/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 194,35 Пшеница 465,40
$ 389.98 € 434.01 ₽ 6.1
Погода:
-9Нур-Султан
+6Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 194,35 Пшеница 465,40
Минфину прописали «железо»
Минфину прописали «железо»
Общественный совет при ведомстве обсудил прошлогодние итоги работы и наметил планы на будущее.

27 Июнь 2017 09:16 5474

Минфину прописали «железо»

Автор: Султан Биманов Фото: ortcom.kz

Министерство финансов Казахстана по итогам прошлого года реализовало 19 из 27 целевых индикаторов стратегического плана ведомства. Таковы общие итоги деятельности работы ведомства, о которых в пятницу, 23 июня, отчитался перед общественным советом министр Бахыт Султанов, передает abctv.kz.

Нефть сбила с цели
По словам министра финансов, в 2016 году «стратегический план ведомства был направлен на достижение двух  магистральных направлений – содействия устойчивости госфинансов и модернизации систем администрирования».

Каждое направление, подчеркнул высокопоставленный чиновник, включало в себя по две цели, и они были декомпозированы на 27 целевых индикаторов, из которых до цели дошли лишь 19.

«Наиболее значимые результаты – это сокращение времени таможенной очистки. Сегодня это чуть больше трех часов. Доля налоговой отчетности, представленной в электронном виде, 95%. Доля удовлетворенных пользователей системой электронных закупок – 72,1% при установленном плане в 70%. По индикатору разрешения неплатежеспособности Doing Business мы при плане на 54-е место достигли 37-й позиции», – перечислил Бахыт Султанов успехи вверенного ему ведомства.

На недостатках, правда, он сильно заострять свое внимание не стал.

«Не достигнуты целевые параметры по восьми индикаторам. По различным причинам, в том числе и объективным. Это снижение суверенного кредитного рейтинга, обусловленного падением цен на наши экспортные товары. И здесь, как бы мы ни предполагали, располагали не мы», – объяснил министр.

В своем выступлении глава минфина озвучил результаты ряда новелл в части повышения конкуренции на рынке государственных закупок.

«Среднее количество участников увеличилось в четыре раза. Условная экономия выросла почти в три раза, с 52 млрд до 127 млрд тенге. Благодаря сопряжению новых подходов в госзакупках новая система госаудита, в целом контрольная функция министерства, приведена на рельсы превентивности», – подчеркнул г-н Султанов.

В частности, в прошлом году госзакупки в полном объеме были охвачены камеральным контролем. Другими словами, рассмотрено 226 тысяч процедур на  сумму порядка четырех триллионов тенге, благодаря чему «были своевременно предотвращены нарушения на 460 млрд тенге».

В 2016 году минфин администрировал 22 бюджетные программы на сумму 1,7 трлн тенге, продолжил глава ведомства. Этот бюджет был исполнен на 93,8%, а с учетом программы резерва правительства – 98%. При этом 94% расходов министерства (около 1,6 трлн тенге) приходится на общегосударственные расходы: субвенции, трансферты, резерв и обслуживание правительственного долга.

В результате доходы госбюджета были исполнены на 101,1% и составили 9,3 трлн тенге, что на 1,7 трлн (или 22%) больше показателя 2015 года, следует из распространенного пресс-релиза.

Говоря о планах на будущее, министр отметил повышение собираемости налогов с текущих 16,6% от ВВП Казахстана до 25% к 2025 году. В числе других приоритетов – оптимизация расходов и эффективное управление госактивами, контроль госдолга и цифровизация в рамках внедрения новых технологий.

Модернизация, НДС-счета и KPI
После речи министра слово перешло к другим участникам заседания. Заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Рустам Журсунов акцентировал свое выступление на модернизации компьютерного обеспечения комитета госдоходов (КГД), попросив министра изыскать деньги на эти цели.

«Сейчас мы вносим поправки в Налоговый кодекс. Тот дух, который мы проговаривали, одобрен. Внедряется много новых цифровых институтов. Аудит, мониторинг, электронные счета-фактуры (ЭСФ) и так далее. Напомню, когда госзакупки переводили на ЭСФ, были пиковые нагрузки на систему. И IT-система минфина висела неделю. И это проблема. Всемирный банк (реализует проект по модернизации программного обеспечения работы минфина) не покрывает «железо» – только софт. Последний раз железо КГД обновлялось в 2012 году. И мы видим здесь риски», – подчеркнул он.

Второй возможной и вытекающей проблемой может стать актуализация программного обеспечения в рамках проекта Всемирного банка под новый Налоговый кодекс.

«Сейчас, когда идет процесс драфтования нового Налогового кодекса, я боюсь, что техническое задание станет неактуальным. Мы проговаривали этот вопрос с миннацэкономики и МИКом (министерство информации и комуникаций). Все поддерживают. Но мы новшества не сможем реализовать, потому что система не будет позволять. Мы можем отдельное совещание сделать на эту тему? Сколько нужно денег, мы двумя руками поддерживаем. Плюс, может быть, встанет вопрос дополнительного зама в КГД, который будет отвечать только за IT-направление. Для нас это очень важно», – продолжил г-н Журсунов.

Третье направление – это совершенствование системы KPI минфина. В частности, по грубым расчетам НПП «Атамекен», себестоимость миллиона тенге собранных налогов в Казахстане составляет 20 долларов, тогда как в США в ценах 2001 года этот показатель составлял всего лишь 23 цента.

