/img/tv1.svg
RU KZ
Павлодарский аэропорт в поиске инвесторов

Павлодарский аэропорт в поиске инвесторов

В противном случае его будет сложно вывести в «плюс». 

14:30 06 Январь 2020 10293

Павлодарский аэропорт в поиске инвесторов

Автор:

Шолпан Абдрахманова

Фото: Шолпан Абдрахманова

Более 200 тыс. пассажиров воспользовались услугами аэропорта Павлодара в минувшем году. За 11 месяцев 2019 года было обработано более 300 тыс. тонн грузов и почты. Аэропорт имеет статус международного. Последний раз он проходил сертификацию, действительную три года, в 2018 году.

Как сообщила inbusness.kz зампредседателя АО «Аэропорт Павлодара» Динара Мусалимова, минувший год для предприятия был убыточный.

«Мы еще не подбивали цифры, поэтому не могу назвать суммы убытков, но о прибыли говорить не приходится», – говорит представитель компании.

На, боже…

В сентябре прошлого года администрация Павлодарской области провела приемку объекта. Аэропорт перешел в ведение акимата путем заключения договора дарения с прежним собственником – АО «ФНБ «Самрук-Казына». Такое решение было принято после того, как не удалось реализовать на торгах аэропорты Павлодара, Актобе и Атырау.

Сегодня через павлодарский аэропорт проходят два внутренних регулярных авиарейса до городов Нур-Султан и Алматы, а также международные – в Турцию, Минск, Новосибирск и Москву. Из них только последний на постоянной основе. Под вопросом и Новосибирск.

«Пока их рейс будет осуществляться до 10 января. Дальше – под вопросом. Дело в том, что его наполняемость составляет 50%. Для рентабельности необходимо 80%. Для пассажиров выгоднее воспользоваться услугами маршрутки за 5 тыс. тенге, чем на самолете за 22-25 тыс. тенге», – говорит Динара Мусалимова.

Планы

Чтобы развивать аэропорт и перевести его из разряда убыточных в прибыльные, необходим инвестор. Интерес проявила турецкая компания. Как отметил аким области Булат Бакауов, если такой найдется и продемонстрирует реальную перспективу развития, он готов отдать ему аэропорт хоть за один тенге.

По словам Динары Мусалимовой, необходимый пакет документов для турецкой компании подготовили и отправили. Кроме того, по ее мнению, необходимо делать ставку не столько на новые авиамаршруты, хотя сегодня идет работа в этом направлении, сколько на грузоперевозки.

«Но для этого необходимо увеличить длину взлетной полосы. Сегодня она составляет 2,5 км, необходимо как минимум три», – уточнила представитель компании.

Аэропорт Павлодар введен в эксплуатацию еще в 1973 году. Площадь территории аэропорта составляет 235 гектаров, а самого терминала – около 3,2 тыс. квадратных метров. В последний раз ремонт здесь проводили в 2006 и 2012 годах.

Шолпан Абдрахманова

Как устроен бизнес по переработке аккумуляторов

Павлодарский предприниматель выстроил сеть по утилизации отработанных аккумуляторов и производству свинца.  

22 Сентябрь 2020 11:23 3327

Компания появилась в Павлодаре в 2007 году и первые десять лет занималась только торговлей аккумуляторами. Постепенно расширяясь, к 2017 году предприятие дополнило свою деятельность утилизацией и переработкой аккумуляторов. Создание нового производства обошлось в сумму порядка 250-300 млн тенге. Основная часть пришлась на собственные средства. Однако впоследствии возникла необходимость взять заем на пополнение оборотных средств. Заем удалось взять по государственной программе «Дорожная карта бизнеса», а процентную ставку субсидировать через фонд «Даму». В 2020 году предприятие снова получило кредит на пополнение оборотных средств в размере 50 млн тенге. Ставка по кредиту составила 13%, почти половину которой финансирует государство.

