/img/tv1.svg
RU KZ
Нам пора выходить из «нефтяного гетто»

Нам пора выходить из «нефтяного гетто»

Необходимо изменить парадигму мышления и уйти от ресурсной экономики – к образовательной

15:10 15 Октябрь 2015 320

Автор:

Необходимо изменить парадигму мышления и уйти от ресурсной экономики – к образовательной.

Раньше, когда российские границы для нас были закрыты, а казахстанские для России открыты, импорт проникал к нам легко, а вот экспорт был невозможен. Это стало проблемой. Ведь как развивается казахстанская экономика? По региональному типу, когда отечественным компаниям приходится надеяться в худшем случае на себя, в лучшем – на регион с населением не более одного миллиона человек.

А как формируется российская экономика? Примерно по такому же принципу. Но в отличие от Казахстана российские предприятия надеются на регионы, где проживает 15-20 миллионов человек. При планировании производство на 15 миллионов автоматически увеличивается в два раза – с учетом будущего расширения. То есть любое крупное российское предприятие рассчитано на 30-40 миллионов человек обслуживания.

Когда разница между тенге и рублем стала катастрофической, производить что-то в Казахстане стало не совсем прибыльным для отечественного бизнеса. Гораздо дешевле стало завозить продукцию. И вот тут российские предприятия с легкостью повернули тумблер, и стали производить в четыре раза больше, обеспечивая своей продукцией Казахстан. Теперь открылся еще и Бишкек, который тоже экспрессивно давит своими дешевыми продуктами питания на казахстанский рынок.

Получилось, что мы оказались в замкнутом круге. Причина? Я очень долго думал, что же произошло, но ничего нового не придумал, как вернуться к своему вопросу презентационной экономики о перераспределении ресурсов имеющегося государства. То есть гораздо проще было раздавать народу нефтяную ренту, пока эти деньги у нас были, в виде пособий, формируя и усиливая государственное участие в жизни людей, создавая какие-то ненужные институты. Это как в США, когда афроамериканцам гораздо проще раздать деньги, оставить их жить в «гетто» и не заниматься ими вообще, чем заниматься их развитием, обучать, настраивать, создавать из них активный класс. Наша страна как раз сейчас оказалась в нефтяном гетто, из которого нам пора выходить.

Единственный выход, который я вижу в этой ситуации, – поменять отношение к образованию. Когда я вижу, что предлагают для развития страны компания «Байтерек» или Министерство индустрии и развития, возникает немало вопросов. Невероятные 500 старт-апов – это, простите, бред (предполагается, что иностранные инвесторы реализуют в Казахстане 500 инновационных проектов, – прим. ред.). Когда говорят о том, что из затраченных 170 миллиардов, будет выхлоп в те же 170 миллиардов тенге, что они вернутся нам обратно, мне непонятно: каким образом? Это все очередные лепешки, которые лепят на наших глазах.

Должно быть структурное понимание решения вопроса. Нам пора перешагнуть самих себя и перестать делать все для того, чтобы только презентовать это кому-то. Поверьте, таких стран как Казахстан в мире 162 штуки, и только компании некоторых государств можно назвать узнаваемыми по их продукции. Если мы говорим о компаниях с высочайшей добавленной стоимостью, то это японские, американские, европейские, английские предприятия. Да, у нас есть «КазМунайГаз», который узнают во всем мире. Но благодаря чему? Не говорю уже о том, сколько нам это стоит. Более того, я имею ввиду нересурсные компании, те, у кого высокая добавленная стоимость, а вовсе не норвежские нефтяные компании или малазийский «Petronas».

Посмотрите, как действует Китай. Он предоставил миру неограниченное количество рабочих рук, готовых работать круглосуточно и практически бесплатно. Целых полтора миллиарда человек, то есть три миллиарда рук. А мы что предоставили миру? Бесконечные амбиции и желание зарабатывать? Когда водопроводчик ходит с айфоном, у меня возникает вопрос, а в той ли стране мы живем?

Если сейчас мы не поменяем парадигму мышления, не уйдем от ресурсной экономики к образовательной, где главным является творение творца, то есть рабочих рук, именно тех, которые что-то производят, у нас не появится следующий пласт – креативный, который будет придумывать, что производить.

