Перераспределяй и властвуй | Inbusiness
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 303,15 Пшеница 465,40
$ 378.93 € 423 ₽ 5.87
Погода:
+7Астана
+11Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 303,15 Пшеница 465,40
Между вертикалью и горизонталью

Между вертикалью и горизонталью

Президент поручил перераспределить полномочия между ветвями власти.

Между вертикалью и горизонталью , президент,Рабочая группа,Перераспределения полномочий,Ветвь государственной власти,Адильбек Джаксыбеков,Игорь Рогов ,Президентская форма правления,Сергей Рекеда,Конституционная реформа,Султанбек Султангалиев,Рафаэль Саттаров,Толганай Умбеталиева ,Демократизация

4762 16 Январь 2017 07:59 Автор: Аскар Муминов

Прошла неделя с момента, как президент Нурсултан Назарбаев подписал распоряжение об образовании рабочей группы по вопросам перераспределения полномочий между ветвями государственной власти, которую возглавил руководитель администрации главы государства Адильбек Джаксыбеков. В ее состав вошли представители парламента, правительства, Верховного суда, иных государственных органов, а также представители юридической общественности и научно-экспертного сообщества.

Ранее на торжественном собрании в Астане по случаю 25-летия независимости РК Нурсултан Назарбаев сообщил, что настало время рассмотреть вопрос перераспределения полномочий между президентом, правительством и парламентом. Специальная комиссия должна изучить эти вопросы и внести предложения по изменению соответствующих законов, а возможно, и Конституции. В интервью деловому агентству  Bloomberg  Назарбаев отметил, что перед Казахстаном стоит задача передачи больше власти от президента правительству. Он отметил, что   слишком много с президентом связывать не надо.

Председатель Конституционного совета Казахстана Игорь Рогов отметил, что сохранение и неизменность президентской формы правления – это абсолютно правильная мысль президента.

«В нашей Конституции сказано, что форма правления, территориальная целостность не могут быть изменены. Но в рамках президентской формы правления вполне возможно перераспределение властных полномочий. В большей степени, допустим, у президента, возможно уменьшение этих полномочий, передача частично правительству, парламенту. Я удивляюсь, когда говорят, что мы идем к демократии, если отказываемся от президентской формы правления и переходим к парламентской. Вот кто меня убедит, что, допустим, в США, которые являются президентской республикой, демократии меньше, чем в Германии, которая является парламентской республикой. То есть уровень демократии, защищенности человека, объем прав и свобод не зависят напрямую от формы правления, а они зависят от полномочий, которыми обладает каждая из структур власти», – считает Игорь Рогов.

Вертикаль надо ослаблять
Впервые официально идея перераспределения полномочий между ветвями власти президентом была открыто проартикулирована в июне 2015 года, когда на встрече с главами правительств стран СНГ, проходившей в Астане, Нурсултан Назарбаев сообщил о том, что в стране начинается переход от президентской к парламентско-президентской форме правления.

Тогда президент отметил, что в Казахстане президентская власть – это серьезная вертикаль, но по мере роста количества среднего класса ее надо ослаблять и больше давать возможности самостоятельно работать правительству и передавать полномочия парламенту. По словам Назарбаева, в Казахстане демократия заключается в том, чтобы государство сделать подотчетным перед народом.

 «Мы наблюдали у соседей, когда губернаторы, районные руководители в России сами назначали себе такую зарплату, которую хотели, или, что называется, брали суверенитета, сколько хотели.

Так не может унитарное государство существовать. Поэтому наша демократия заключается в том, чтобы государство сделать подотчетным народу. Все наши дела должны быть открыты. Если это не государственная тайна, то люди должны иметь доступ к информации, решениям правительства, особенно на местах бюджет должен решаться открыто на заседаниях местных парламентов с участием общественных организаций, людей. Каждый уровень должен отчитываться каждые полгода перед населением и отвечать на вопросы», – подчеркивал тогда президент.

То, что рано или поздно перераспределение полномочий начнется и президентская власть в том виде, который есть сейчас, будет уходить в прошлое, было понятно. При этом многие эксперты связывают активизацию этого процесса с так или иначе идущими процессами транзита верховной власти, и, вероятно, он входит в свою завершающую и наиболее ответственную фазу.

По принципу «надо обсудить»   
Директор информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ Сергей Рекеда заметил, что сейчас дать четкий ответ, как будет выглядеть новая властная конфигурация, вряд ли кто-то может как внутри Казахстана, так и за его пределами. Временные границы конституционной реформы, равно как и ее реальный формат, пока никому не ясны. Даже сам Нурсултан Назарбаев постоянно отталкивается от фразы «надо обсудить». По словам эксперта, это значит, что какого-то внятного плана реформирования системы пока не существует. Или есть несколько планов, из которых власти РК и будут выбирать окончательный сценарий.

