я думаю, даже если вы официально не поставляете лапшу в РФ, то торговцам выгодно взять и поставить ее…

- Вы все правильно поняли. Мы сейчас плавно подходим к текущей ситуации. Сейчас нет таможенного регулирования. Мы реализуем свой товар на территории Республики Казахстан и прямо на упаковке есть предупреждающая надпись, которая говорит, что данный товар произведен для реализации на территории РК. Для чего мы это сделали? Да, есть договор о создании Евразийского Экономического Союза. Он дает нам право свободно реализовать продукцию на территории всего Союза напрямую, однако уважая права и регистрацию российского правообладателя, его права на территории РФ, мы не стали заключать прямые контракты и проводить экспансию на территорию России. Однако мы никак не можем отследить судьбу товара после его реализации в Казахстане. Мы продаем товар на основании всех сопроводительных документов в адрес казахстанских компаний и дистрибьютеров, которые работают с нами. Получилось так, что одна из казахстанских компаний приобрела наш товар и, имея в пакете другие товары, заключила контракт с российской ООО «Молл», насколько я помню. В свою очередь эта компания реализовала этот товар сети супермаркетов на территории Челябинской области. В последующем российский правообладатель обратился с претензией к российской ООО «Молл» и в федеральную антимонопольную службу по Челябинской области с требованием запретить реализацию товара. После этого начинаются очень интересные вещи.

- Когда это началось?

- Это был январь 2016 года. После этого российская федеральная антимонопольная служба, ссылаясь на российский закон «О защите конкуренции», на российское законодательство, Гражданский кодекс РФ, начала требовать от нас предоставления документов, которые должны быть нотариально заверены, апостилированы, а также предоставления всех необходимых подтверждающих документов ТОО «Доширак Казахстан», которое является хозяйствующим субъектом на территории РК. Возникает интересная ситуация – уполномоченный орган РФ со ссылкой на федеральное законодательство начал требовать от нас соблюдения и подчинения российским законам. Мы конечно уважаем законы РФ, но если бы мы находились на территории РФ или осуществляли какую-то деятельность на территории РФ, имели представительство или филиал, то конечно мы обязаны были бы соблюдать законы страны, в которой ты находишься. Но мы казахстанский хозяйствующий субъект и подчиняемся казахстанским законам. И работаем мы, как уже суд доказал с 1 июня, поставив точку, полностью законно. После первого письма в январе последовало еще одно письмо, в июне, в августе о том, что федеральная антимонопольная служба возбуждает в отношении нас административное дело по признакам нарушения закона «О конкуренции» РФ, что товар, который содержит упаковку с логотипом и товарным знаком «Доширак», произведенный для нас – ТОО «Доширак Казахстан», реализованный нами на территории Республики Казахстан, и был перепродан третьей компанией на территории Российской Федерации, позволяет привлекать нас как ответчиков согласно федеральному закону. Сейчас очень опасная ситуация – ФАС пытается создать опасный прецедент. Она хочет подчинить российскому законодательству хозяйствующие субъекты, которые никак не относятся к хозяйствующим субъектам, действующим на территории РФ. Это позволит им применять административные запреты и штрафы. Первичная консультация с национальной палатой предпринимателей «Атамекен», с министерством национальной экономики позволяет нам утверждать, что ФАС России явно превышает свои полномочия и явно лоббирует интересы российского производителя. Здесь задача стоит одна – когда не получилось реализовать запрет на территории Казахстана через суд Астаны, то встала необходимость ограничения нашей деятельности на территории РФ. С этой целью ФАС и российский правообладатель, в частности, компания Paldo, пытаются ограничить нас, применив российское законодательство, в том числе на территории Республики Казахстан. Сейчас мы готовим открытое письмо. Перед этим мы обратились в генеральную прокуратуру РФ и Евразийскую экономическую комиссию с требованием вмешаться в данную ситуацию и дать правовую оценку действиям ФАС. Если оставить это на самотек, то ФАС может создать опасный прецедент.

- Получается, сначала они обратились в отделение ФАС по Челябинской области, а теперь в ФАС. В Челябинскую область вас вызывали?

- В Челябинскую область нас не вызывали – с нас требовали предоставить все правоустанавливающие документы на казахстанскую компанию.

- Но, с другой стороны, их можно понять – установлен факт реализации продукции в России…

- Их понять можно, но действовать надо в рамках закона. Если такие факты установлены, хотя мы подтверждения не получили – просто указано в письме, тогда вы можете предъявлять претензии хозяйствующему субъекту РФ – к тому же ООО «Молл», однако ФАС не имеет претензий к ООО «Молл», а выдвигает претензии к нам – ТОО «Доширак Казахстан», которое находится на территории Казахстана. Мы не продаем товар в Российскую Федерацию. Они признают факт, что мы хозяйствующий субъект на территории РК, но продолжают привлекать нас в качестве ответчиков по признакам нарушения российского законодательства.

- ФАС - это чисто по российской территории. Но они, возможно, обратятся в Евразийскую экономическую комиссию…

- Этот вопрос мы знаем и как раз считаем, что ФАС не имел права рассматривать этот вопрос – он обязан был передать в ЕЭК, и ЕЭК уже должен был к нам обратиться. А уже с ЕЭК мы должны были вести переговоры или переписку, если к нам были бы претензии. Причем, имеются прецеденты в российской истории, когда верховный арбитражный суд РФ выносил решение о том, что если товар, который ввозится на территорию РФ, имеет законное происхождение в другой стране, то есть правообладателем является другая компания и под тем же товарным знаком этот товар ввозится на территорию РФ, то он не может быть признан контрафактным. Он произведен законно, и соответственно такой товар не подлежит запрету, не является контрафактным. Даже если он нарушает права третьих лиц-правообладателей на территории РФ, в отношении самого товара и в отношении компаний, которые реализуют этот товар, не могут быть применены санкции, в том числе административные.

- В России права на торговый знак «Доширак» принадлежат «Доширак Коя» и «Доширак Рус»?

- Это аффилированные компании. «Доширак Рус» - это реализатор, а «Доширак Коя» - производитель.

- Теперь вы обратились в ЕЭК?

- Мы обратились в ЕЭК с требованием защитить наши права в рамках договора, потому что этот вопрос четко регламентирован в договоре и в том числе в том же законе «О конкуренции» РФ. Там говорится, что такие вопросы, касающиеся трансграничных рынков, подлежат рассмотрению Евразийской экономической комиссией. С этим же требованием мы обратились в генеральную прокуратуру РФ.

- Когда вопрос может быть рассмотрен?

- Мы пока не знаем. Мы обратились 19 августа с письмом, то есть 23 августа было первое рассмотрение вопроса на заседании ФАС. Они наше письмо получили. Я думаю, этот момент возымел действие, что они не стали выносить решение, а перенесли его до получения разъяснений от ответчика. Мы же в свою очередь будем ждать ответа от генпрокуратуры РФ и ЕЭК. Это в течение 30 дней с момента регистрации.

- То есть вопрос может быть комплексно рассмотрен ЕЭК по правам на данный товарный знак и в Казахстане, и в России, и в других странах ЕАЭС?

- Они будут рассматривать только в рамках тех обращений, которые им поставили.

- Вы ставили вопрос о правомочности обращения продукции под торговым знаком «Доширак», произведенной в России, на территории Казахстана?

- Мы такой вопрос ставили и получили на него ответ. Дальнейшие действия я пока не буду разглашать, но мы знаем позицию ЕЭК в отношении этого, и в дальнейшем будем говорить об этом.

Жанболат Мамышев