Сейчас у нас нечего экспортировать, некому работать. Нам нужно наращивать трудовой капитал, потому что в мире побеждают те страны, у кого высокоразвитые, мобильные, легкообучаемые работники. И это не те люди, которые обучились по программе «Болашак», и даже не те, кто в собственной стране получил высшее образование. Это люди рабочих специальностей, которые в любой момент и в сжатые срокиммогут перепрофилироваться.

К примеру, человек может сегодня работать трактористом в деревне, а завтра переехать в город и работать асфальтоукладчиком. Он должен очень быстро обучаться, владеть компьютером, интернетом, знать азы английского языка, чтобы работать с иностранцами, если они сюда придут. Вот куда надо направлять ресурсы. Нам не нужна армия людей с высшим образованием. У них невероятно высокие ожидания. Они ломают экономику, так как стоят слишком дорого, а приносят слишком мало. Нужно уходить от этого, нужно вернуть их туда, где они должны быть – на рабочие места.

Я считаю, что нам вообще надо отменить все гранты на гуманитарные науки, закрыть 90% вузов, а на этой базе открыть техникумы, и давать людям рабочие специальности. Нужно сократить школьное образование до минимума. Перестать грузить детей непонятно чем, и с первого класса ввести уроки программирования, о чем сейчас говорит президент Обама.

Если мы все это сделаем, Казахстану понадобится всего 10 лет, чтобы предложить миру что-то свое. Сейчас же нам предложить нечего. Нефть больше никому не нужна. Американцы, к примеру, открыли право на экспорт, турки начнут разрабатывать месторождения, Иран начнет продавать нефть. Мы видим, что мир сейчас активно шагает в сторону электрификации автомобилей. Мы видим, что на горизонте инвестиций, нефтяные ресурсы особенно никому не нужны. Поэтому создание каких-то ценностей – будь то интеллектуальные, промышленные или даже так интересующие иностранцев плетки ручной работы – все это приведет нас к новой реальности.

И, конечно, туризм. Сейчас его практически нет. Государство никак не идет на встречу въездному туризму. Мы настаиваем на том, чтобы существующий департамент индустрии туризма превратить в независимое подразделение, чтобы он вышел из состава Министерства по инвестициям и развитию. Если мы хотим создать привлекательный туристический рынок, должна быть отдельная структура. Пусть она не будет называться министерством, пусть называется агентством или офисом по туризму, главное, чтобы ее руководство имело четкое понимание, ради чего и в каком направлении двигаться.  Нынешний же департамент – это рудимент.

Вызывает большие сомнения и закон, регулирующий вопросы выездного и въездного туризма. Никто ничего не готов менять, ни депутаты, ни правительство не слышат представителей отрасли. И кто сказал, что после проведения ЕХРО к нам повально поедут туристы? Поедут ли они на саму выставку? Есть сложности, в их числе –закрытое небо, и я боюсь, что этот вопрос не решится до 2017 года. Зачем вообще человеку, например, из Мексики ехать в Казахстан? Мы обманываем сами себя. У нас будет не миланская выставка и не пекинская. Не World ЕХРО, а просто ЕХРО, то есть узкоспециализированная выставка, которая интересует ограниченный круг людей.

Для меня принципиально важно, чтобы мы все проснулись. У меня есть четкое ощущение, что казахстанцам неинтересен Казахстан. Мы очень похожи на людей, которые живут головой на улице, а телом – в доме, в котором неуютно и не топлено. Но мы качаем головой и поучаем соседей, что им делать и как жить...

Надо голову вернуть на место, и начать интересоваться собственными новостями, собственной жизнью. Сделать свое собственное телевидение, радио, запретить многие вещи и одновременно многие разрешить. К примеру, надо запретить рекламу на кабельных каналах – это базовая вещь для развития собственного вещания. Ненормально, когда вы платите абонентскую плату, а вам за это рекламу показывают. Это мы должны с них деньги брать за то, что просматриваем их рекламу. Я не понимаю, почему никто до сих пор этим не занимается. Мы 25% от общего бюджета тратим на кабельные сети. Давайте вернем эти деньги в нормальное телевидение или газеты. Возможно, тогда у нас что-то и поменяется. С учетом того, что у нас кризис и проседание на 25-30%, мы этими деньгами можем компенсировать падение. Давайте вернемся к очень простой вещи – к здравому смыслу, который мы потеряли.