«2020 год – условная дата. Это, скорее, психологический рубеж, нежели ясно определенный горизонт планирования. Поэтому пока ясно одно – реформа будет идти в стороны перераспределения полномочий в системе – президент-правительство-парламент. Но об этом говорят с 2007 года, а темпы реформы пока что не слишком высокие. Может быть, и сейчас даже с созданием кого-то органа, где конституционную реформу будут обсуждать, вопрос будет все равно продвигаться в ручном режиме. Неясностей во всем этом много больше, чем четко прочерченных схем», – подчеркнул г-н Рекеда.

Политолог Султанбек Султангалиев считает, что востребованность конституционной реформы вызвана прежде всего необходимостью запуска новой системы сдержек и противовесов как основополагающего механизма транзитного периода. Масштабное реформирование ветвей власти назрело очень давно. Это «комплексная проблема, так как череда громких коррупционных скандалов, систематическое неисполнение поручений президента и правительства, провал реализации государственных программ ясно показали системный кризис власти. В итоге имеем неэффективность государственного управления, тотальную коррупцию и как логическое следствие нерушимого союза двух данных факторов – перманентно ухудшающаяся социально-политическая атмосфера в стране», – утверждает политолог.

«Главное принципиальное значение имеет сам вопрос создания продуманной единой системы выборности законодательного органа. Приглядитесь сами и вы убедитесь – существующая избирательная система в высший законодательный орган страны напоминает скорее картину начинающего художника-экспрессиониста, нежели продуманную классическую композицию. Часть депутатов избирается по партийным спискам, часть – выборщиками, еще пятнадцать напрямую назначаются президентом, при этом принцип разделения властей стыдливо прячется за креслом господина Рогова, еще девять персонажей избирает из своего узкочленского состава Ассамблея народа Казахстана. Вместе с тем я предполагаю, что каких-то кардинальных изменений от возможной конституционной реформы ожидать не следует. Правящая элита просто морально-психологически не готова к решительной демократизации общественно-политической жизни», –считает г-н Султангалиев.

По его мнению, «предполагаемые изменения существенно сократят полномочия президента, делегировав часть его функций премьер-министру и Лидеру нации. Возможно усиление контрольных полномочий парламента. Весьма востребованной выглядит и тема возвращения к смешанной пропорционально-мажоритарной системе парламентских выборов». Как считает г-н Султангалиев, данное нововведение в случае его принятия позволит провести досрочные парламентские выборы в конце 2017-го – начале 2018 года и закрепить новую согласованную систему сдержек и противовесов.

«В новой переходной системе весьма логично будет выглядеть Лидер нации, обладающий очень большими полномочиями, но не являющийся главой государства, скромный президент-интеллектуал, совмещающий обязанности говорящей головы и нотариуса, сильный премьер-министр, а также многопартийный, но абсолютно лояльный лидеру парламент, помимо партийной палитры, имеющий и вкрапления представителей региональной элиты», – предположил Султанбек Султангалиев.

Сократить, чтобы преумножить
Независимый политолог Рафаэль Саттаров считает, что реалии центральноазиатского региона таковы, что изменения в Конституцию вносятся не ради транзита, поэтому новая властная конфигурация будет выглядеть так, как это расставит Акорда. Он заметил, что, к примеру, в Узбекистане президент Ислам Каримов тоже сокращал свои полномочия и увеличил обязанности премьера и парламента исходя из своей концепции дальнейшего углубления демократических реформ, но от этого личная реальная власть над всеми процессами внутри страны не сократилась.

Директор центральноазиатского фонда развития демократии Толганай Умбеталиева отмечает, что создание специальной группы по перераспределению властных полномочий можно рассматривать как начало проработки вопроса о постназарбаевском периоде. Но для перехода к парламентско-президентской системе еще нет основы – важных институтов и принципов – это сильных политических партий, группы реформаторов, которые могли бы этот переход осуществить. С такими кадрами повышается риск дестабилизации, если президент не планирует привести новые кадры для проведения политических реформ, заметила она.

Экономист Петр Своик  напоминает, что о переходе к президентско-парламентской форме правления глава государства заговорил в ходе своей избирательной кампании в 2015 году. Этого посыла не было еще в 1997 году, когда принималась программа «Казахстан-2030», и в 2013 году во время презентации программы «Казахстан-2050». Он считает, что к заявлению президента нужно относиться серьезно, так как все понимают, что риски при сохранении нынешнего политического формата в будущем будут слишком высоки. Но торопиться с проведением реформ власти не будут, убежден г-н Своик. По его словам, главным элементом этих реформ станет передача парламенту функций по формированию правительства. По сути, председатель мажилиса будет ключевой фигурой в новой комбинации.  Он выразил сомнение, что будет сделана ставка на многопартийность и выборы в парламент, скорее всего, будут стандартными. Что касается вероятного преемника, то, по словам г-на Своика, не нужно забывать, что «он фактически есть – это глава сената Косым-Жомарт Токаев».

«Когда его переводили из ООН в сенат, все понимали, что это человек, который будет иметь возможность в случае форс-мажора возглавить страну. Еще одной знаковой, но не ключевой фигурой при этой трансформации может стать Карим Масимов», – заключил он.

Аскар Муминов 

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK

Избранное