/img/tv1.svg
RU KZ
Лучшую обувь делают в маленьких мастерских

Лучшую обувь делают в маленьких мастерских

На комиссии в облакимате, принимающей решения о выдаче грантов, красные детские ботинки, сшитые темиртауским предпринимателем Вячеславом Муромцевым, произвели небольшой фурор. 

18:41 15 Сентябрь 2016 5553

Лучшую обувь делают в маленьких мастерских

Автор:

Наталья Прончатова

Фото: Наталья Прончатова

Вячеслав – воспитанник «перестроечной школы», в середине 80-х годов он ушёл с Карметкомбината учеником в мастерскую, потому что тогда обувное дело гарантировало заработок. Работе научился быстро, помог прошлый опыт: на комбинате Вячеслав был газоэлектросварщиком, а представители этой профессии, как и обувщики, умеют делать искусные швы. Проблем с продвижением индпошива в самом начале его обувной карьеры не было – туфли и сапоги, сшитые в быткомбинатах, вывозили на рынки машинами и продавали за считанные часы. На прилавках было пусто, из-за границы ничего не везли, люди могли отказать себе в лишней рубашке, но обувь покупали безусловно.

Когда границы открыли, ввозимый товар затмил местное производство – по ассортименту и ценам. Индпошив начал угасать, быткомбинаты закрылись. Вячеслав остался в обувном деле, открыл собственную мастерскую. Его «Башмачок» был самым популярным в Темиртау – там предлагали больше услуг, чем в будках обувщиков. Сейчас у Вячеслава другая мастерская – «Левша». Ведущая рука у мастера действительно левая, и это считается признаком одарённых натур. Шьёт Вячеслав так же легко, сырьё приобретает без сбоев – сейчас, в основном, российское, а конкурировать ему сложнее из-за цен на китайский товар.

Astana Ballet заказывал обувь в «Левше»

Главная гордость предпринимателя – благодарственные письма от руководства театра Astana Ballet и государственного ансамбля танца «Шалкыма». Для них Вячеслав сшил танцевальную обувь - туфли и «казачки» - по 150 пар. Представители коллективов вышли на мастера сами – он разместил информацию о себе на республиканском портале объявлений.

«Я сделал образцы, потом ездил в Астану, снимал мерки. Как выглядела обувь, можно посмотреть на моей странице в «Одноклассниках», там я выкладываю снимки всей обуви, которую делаю», - рассказывает предприниматель. Вячеслав надеется, что танцоры оценят качество его изделий (обувь он сшил по всем правилам - натуральная кожа, подошва – «чепрак», наборный каблук), и обратятся снова, когда первые партии поизносятся. Но это будет нескоро.

Ещё одна надежда Вячеслава – национальная обувь, это направление для него интересно. Как-то предпринимателю довелось сшить берцы для охранников дома отдыха в Каркаралинске. Его владелец пообещал порекомендовать мастера местным жителям, любителям кокпара – для него нужна специальная обувь. Но пока заказов не поступало. Вячеслав пробовал делать сапоги, закрывающие колени, для чабанов. Получилось. Но сделал всего три пары – в Балхаш и Баян-Аул. Чабаны целый день верхом, зимой колени на ветру, замерзают даже в ватных штанах. Сапоги – то, что нужно, главное, чтобы были прочные, не на один год.

«Может, мне хватило бы и частных заказов. Но их немного, и с людьми бывает непросто работать, особенно с женщинами. У них высокие запросы, угодить очень сложно. В основном, ко мне идут женщины с нестандартной ногой, которые не могут ничего подобрать в магазинах. И очень редко – за эксклюзивными туфлями и сапогами», - продолжает Вячеслав.

По словам предпринимателя, за 20 с лишним лет люди забыли, что индпошивом вообще можно заниматься. Но эта обувь актуальна – качественная, натуральная, и своя, не привозная.

«Остаётся цена. Мужские зимние сапоги я могу предложить за 15 тысяч тенге, но человек купит за 10 тысяч, пусть даже с плохой кожей и искусственным мехом. А через два месяца принесёт мне их в починку, потому что они разорвутся», - объясняет предприниматель.

Вячеслав по-прежнему верит в собственные силы, но понимает, что «нужен оборот». Если появятся «лишние» деньги, можно сделать обувь не под заказ и начать продавать её в собственном магазине при мастерской. Отдавать обувь в обычные магазины невыгодно: накрутка составляет около 40%. Отдашь дешевле, получится в убыток себе, дороже – окончательная цена покупателя отпугнёт.

Недавно Вячеслав Муромцев принял участие в выставке «Лучший товар Казахстана-2016» и пожалел, что не делал этого раньше. Людей было много, показал товар, раздал визитки.

«Надо пробовать всё, что можно, искать сбыт. Недавно в Караганде открылся магазин, где будут продавать товары местных легкопромышленников (УниверMAG. kz – прим. авт.). Я обращался в наш филиал Палаты предпринимателей, просил содействия – хочу выставить свою обувь в этом магазине, там очень низкая арендная плата. Обещали помочь, но сказали, что желающих очень много, пока производителям предлагают выставлять товар только на месяц».

Обувь с супинатором

Красные детские ботинки, которые предприниматель возил в акимат, были нужны для защиты проекта – пошив ортопедической обуви для взрослых и детей. В условиях конкурса Вячеслав нашёл подходящую категорию: предприниматели старше 50 лет, и решил принять участие.

«Моя идея стара как мир. Просто она забыта. А детей с плоскостопием сейчас почему-то очень много. Комиссия рассматривала ботинки и удивлялась – вы это сами сделали? Да. Я могу сшить почти любую обувь. В своей мастерской, на этой машинке. Я делал сапоги с металлическими подносами для монтажников, эти берцы для охранников – они юфтевые, с натуральным мехом внутри», – продолжает предприниматель.

К бизнесу, связанному с индивидуальным пошивом обуви, по мнению предпринимателя, стоит присмотреться. Обувщики, работающие внутри жилых кварталов, не будут «экспериментировать» с качеством своего товара, любой клиент может прийти и предъявить претензии непосредственно производителю, а потом будет обходить его стороной. Минус в том, что у «прячущихся» во дворах мастерских не тот размах, и внимания покупателей, соответственно, меньше. Отсюда – недостаток спроса.

Сейчас, считает предприниматель, ему нужна хорошая реклама, такая, чтобы люди поверили - «свои шьют лучше», и поддержка государства, чтобы купить новое оборудование и «подтолкнуть» бизнес.


Наталья Прончатова, Караганда