/img/tv1.svg
RU KZ
РТС 1 548,88 KASE 2 381,23
DOW J 29 354,01 Hang Seng 27 610,72
FTSE 100 7 454,77 Пшеница 560,60
Поставки птичьего мяса из РФ могут вырасти до 3,5 тыс. тонн в месяц

Поставки птичьего мяса из РФ могут вырасти до 3,5 тыс. тонн в месяц

Реэкспорт американских окорочков через Казахстан весьма сомнителен, считает эксперт по рынкам птицы Альберт Давлеев.

23 Ноябрь 2018 07:00 5140

Поставки птичьего мяса из РФ могут вырасти до 3,5 тыс. тонн в месяц

Автор:

Данияр Сериков

Новости

Сегодня
18:58

Президент Казахстана подписал многостороннюю конвенцию по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям

Сегодня
18:56

В 2020 году в Казахстане запланировано произвести 984 тысячи тонн битума

Сегодня
18:26

В военчасти на юге Казахстана после самовольного ухода контрактника пропало оружие

Сегодня
18:16

Генпрокуратура предостерегает казахстанцев от участия в несанкционированных митингах

Сегодня
18:11

Посмертное донорство: как поступят с нашими телами?

Сегодня
18:05

Сакен Шаяхметов назначен заместителем акима Павлодарской области

Сегодня
17:50

Премьер Белоруссии поблагодарил казахстанского коллегу за эвакуацию белорусов из КНР

Сегодня
17:25

Казахстан передал Таджикистану охранное оборудование для исправительных учреждений

Сегодня
17:10

Индекс доллара США вблизи максимального за последние три года уровня

Сегодня
16:50

Запуск завода Tesla в Германии могут отложить на шесть-девять месяцев

Все новости

Поставки птичьего мяса из России могут вырасти до 3,5 тыс. тонн в месяц. Такое экспертное мнение в комментарии abctv.kz высказал президент консалтинговой компании AGRIFOOD Strategies и вице-президент Международной программы развития птицеводства Альберт Давлеев.

«Вполне вероятно, что ежемесячные поставки российского мяса птицы в Казахстан либо стабилизируются на сегодняшнем уровне в 2,5 тысячи тонн в месяц, либо вырастут до 3-3,5 тысячи тонн», – написал он, комментируя вопрос о том, действительно ли российские производители птичьего мяса планируют увеличивать продажи в Казахстане.

В целом, по его словам, такую рыночную динамику могут задать такие факторы, как объёмы поставок казахстанских и заокеанских производителей.

«Нельзя не отметить рост цен на продукцию российского птицеводства, который начался в июне и только недавно относительно стабилизировался. Он объясняется прежде всего удорожанием зерновых в результате более низкого урожая этого года по сравнению с двумя предыдущими, а также возросшим экспортом на фоне взлёта цен в Европе и ряде других стран мира. Но даже фактор удорожания российской продукции не сможет сдержать рост объёма его реализации в Казахстане и других странах Центральной Азии, поскольку мощности отечественных предприятий пока не могут полностью удовлетворить спрос на мясо птицы, а другие виды мяса – говядина и баранина – продолжают дорожать», – указал Давлеев в комментарии.

Согласно информации президента AGRIFOOD Strategies, весьма значительное влияние на рынок мяса птицы Казахстана оказали недавние проблемы с транзитом импортных поставок американских куриных окорочков через Грузию и Россию. Задержки регулярных поставок этого продукта привели к дисбалансу, спекуляциям и увеличили «ценник» всех видов птицеводческой продукции.

Более того, усложнение транспортных процедур, скорее всего, приведёт к удорожанию импортной птицы.

Напомним, несколько дней назад Россельхознадзор запретил транзит американского мяса птицы из-за якобы выявления лекарственных средств в продукции из США и проблем с её ветеринарной прослеживаемостью в Казахстане. В казахстанском Минсельхозе говорят, что ввод запрета на транзит не подтверждён документально Россельхознадзором, а система прослеживаемости была внедрена в Казахстане ранее при одобрении российской стороны.

Вместе с тем, по данным Давлеева, в России сегодня излишков мяса птицы тоже не наблюдается. Поэтому у казахстанских птицеводов есть достаточно хорошие перспективы на внутренний рынок в ближайшие полгода, особенно с учётом того, что казахстанское зерно остаётся в стране и меньше поддаётся влиянию мировых цен. Импорт российского мяса птицы в Казахстан будет зависеть от спроса и ценового фактора, ведь если цена российского товара будет ниже и на одном уровне качества с казахстанскими аналогами, то трейдеры могут выбрать его из-за маржинальности, считает эксперт.