Процесс переработки аккумуляторов выглядит нехитро. Так, из отработанных аккумуляторов удаляют электролит, который нейтрализуется с помощью каустической соды до состояния воды и утилизируется. Далее из него извлекается два вида сырья – в основном это свинец, а также в виде побочного продукта – пластик. В дальнейшем пластик промывается и дробится на фракции, свинец выливают в чушки. Оба вида продукции компания экспортирует в Россию.

«У нас есть сертификат соответствия ГОСТ – на пластик и свинец. Мы продаем не просто лом, это не продажа сырья – это производство продукции первого передела», – рассказал Павел Горбачев, руководитель компании.

Цена на свинец не фиксирована и привязана к торгам на Лондонской бирже металлов (LME). Свинец, к слову, может достигать до 55% от массы самого аккумулятора.Пластик стоит порядка 40 российских рублей за килограмм. На выходе пластик составляет порядка 6% от массы аккумулятора. Таким образом, компании в месяц удается накопить около 10-15 тонн пластика.

Чтобы не перегружать линию производства, компания старается перерабатывать в сутки порядка десяти тонн аккумуляторов. Тогда это выходит в месячный норматив порядка 250 тонн. Кроме павлодарцев, в Казахстане в данной сфере также работает завод в Талдыкоргане, построенный еще в советское время. Объёмы завода, конечно, намного превосходят объемы переработки небольшого частного предприятия, однако при этом ожесточенной конкуренции между двумя предприятиями нет.

«Мы находим свои рынки. Завод, к примеру, слишком большой для каких-то заказов. Мы же более мобильны в этом плане. Поэтому нам нет необходимости воевать в цене. Всегда можно найти свои ниши», – считает Павел Горбачев.

В западных странах автомобилисты сами платят за услуги по утилизации своего аккумулятора, казахстанские реалии другие. Здесь отработанный аккумулятор продается, хотя бы не выкидывается на свалку. Даже в магазине при покупке нового аккумулятора покупателю могут предоставить скидку, если он согласен отдать старый. Зачастую такие аккумуляторы даже не разбирают, а просто экспортируют, к примеру, в Россию на ту же самую переработку. В розницу компания приобретает старые отработанные аккумуляторы по ценам в пределах от 3 тыс. до 15 тыс. тенге. Конечная цена зависит от нескольких факторов, в первую очередь это его масса, что напрямую сказывается на содержании в нем свинца.

На долю розничных поставщиков приходится порядка 30-40% от общего потока аккумуляторов. Точки приема компании функционируют в Павлодаре, Экибастузе, Усть-Каменогорске, Караганде, Семее и Алматы.

Помимо этого, существуют и оптовые поставщики. Например, в прошлом году павлодарский предприниматель заключил договор на покупку старых аккумуляторов с ресайклинг-фирмой. Это компания, которая скупает по Казахстану старые автомобили для их дальнейшей утилизации. Там по нормативу при сдаче авто должен быть в том числе и аккумулятор.

Сейчас общий штат предприятия насчитывает порядка 60 работников, в то время как на производстве работают 12 человек. В ближайшем будущем предприниматель собирается построить небольшой завод, на котором, помимо свинца, можно будет перерабатывать, к примеру, цветные металлы, такие как медь и дюраль.

Пока по понятным причинам неясно, во сколько обойдется строительство завода. Сам же предприниматель оценивает эту сумму примерно в 3-4 млн долларов. К слову, вентиляция и системы очистки воздуха занимают в предварительной смете порядка трети всего бюджета и выходят дороже самого оборудования. В качестве одного из вариантов для будущего строительства рассматривается территория специальной экономической зоны «Павлодар». Там предпринимателю могут предоставить значительные льготы, а также выстроена удобная логистика.

Руслан Логинов

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Эксклюзивное интервью председателя правления аэропорта столицы

С какими сложностями столкнулся главный аэропорт Нур-Султана после уплаты штрафа?