«Наша задача, как общественного совета, стандарты высокие сделать. И вот эти KPI налоговиков, которые отслеживают, мы не видим. Сколько у нас на миллион тенге собранных налогов себестоимость? Это показатель оптимизации затрат, информатизации. Она перейдет на новый уровень, если мы в рамках общественного совета будем смотреть на эти KPI. Это структурные будут изменения», – считает топ-менеджер НПП.

Другим немаловажным пунктом повестки является грядущее всеобщее декларирование физлиц, намеченное на 2020 год, и необходимость институционализации деятельности налоговых консультантов в Казахстане.

«Плюс 11 миллионов налогоплательщиков появится. Это нагрузка на IT-систему. Кто им будет помогать заполнять декларации? НПП «Атамекен» это делать не будет – не наш клиент. Запустить СРО налоговых консультантов. Это очень важно. Практически во всех странах есть. Речь идет о делегировании части госфункций. И то же самое сделать с конкурсными управляющими», – предложил Рустам Журсунов.

Более того, в части института СРО присутствующие на заседании члены предложили внести соответствующие предложения в законопроект о банкротстве физлиц, который поступит в парламент осенью текущего года. 

В свою очередь министр Бахыт Султанов пообещал провести соответствующую работу «по железу», а также актуализации программного обеспечения IT-систем министерства в рамках проекта Всемирного банка.

«По ЭСФ нам надо продолжать развивать. Плюс в планах добавить систему «Электронный склад» и сделать позднее апгрейд до НДС-счетов. Мы, по сути, вошли в проект вместе с IBM и PwC. Запланировали ряд встреч и семинаров. Я приглашаю вас активно поработать, как налогоплательщики, банки, инвесторское сообщество. Когда мы просто предлагали НДС-счет, экспортеры были «за». Если сделать все это через блокчейн, который решает проблемы с безопасностью и подделкой ЭСФ, накладных,  тогда мы сможем сделать автовозврат до месяца по НДС. И, наконец, дебетовый НДС начать возвращать. Если каскад будет автоматом собираться, то автоматически, конечно, будет и возвращаться», – пояснил в ответ министр.

Как уточнил abctv.kz, конструкция НДС-счетов еще сырая, но концептуально речь идет об эскроу-счетах в банках, которые будут акумулировать НДС и выплачивать вознаграждение до возврата налогоплательщику.

Что касается KPI и СРО налоговых консультантов, Бахыт Султанов выразил готовность сотрудничать.

Непрозрачный бюджет
Директор центра исследований Sange Жанар Джандосова со своей стороны заметила, что по индексу прозрачности госбюджета Казахстан входит в клуб стран, представляющих ограниченную информацию.

«Фактически, если инвесторы оценивают нашу страну, она находится где-то в конце списка. Я не знаю, почему, ведь эта информация есть, но она не предоставляется. Начиная с того, что у нас нет экономической классификации в бюджете. Я не знаю, почему информация по госдолгу за предыдущие годы не представляется», – подчеркнула она.

Другое немаловажное замечание с ее стороны – отсутствие целевого распределения экологических поступлений, штрафов в казну.

«У нас нет такого, что те налоги/штрафы и другие поступления, которые собирают экологи, тратятся на экологические нужды. У нас все поступает в общий котел, и, в конце концов, то население, которое страдает фактически, оно никаким образом от этих штрафов не выигрывает», – пояснила г-жа Джандосова, чей посыл поддержали в НПП «Атамекен».

Также глава Sange указала на то, что Казахстан в лице минфина не публикует полноценный полугодовой отчет об исполнении бюджета.

«Вы публикуете отчет небольшой. Там много чего отсутствует. Не соответствует требованиям. В России, например, он публикуется на 70 страницах. У нас на двух страничках и 12 слайдах. Не совсем детализированная информация» – подчеркнула Жанар Джандосова.

Касательно всеобщего декларирования, собеседница отметила, что, по Стамбульскому антикоррупционному плану действий, Казахстан должен обеспечить опубликование деклараций госслужащих, которые находятся в рисковой зоне.

«То есть те, кто занимается сферой госзакупок, таможня. Их всего около 300 тысяч человек. Нельзя ли их опубликовать, и делать это регулярно и публично?» – предложила она министру.

В ответ Бахыт Султанов отметил, что этот вопрос относится к компетенции агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции, добавив, что в таких вопросах «нужен сбалансированный подход».

В заключение собравшиеся также акцентировали внимание на недофинансировании образования в стране. В частности, доля таких расходов в госрасходах не превышает и 2% от ВВП страны, тогда как в соседнем Кыргызстане этот показатель равен 5%.

«В свое время в дошкольном образовании внедрили принцип подушевого финансирования. Если взять Актюбинск, то до этого частных садов в городе было 18. За год их стало 88. Бизнес увидел стабильный cash-flow (денежный поток). Соответственно, стали вкладываться в детские сады. Если постепенно здравоохранение и образование перейдут на подушевое финансирование, у вас будет KPI на одного человека. И государство не будет тратить capex (капитальные расходы в виде строительства детских садов), оно перейдет на opex (операционные расходы). И здесь, мне кажется, смелее нужно пойти», – поддержал со своей стороны Рустам Журсунов из НПП.

Министр со своей стороны также подчеркнул, что в здравоохранении этот подход себя показал – «стали активнее появляться частные медпрактики».

«Само внедрение модели требует пересмотра тарификаций. Если вставить систему оплаты труда, она больших денег стоит. Порядка 560 миллиардов тенге в год. И это не решит проблемы в сельских и малокомплектных школах», – резюмировал Бахыт Султанов.

Султан Биманов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: