RU KZ
Лес рубят, тенге не летят

Лес рубят, тенге не летят

10:33 25 Июль 2016 6956

Лес рубят, тенге не летят

Автор:

Ольга Ушакова

Из-за стагнации лесной и деревообрабатывающей промышленности ВКО государственная казна ежегодно теряет более 40 млрд тенге. 

Ужесточение законодательства, запрет на экспорт лесоматериалов при незначительных внутренних рынках сбыта, нехватка предприятий по переработке древесины поставили в Восточном Казахстане предприятия лесной промышленности на грань выживания. Из-за жестких ограничений отрасль потеряла инвестиционную привлекательность, ежегодно снижаются объемы заготовки леса. У бизнесменов нет средств для покупки новой техники и технологий, стремительно снижается число рабочих мест.  Об этом общественники, представители предприятий лесной промышленности и переработки, местной исполнительной власти рассказали на встрече с мажилисменом, членом комитета по экономической реформе и региональному развитию Павлом Казанцевым, которая прошла 22 июля в Палате предпринимателей ВКО.

По информации президента ассоциации лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности Владимира Резанова, около 57% всех лесов региона находятся в ведении местных исполнительных органов (акимат ВКО и областное управление природных ресурсов и регулирования природопользования). Эти леса предназначены для промышленного пользования. 43% лесного фонда региона - это национальные парки, заповедники, резерваты, которые контролирует республиканский Комитет лесного хозяйства и животного мира. Промышленные рубки в них запрещены.

Сегодня в лесах, которые находятся в ведомстве акимата ВКО, заготавливают древесину 16 предприятий-долгосрочников, получивших фонд в аренду на 49 лет, а также более 4 тысяч предпринимателей-лесопотребителей, которые занимаются приобретением и переработкой древесины от коммунальных учреждений лесного хозяйства (лесхозов) - подразделений управления природных ресурсов и регулирования природопользования.

Как отметил руководитель управления природных ресурсов и регулирования природопользования Мурат Кусаинов, в Восточном Казахстане сосредоточено 14% лесного фонда и 44% запасов всей древесины республики. Ежегодно разрешено рубить более 1 миллиона кубометров леса, но фактически по всем видам рубок (санитарных, промышленных и так далее) осваивается только пятая часть. Это – не больше 220 кубометров древесины.  В 2015 году общие объемы заготовки древесины снизились на 20%, в сравнении с 2014-ым, составив 150 тысяч кубометров. За первое полугодие 2016 года объемы заготовленной древесины составили около 28% от разрешенных к рубкам. Остальной лес стареет, страдает от фитоболезней и гниет. Предприниматели не осваивают выделенные под рубку лесные фонды по двум причинам. Что касается лиственных насаждений, то примерно 50-70% из всех таких заготовок составляют «дрова» - низкосортная древесина, которую можно использовать только для глубокой  переработки, потому что несколько лет назад в комитете лесного хозяйства и животного мира, по мнению г-на Резанова, неоправданно, без научных наблюдений и заключений волевым решением вдвое увеличили возраст деревьев, разрешенных к рубке.

«Через какое-то время в Комитете одумались и снизили возраст рубки для лиственных пород, но лес уже сгнил на корню, - говорит г-н Резанов. - Такая древесина годится на дрова или для отдельных видов глубокой переработки. По сути, рубить можно только те насаждения, которые уже сгнили, а не спелый лес. Но  деревообрабатывающих  предприятий в регионе всего два – ТОО «Фаворит» в Зыряновске и ТОО «Мелисса» в Усть-Каменогорске, и их мощности слишком ограничены».

Еще одна причина, почему бизнесмены, по их словам, не могут планировать свою деятельность, развиваться  – это действия комитета лесного хозяйства и животного мира. По словам предпринимателей, ежегодно, нарушая договоры долгосрочной аренды, он задерживает и снижает объемы выделения фондов на вырубку деревьев хвойных пород, а эта древесина дороже, чем у лиственных пород, - и одновременно размещает лесосечный фонд в арендных лесничествах для лесхозов. Вырубая лес преимущественно хвойных пород в арендных лесничествах, лесхозы уничтожают базу развития предприятий.

Владимир Резанов заявил, что такое отношение комитета к лесопромышленникам «имеет элементы коррупции».

«Сейчас лесхозы отводят предпринимателям  лес под вырубки на будущий год, - заметил он. – А осенью, когда надо утверждать объемы, чиновники комитета отказывают им без объяснения причин, снижая заявленные объёмы».