Он также напомнил, что ограничения по высокопатогенному гриппу птиц, получившему распространение в РФ в этом году, касаются только регионов, где зарегистрированы его вспышки.

«В уходящем году основные регионы, где сосредоточены птицеводческие активы в России, – Белгородская, Брянская, Московская области, Урал – не пострадали. А сами вспышки задели только пару промышленных фабрик. Поэтому сокращение предложения мяса птицы в России особенно не наблюдалось», – констатирует Давлеев.

В 2017 году в Казахстане было произведено 186 тыс. тонн птичьего мяса, а импортировано 164 тыс. тонн, говорится в годовом отчёте Усть-Каменогорской птицефабрики за прошлый год. Месяц назад была запущена в производство первая очередь Макинской птицефабрики, которая добавит 25 тыс. тонн отечественного производства ежегодно. При этом утверждённая правительством квота на ввоз американских окорочков без дополнительной таможенной пошлины составляет 140 тыс. тонн.

Отвечая на вопрос abctv.kz о возможном реэкспорте американских окорочков, ранее поставлявшихся через РФ транзитом в Казахстан, эксперт сомневается, что это возможно или просто рентабельно.

«Нет ни одного документированного случая, чтобы американское мясо птицы, которое следует по территории России в Казахстан и Кыргызстан в опломбированных вагонах после регистрации в российской информационной системе «Меркурий», «уплыло» по дороге в какой-то российский регион. Всё очень строго контролируется на «входе» и на «выходе», как специалистами Россельхознадзора, так и таможенными органами», – отметил он.

«Что касается реэкспорта, то эта версия тоже не выглядит достаточно обоснованной, в данном случае с точки зрения элементарной экономики. После транзита из США через Атлантический океан в контейнерах, разгрузки в портах Балтики, перегрузки на железнодорожные платформы, двухнедельного проезда через Литву или Латвию, Беларусь и Россию, после уплаты таможенных пошлин и налогов себестоимость доставленных в конечную точку Казахстана американских окорочков превышает стоимость российской курицы, доставленной в ту же точку. Так что реэкспортировать её обратно в Россию не имеет никакого смысла. Тем более что спрос на этот продукт в Казахстане гораздо выше, чем в России, где потребители уже давно перешли на отечественный продукт», – подчеркнул Альберт Давлеев.

Данияр Сериков

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Денег нет, ваш qoldau.kz

Власти заявляют, что все заявки на инвестсубсидии от аграриев за 2019 год погашены, однако крестьяне озвучивают многомиллионные суммы, которые даже не смогли оформить на портале qoldau.kz.

10 Январь 2020 12:00 4438

Денег нет, ваш qoldau.kz

Фото: Татьяна Шестакова

Прием заявок на получение инвестиционных субсидий через портал qoldau.kz весь 2019 год вызывал возмущение крестьян. Тем не менее проблему до последнего не выносили на публичное обсуждение, ожидая изменений в работе системы, денег, встреч с минсельхозом… Но в рамках отчетной встречи Костанайского областного филиала республиканского общественного объединения «Союз фермеров Казахстана» люди заговорили. Оказалось, что проблема намного шире и серьезнее, чем казалось на первый взгляд.

Мы вас не видим

В зале присутствовало около 150 человек, у пары десятков как минимум оказались вопросы по работе системы qoldau.kz. Портал, по словам крестьян, фактически не работает, хотя они ежегодно платят за пользование им по 8 тыс. тенге. Люди признали, что еще в начале декабря ждали обещанных денег на выплату инвестсубсидий, однако многие их так и не получили.

«Из 50 млн инвестсубсидий я не получил пока ничего. В конце 2019 года обещали все закрыть. Но это 1,3 млрд тенге... Мы не успели зайти на сайт. Может, надо спросить у людей, кто получил?» – озвучил свою проблему директор ТОО «Трояна» Федоровского района Юрий Малышко. Коллегу зал поддержал.

«Мы говорим, что долгов нет, опять от ваших цифр. Мы не знаем, какая задолженность на сегодня, пока вы не обратитесь к нам. У нас в Костанайской области почти 6 тыс. КХ и ТОО. Каждый из вас приобретает ту или иную технику. Пока программа Qoldau не откроется, пока вы не заявитесь, мы не узнаем задолженность. То, что было заявлено, мы погасили», – ответил заместитель акима Костанайской области Гауез Нурмухамбетов.