11 Сентябрь 2020 21:00 3674

20 миллиардов тенге просит у властей аэропорт Нур-Султана. Об этом в эсклюзивном интервью Atameken Business заявил председатель правления Габит Тажимуратов. Он уточнил, что эти деньги нужны на ремонт взлетно-посадочной полосы. А нынешние доходы, по его словам, не покрывают расходы воздушной гавани. Сейчас аэропорот зарабатывает около 700 миллионов в месяц. О сложном финансовом положении  аэропорта, рабочих местах, ценах, дальнейших планах и о том, почему кризис не повлиял на зарплату самого председателя.

Здравствуйте, уважаемые телезрители, в эфире программа «Интервью». Меня зовут Молдир Абдуалиева. Сегодня мы беседуем с председателем правления Международного аэропорта Нурсултан Назарбаев – Габитом Тажимуратовым. Габит Калиевич, добрый день! Не буду ходить вокруг да около, начну с последней новости. Вас оштрафовали на два миллиона. Почему?

По их замечаниям, в основном все устранены. Здесь уже необходимо отметить социальную ответственность пассажиров тоже. Они, когда шли в аэропорт, могли онлайн регистрироваться на рейс, есть элементарное – носить маски, пользоваться антисептиками и соблюдать дистанцию, которую мы здесь обозначили, в аэропорту. Далее можно отметить: в этом году, начиная с марта, мы работали в усиленном режиме именно в части недопущения распространения коронавируса в нашей стране, в нашем городе.

300 миллионов тенге потратил столичный аэропорт на борьбу с коронавирусом

Например, мы, аэропорт, для этих целей выделили 300 миллионов тенге, на которые купили 4 тыс. комбинезонов, 122 тысячи медицинских перчаток, 400 тысяч масок, 4 тыс. антисептиков, потом установили в 400 местах санитайзеры, можно отметить. В принципе, потом кто обслуживает наших пассажиров, наши работники прошли ПЦР-тестирование, ежедневно проходят. Кроме того, согласно нашим требованиям авиации, они утром и вечером перед каждой сменой проходят медицинский осмотр.

Вы ушли от ответа. За что именно вас оштрафовали? То есть только вина людей в том, что они не носили маски?

Требования санврачей не подходят к авиации – глава столичного аэропорта

Не вина людей. Надо отметить, что требования, которые установили они... Как вам сказать… К нашим требованиям авиации они не подходят. Например, в самолете сидят 100 человек, а мы должны в автобусе, который перонный автобус, мы там должны разделить пятерых или 10 человек. И в аэропорту тоже  пассажиры стоят, мы определили им место, где должны они стоять, но, если они не соблюдают, как может аэропорт требовать от него? Это не функция аэропорта, это уже не понятно, на основании чего они нам такие штрафы написали.

По бюджету бьет не только наложенный штраф, но и коронакризис в целом. Авиация сейчас за бортом. Аэропорты в том числе. Сейчас каково ваше финансовое положение, речь об аэропорте, и сколько сейчас аэропорт зарабатывает в день, можете озвучить сумму? И какой она была раньше?

Доходы упали на 70% – глава столичного аэропорта

Могу сказать, что в день, например, у нас было регулярных рейсов где-то 80-100, а сейчас максимум где-то у нас 40 рейсов в день – это внутренние рейсы, не считая международных рейсов, их вообще нет. Основная доля наших доходов – международные и грузовые рейсы. Доходы аэропорта в это время упали на 70%, пассажиропоток снизился на 50%. У меня работают 2200 человек в аэропорту, я должен обеспечить зарплатой, работой элементарной.

Сколько сотрудников отправлено в отпуск без содержания?

Вначале, в марте, где-то тысячу человек отправили. Оставили только тех, кто работает в охране. И мы отключали все электроэнергию, чтобы экономить.

В итоге сколько сотрудников сейчас работают в полную силу?

В полную силу на сегодня все работают, но мы сократили зарплату.

Зарплаты сотрудников сокращены на 15-20% – глава столичного аэропорта

На сколько?

На процентов 15-20.

А Ваша зарплата тоже сокращена?

Я работаю круглосуточно. У меня зарплата устанавливается советом директоров.