При стагнации лесной промышленности бедственное положение терпит и смежная с нею отрасль – лесное хозяйство. Зарплата у работников лесхозов не превышает 35 тысяч тенге, штатная численность работников – 1240 человек, что составляет 63% от нормативов. Лесхозы обеспечены техникой  на 47% от норматива. Примерно треть из той, что имеется, морально и физически изношена.   

«В Восточном Казахстане испокон веков традиционно велись рубки леса, - добавил Владимир Резанов. – В советское время здесь заготавливали около 1 млн кубометров древесины в год при разрешенном объеме 1,9 млн м3. Доля лесной промышленности в валовом региональном продукте составляла 4,7%, а сейчас – не больше 0,2%. В этой сфере работали около 10 тысяч человек, а сейчас – не больше 800. По нашим подсчетам, лесная и деревообрабатывающая промышленность ранее приносила 47 миллиарда тенге в бюджет ежегодно, но сейчас поступления составляют не больше 2-4 млрд. Помимо этого, мы теряем высококвалифицированных специалистов, а учебные заведения Казахстана вообще не готовят новые кадры для лесной промышленности».

Он добавил также, что полтора года назад потенциал лесной промышленности ВКО изучала рабочая группа Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в рамках проекта «Повышение региональной конкурентоспособности Казахстана».

«В отчете специалисты ОЭСР записали, что ВКО имеет большой потенциал развития лесного сектора, что может быть важным для повышения валового регионального продукта области. Но для этого необходимо внести изменения в действующий Лесной кодекс РК – в частности, сформировать отраслевую политику, ввести коммерческий принцип хозяйствования, уточнить толкование права частного лесовладения. Также специалисты дали свои рекомендации относительно мер по оптимизации законодательной базы в лесной промышленности. Но ничего так и не было сделано. Чиновники комитета блокировали предложения ОЭСР. Акимат ВКО заинтересован в развитии этого сектора, ищет инвесторов, но ни один здравомыслящий инвестор не вложит деньги в лесную промышленность и переработку при таком законодательстве. Идет полное уничтожение отрасли, и у предпринимателей больше нет веры в лучшие изменения», - отметил г-н Резанов.

Общественники и предприниматели предлагают брать пример с соседней России, где приемлема сумма попенной платы – платежей для предпринимателей за пользование лесными ресурсами, существуют льготы для лесных грузов на железнодорожном транспорте. Там государство вкладывает средства в строительство лесных дорог, развитие лесных поселков.

«В Казахстане никаких льгот нет, мы сами строим дороги. А недавно некоторые представители науки предложили повысить попенную плату до 5 тысяч тенге за кубометр леса, что сразу же поставит крест на лесной промышленности, - отметил индивидуальный предприниматель-лесопотребитель из Риддера Андрей Цыкунов. – Для нас становится неподъемным сегодняшний размер попенной платы вместе с платежами лесхозу в 2,5 тысячи тенге за кубометр. Цена круглого леса на рынке - от 13 до 14 тысяч тенге за кубометр, а пиломатериалов – 22 тысячи тенге. Рынки сбыта сильно ограничены, вывоз лесной продукции за пределы Казахстана запрещен. Важно, что готовим лес в труднодоступной местности, соответственно, его себестоимость высокая, а он еще и перестойный». 

Предприниматель-долгосрочник из ТОО «Пихтовое» Риддера Анна Дерягина добавила, что «в Белоруссии лесозаготовители получают технику в лизинг по нулевой процентной ставке, а кредиты на покупку оборудования по переработке древесины им дают под низкий процент. В Казахстане вообще нет лесного лизинга, кредиты неподъемные. Для того чтобы завезти оборудование из КНР или РФ, надо заплатить в бюджет 12% НДС от его стоимости. А у нас такого и не купишь. Получается, работаем на металлоломе – технике, которой уже 20-30 лет. Над нами в России смеются, когда едем искать туда запасные части. Таких тракторов уже нет нигде».

«Давайте определимся – если наши леса неустойчивые, их нельзя рубить, то запретим все промышленные рубки. Но если мы их разрешаем рубить, для предпринимателей нужно создавать условия», - высказался предприниматель Алексей Бобошко из ТОО «Лениногорский леспромхоз».

Предприниматели говорят, что из древесины ВКО можно производить строительные материалы, щитовые домостроения, древесные плиты, целлюлозу. Но для этого нужна государственная воля. Иначе лес так и будет гнить, а бизнесмены свернут свою деятельность.

Ольга Ушакова, ВКО