Руководитель областного управления сельского хозяйства Жансултан Таукенов признал, что отчетность по приобретаемой технике им никто не сдает. В 2019 году акимат нашел дополнительные 4 млрд тенге, перераспределив средства, выделенные в целом на субсидирование сельского хозяйства. В итоге вместо 6 млрд тенге инвестсубсидий аграрии региона получили 10 млрд тенге. Но и этих денег не хватило. Борьба за субсидии в 2020 году, как объявил чиновник, стартует 1 февраля. Дополнительно информацию о старте приема заявок до крестьян доведут через районные отделы сельского хозяйства, Палату предпринимателей и Союз фермеров.

Сколько просили, столько дали

Деньги на выплату инвестсубсидий выделяют из республиканского бюджета. Минсельхоз заранее запрашивает потребность по регионам и после передает эти данные в минфин. Поэтому в отраслевом министерстве заявляют, что погасили всю задолженность по заявкам в пределах сумм, запрошенных регионами.

«Нам нужно модифицировать Qoldau. Ее дефект в том, что фермеры не могут разместить заявку из-за якобы отсутствия средств в бюджете. Нам нужно дать возможность размещать просто заявки. Пусть это будут предварительные заявки. Тогда вы будете видеть их количество и потом их распределять», – высказали предложение аграрии Костанайской области.

Причина проста: крестьяне живут в полях с ранней весны и до глубокой осени. А нынешняя система инвестсубсидирования требует их присутствия в зоне доступа к хорошему Интернету. Гауез Нурмухамбетов признал, что, по имеющимся у него данным, миллиарды тенге распределяются буквально за час-полтора. Крестьяне добавили, что сайт работает, как при хакерской атаке: огромное количество попыток входа за короткое время. И тут явно выигрывают те, у кого есть время и ресурсы, чтобы пробиться к цели. Возмущает людей и тот факт, что субсидии в 2019 году получили те, кто только купил технику, но так и не увидели те, кто приобрел оборудование в 2018 году.

«У нас во многих деревнях Интернета нет. Не ловит. Примите заявку, и мы будем ждать. Годами. Есть опыт. Мы привыкли. Главное, чтобы приняли эти документы», – прозвучало из зала.

«Раньше такой механизм был. Но по итогам 2016 года у нас накопилось 80 млрд тенге по необеспеченным заявкам. Если проецировать на этот год, то если бы в 2019 году у всех заявки принимали, то тем, кто приобретет технику в 2020 году, не досталось бы без денег», – прокомментировал предложение директор департамента производства и переработки растениеводческой продукции МСХ РК Азат Султанов.

В результате крестьяне так и не услышали от представителей власти в лице акимата области и минсельхоза обещания хотя бы подумать над новым форматом работы. Заявление о том, что теперь заявки можно будет подавать в ЦОНах в бумажном виде, не вызвало воодушевления. Ведь их по-прежнему будут принимать лишь при наличии средств.

Обновить прайсы

Минсельхоз признал, что инвестсубсидии аграрии получали не в заявленном объеме в размере 25%, а значительно меньшие суммы. Пример ТОО «Трояна» показал, что за самоходный опрыскиватель, приобретенный два года назад за 43 млн тенге, предприятие получило инвестсубсидию в размере 1,6 млн тенге. 25% в данном случае составили бы 10,7 млн тенге.

«14 января на площадке МСХ будем проводить обширное совещание со всеми производителями и поставщиками, дилерами. Будем обсуждать список оборудования и техники, которые подлежат субсидированию, и актуализировать цены. Цены выставлены на 2016 год, и они не менялись. В 2018 году подкорректировали, но они не актуальны на текущий момент, чтобы фермеры 25% от стоимости получили. В идеале на начало года дилеры должны давать нам прайсы, мы их фиксировать комиссионно и выдавать акиматам, чтобы они рассчитывали сумму субсидий. Тогда будет справедливая цена 25%», – отметил Азат Султанов.

После обновления прайс-листов производителей и дилеров суммы субсидий увеличатся. А это значит, что дефицит средств по линии инвестиционного субсидирования возрастет. Популярность этого инструмента в 2019 году привела к тому, что АО «Казагрофинанс», по данным минсельхоза, выдало техники и оборудования на сумму более 80 млрд тенге по итогам 11 месяцев. Ранее речь шла лишь о 40-50 млрд тенге в год. Сами реализаторы сельхозтехники утверждают, что если бы были удовлетворены все одобренные лизингодателями заявки, то эти суммы были бы выше. Остались незавершенными сделки по приобретению техники в лизинг из-за нехватки средств по инвестсубсидированию, которые крестьяне могут использовать в виде первоначального взноса.