Понятно. Вы будете просить поддержку у государства?

Мы должны 33 млрд тг БРК и 5 млрд тг японскому банку – глава столичного аэропорта

Поддержку мы просили, и в первый, второй, третий квартал была отсрочка налоговая, но это тоже помощь такая... Мы относимся к крупному бизнесу. Например, маленькие аэропорты – они полностью поддерживаются, под социальным налогом, а у нас, наверное, максимум на 300 миллионов поддержка была в связи с отсрочкой налогов. В связи с этим у нас еще есть кредит БРК и японскому банку. Новое здание же построили.

Сколько вы должны?

Банку развития мы 33 миллиарда должны. В этом году просто отсрочку получили, на следующий год перекинули, но это тоже не спасает нас, поэтому мы должны его как-то отодвинуть или как-то решить на уровне государства.

Сколько вы должны японской организации?

Японская иена, японскому банку мы должны 5,5 миллиарда.

То есть 33 миллиарда вы должны Банку развития Казахстана, а пять миллиардов – японской компании, японскому банку?

Да. Когда строили первый терминал, тогда получали кредит.

Как будете возвращать?

Это зависит от нашей работы, как мы будем сейчас работать с БРК. Работаем с министерством финансов, работаем с министерством индустрии, со своим уполномоченным органом, непосредственно работаем в этом направлении.

Вы знаете, что президент в своем послании сказал о том, что выделят два триллиона тенге на устранение последствий пандемии? Вы рассчитываете на эти деньги?

Я очень рассчитываю на эти деньги, потому что аэропорт столицы – это стратегический объект, во-первых. Во-вторых, здесь любой пассажир или гость первым прилетает в аэропорт. Видя аэропорт, дальше уже можно видеть город или страну.

Рассчитывать одно...

Тем более здесь у нас работают высококвалифицированные специалисты, которых я не могу потом найти в авиации специалистов. Готовить специалистов очень трудно. Поэтому, если работают две тысячи человек, я за каждого борюсь, потому что специалистов в отрасли авиации сейчас идет нехватка.

Повторюсь, рассчитывать одно, как вы думаете, этот кусок пирога достанется вам?

Я не могу сказать «кусок пирога». Надо просто работать, показывать, доказывать им, что необходимо сюда вкладывать деньги.

20 млрд тенге просит выделить аэропорт Нур-Султана

И сколько вы бы хотели получить?

Ну хотя бы для ремонта полосы.

Сколько?

Капитальный ремонт полосы стоит 20 миллиардов, примерно.

Говоря о ремонте и дальнейших планах. Я первой записала интервью с турецкими владельцами аэропорта в Алматы. Вы знаете, это компания Tav Airports. Они рассказали о своих планах. Там намечено строительство нового терминала за 200 миллионов долларов. Что планируете вы?

Мы не планируем строительство новых аэропортов, потому что в нашем мощность Т1,Т2, достаточно, а где-то даже половины загруженности нет, поэтому основная проблема у нас – полоса. В первую очередь мы ставим задачу реконструкцию полосы. Планируем в следующем году плотно заниматься этим вопросом, потому что у нас два сезона ремонта пропустили. Должны были давно сделать ремонт. Второй вопрос – в дальнейшем мы хотим, чтобы здесь развивались грузовые авиаперевозки, можно построить мультимодальный центр, где расположены железнодорожные и авиатранспортные узлы.

То есть ремонт полосы и развитие грузоперевозок – это задача-максимум?

Это на ближайшие годы.

Позади нас стоит новый код. Повлияла ли смена кода на работу аэропорта?

Смена кода не повлияла, но я думаю, для будущего развития, развития нового города пассажиры узнают код нашего аэропорта, узнают город и страну. Раньше, например, TSE был, это Целиноград, до 1960-го года получали, получается, 40 лет прошло. Никогда такого в истории не было, аэропорт, который получил новый код.