Татьяна Шестакова

Максут Бактибаев: «Я пока не встречал фермеров, которые ездят на дорогих мерседесах S класса»

В студии ATAMEKEN BUSINESS состоялась жаркая полемика по теме возможного запрета на экспорт скота. 

13 Декабрь 2019 19:01 7153

Максут Бактибаев: «Я пока не встречал фермеров, которые ездят на дорогих мерседесах S класса»

«К сожалению, фермеры пока не получают ту рентабельность, которую должны получать. Отчасти в этом виноваты посредники, отчасти виновата низкая платежеспособность», – считает председатель Мясного союза Казахстана» Максут Бактибаев. 

В студии ATAMEKEN BUSINESS состоялась жаркая полемика по теме возможного запрета на экспорт скота. Министерство сельского хозяйства сейчас готовит соответствующий приказ. В случае его введения запрет будет действовать полгода. Из алматинской студии к дискуссии подключился руководитель Ассоциации овцеводов Казахстана Алмазбек Садырбаев. Он считает, что в  аграрной политике были допущены определенные упущения, которые могут привести к тому, что Казахстан окажется сырьевым придатком для соседних стран.  

ATAMEKEN BUSINESS: Мы уже неоднократно обсуждали в нашей студии удорожание мяса. В чем все-таки основная причина этого?

МАКСУТ БАКТИБАЕВ: Рост цен на юге составил 15%, на севере – на 9%. Мы связываем это с ростом инфляции. В первую очередь это дизельное топливо, это корма. По данным на 30 ноября этого года экспорт всего мяса составил 57 тысяч тонн с учетом как раз-таки скота, о котором сегодня пойдет речь.

ATAMEKEN BUSINESS: Кто несет ответственность за повышение цен: перекупщики, рассчитывающие на хорошую маржу, или фермеры, которые продают по таким ценам?

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  На самом деле у нас экономика страны не поспевает за ростом цен. И как раз-таки импортозависимость по многим показателям играет свою роль. Девальвация в два раза подняла цены на импортируемую продукцию. Мясо, кстати, последним подорожало. Сейчас оно отыгрывает те показатели, которые должны были быть. На самом деле фермеры, которые занимаются животноводством, достойны получать соответствующую оплату за свой труд. Продавая свою продукцию на рынке, они тем самым зарабатывают для содержания своей семьи. Они такие же граждане, как и мы. У них маржа не большая. Фермеров, которые ездят на дорогих мерседесах S класса,  я пока не встречал. К сожалению, фермеры пока не получают ту рентабельность, которую должны получать. Отчасти  в этом виноваты посредники, отчасти низкая платежеспособность. Каждый казахстанец в среднем потребляет 65 кг мяса в год. Мы производим около одного миллиона тонн мяса, 200 тысяч тонн мы еще импортируем. Это курятина. При этом в Америке, в Швейцарии среднестатистический житель потребляет 120 кг в год. Потому что он может себе это  позволить.

ATAMEKEN BUSINESS: А Вы знаете,  по какой цене сдают свою продукцию  наши фермеры?

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  Сейчас если фермеры сдают на откормочной площадке,  то они получают 700-800 тенге за 1 кг живого веса. А продавая уже откормленный скот, например, за  рубеж, то  наши соседи – Узбекистан, они нам готовы платить 900-950 тенге за 1 кг живого веса с места. Если мы будем запрещать экспорт скота, то тем самым мы лишаем наших фермеров прибыли. То есть, получается, мы говорим: бери кредит, развивай хозяйство, и у нас задача – экспорт мяса. А теперь мы говорим: экспорт отменяется, ребятки. Нам нужно удерживать цены. Но если мы возвращаемся к госплану, к советской экономике, то окей. Давайте тогда до конца соблюдать правила игры. Если будут заготовительные конторы, будет гарантированная цена, тогда давайте нам бесплатный кредит, давайте нам бесплатные корма. На солярку тоже цену фиксируйте.

ATAMEKEN BUSINESS: Животноводы говорят, что цены подорожали, потому что скота стало меньше. Так ли это?

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  Ну,  его было то 6,2 млн голов КРС, сейчас около 7 млн. Рост есть, примерно 3-5% каждый год. Меньше его не стало, потому что нет предпосылок.