«Будем опротестовывать» – глава столичного аэропорта о возможности повторного штрафа

Вернемся к штрафам. Вы сказали, что невозможно работать по тем требованиям, критериям, которые установлены. Как Вы думаете,  если еще одна претензия будет со стороны правоохранительных органов, вы сможете оплатить еще один штраф?

Нет, оплатить не сможем. Мы будем уже обжаловать.

То есть будете опротестовывать?

Будем опротестовывать уже от ассоциации всех аэропортов, не только от аэропорта Нур-Султана. Это проблема не только нашего аэропорта, это во всех аэропортах.

Сейчас доходы  составляют 700 млн тенге – глава столичного аэропорта.

Сколько сейчас аэропорт зарабатывает в месяц, можете сказать?

Когда карантин был, у нас было 200 миллионов, но содержание аэропорта – это тоже немаленькие суммы, те же самые ремонтные работы мы проводим,  текущий ремонт полосы, потом ремонт перронов, потом у нас здесь терминал Т1, крытый паркинг, сверху когда дождь капает – крышу делаем. Это все расходы. И так расходы больше выходят, чем доходы. Если я этой работы не сделаю, то не обеспечу безопасность полета.

Сейчас сколько зарабатывает аэропорт?

Сейчас, с увеличением международных полетов, 700 миллионов, здесь надо учитывать зарплаты.

Мы помним. Их урезали на 15 процентов, Вы сказали.

За семь месяцев у нас должны были быть шесть-семь миллиардов где-то, а мы получили четыре миллиарда за восемь месяцев.

Вы проговорили мне о том, что, несмотря на нынешние экономические условия, вы стараетесь поддерживать сотрудников. А были увольнения на фоне происходящего?

Увольнения были, именно по собственному желанию, потому что кто-то в связи с этим карантином переезжает, кто-то снимает квартиры, молодые – они к себе переезжают или зарплата маленькая. Раньше они в выходные сверхурочные получали, а сейчас такой работы нет и зарплата такая не устраивает многих.

Габит Калиевич, я всегда обращаю внимание на сервис и на цены. Вот сейчас, если посмотреть, допустим, сэндвичи – 1600 тенге. Раньше они стоили дороже 2000-2500 тенге, был скандал. В Алматы, допустим, если сравнивать, то цены на еду дороже. Как удалось снизить цены на продукты питания?

Во-первых, надо отметить, какие бюджетные компании сейчас работают. Открылись FlyArystan и Qazaq Air. У них же билеты не такие дорогие, поэтому мы учитываем это, смотря какие пассажиры летают. В связи с этим открыли магазин в зоне Т2, столовую для пассажиров, а эти цены надо просто контролировать. Руководитель любого аэропорта должен лично контролировать цены на еду. Поэтому есть коммерческий департамент. Каждый день они следят за соблюдением санитарных норм. Как цены соблюдаются. Тем более я сам лично обход делаю, днем и ночью обход, и от их доходов зависят и наши доходы, потому что они у нас за аренду площади платят переменный платеж. Если у них поток пассажиров уйдет, то от этого процент у нас падает. Поэтому мы прямо здесь можем устанавливать цены, так нельзя и так можно, хотя они являются частными лицами, частными компаниями, но здесь можно, так как работаем совместно. Мы просим и требуем.

То есть аэропорт пытается диктовать арендаторам свои правила в угоду клиентам, чтобы посетители не жаловались?

Да, и мы где-то тоже им помогаем. Во время карантина мы вообще отменили арендную плату, потому что пассажиров не было. Хотя мы могли. Чтобы здесь зайти, конкурсный отбор идет, смотрим на качество и цену.

То есть вы пошли навстречу. А сейчас?

Скидку сделали, по увеличению рейсов мы пересматриваем квартал каждый из договора

Хорошо, Габит Калиевич, спасибо за уделенное время и ответы. Уважаемые телезрители, я напомню, это была программа «Интервью», и мы беседовали с председателем правления Международного аэропорта в Нур-Султане.

Мольдир Абдуалиева​

Подпишитесь на наш канал Telegram!