ATAMEKEN BUSINESS: Алмазбек, действительно ли фермерам содержание скота стало обходиться дороже?

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Поголовья у нас недостаточно. Мы не достигли того уровня, который у нас был на заре независимости. Это следствие того, что происходили определенные упущения в агрополитике. Возможно, сейчас пытаются что-то выровнять. Вот все говорят: экспорт, экспорт. Экспорта не будет,  пока не будет собственного поголовья. Собственное поголовье воспроизводится через маточное поголовье. А если маточное поголовье будут продавать живьем за рубеж, у нас никакого роста не будет. Получается, мы все кредиты, все субсидии вкладываем для того, чтобы там где-то узбекский или киргизский брат торговал и на этом зарабатывал?  То есть мы будем опять же сырьевым придатком, как некогда наши предки были сырьевым придатком Коканда, Хивы, Китая. А выходить из этого надо только с переработкой. У нас нет  дефицита мяса только по баранине. По остальным видам – дефицит. И продавать этот дефицит туда же, в Узбекистан, это не есть хорошо.

ATAMEKEN BUSINESS: Некоторые говорят, что выгодно продавать оптом за рубеж. Хотелось бы узнать у Вас: жалуется ли кто-то из фермеров, что им не выгодно продавать баранину на внутренний рынок?

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Никто не жалуется.  Никто из фермеров не стоит на таможне в Кордае  или где-то еще. Это сейчас кричат откормочные площадки, которые превратили это в механизм: закуп скота, откорм, и живым продавать туда дальше. Здесь, скорее всего, вопрос знаете в чем. Скорее,  есть недоговоренности между откормочными площадками, как крупными игроками, и этими мясопереработчиками. Это недоговоренности между двумя сегментами отрасли. Они между собой не договариваются, а кричат, и натягивают ситуацию на всю отрасль. Если у нас будет больше мясокомбинатов, легче будет договориться. Я объехал почти весь Казахстан по мясопереработке, мы не нашли ни двух, ни трех, которые могут перерабатывать баранину. И то же самое с говядиной.

МАКСУТ БАКТИБАЕВ: В целом единственное, в чем он (Алмазбек Садырбаев. – Прим. ATAMEKEN BUSINESS) прав, что не хватает поголовья. А чтобы увеличить поголовье, надо, чтобы фермер зарабатывал больше денег. Чтобы этой прибыли хватало на инвестиции в бизнес. Сейчас фермер выживает. Если будет справедливость, то зачем вообще нужны субсидии? Мы вот сейчас сделали заявления, что отказываемся от субсидий на откорм скота. Это первая отрасль в Казахстане, которая говорит: нам субсидии не нужны. Нам нужна рыночная цена. Не лезьте в наш бизнес. И самое главное, в чем Алмазбек прав: мясокомбинатов мало. Они настолько мелки относительно мировых масштабов, что не готовы давать цену, которую должны давать.   

ATAMEKEN BUSINESS: Останется ли у фермеров желание выращивать скот, если все-таки примут запрет на вывоз живого мяса?

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Конечно. У мелкого фермера нет доступа ни к субсидиям, ни к финансированию, но вместе с тем он занимается этим бизнесом. Они не имеют тех преференций, которые есть у  крупных  предприятий.  

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  Зачем вы манипулируете фактами? Бюджет сельского хозяйства –  40 млрд тенге. Из них 95% получают мелкие фермеры. Тем более я сказал, что крупный бизнес готов отказаться от субсидий в пользу фермеров. Потому что без фермеров не будет бизнеса вообще.

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Вот этот посыл, что Мясной союз отказался от субсидий, он исходит от МСХ… (Максут Бактибаев перебивает.) Максут, дайте мне высказаться. Сейчас государство выделит деньги на закуп маточного пологоловья, а после выяснится, что маточного поголовья у нас нет. И что делать нам? Нам останется тогда опять бежать в Россию и покупать. Смысл какой? Поэтому это ограничение – правильное.

МАКСУТ БАКТИБАЕВ:  Алмазбек, Вы путаете базовые вещи и вводите людей в заблуждение. Я по образованию математик. Люблю логику. В прошлом году была принята 10-летняя программа по развитию мясного животноводства. И упор в ней идет на развитие мелкого фермерства.

АЛМАЗБЕК САДЫРБАЕВ:  Вами было принято, что откормочники должны начинаться с трех тысяч голов. И за бортом остались те, кто держал 200-400 бычков.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: