/img/tv1.svg
RU KZ
Школьную форму шить невыгодно

Школьную форму шить невыгодно

Финансовые институты интересуют крупные проекты. С мелкими проектами им работать не интересно.

09:49 25 Июль 2016 2870

Школьную форму шить невыгодно

Автор:

Жанар Асылханова

Недавно на пресс-конференции аким Семея Ермак Салимов отметил, что толчком для развития легкой промышленности в стране станет освоение выпуска школьной формы, так как в республике принят приказ о введении единых стандартов школьной формы. И перечислил ряд предприятий Семея , которые готовы работать в этом направлении: ТОО «Семспецснаб», ТОО «Юнис»,  ИП «Турсынханова», «Мусабалина», «Баязит». Отметим, что самое крупное из них – ТОО «Семспецснаб» (бывшая фабрика «Большевичка»).

Конкурировать с Китаем не получится
Но директор ТОО «Семспецснаб» Айнур Ахметова, руководитель старейшего предприятия Семея не так оптимистична, как глава города. По ее словам, пока они работают только с двумя школами. На школьную форму работают два небольших потока. Один поток в 12 человек, другой – в 10. Массово шить школьную форму – рискованно для предприятия.

«Каждая школа самостоятельно себе выбирает форму. И каждый родитель хочет, чтобы его ребенка одели индивидуально. Ну, нет у нас такой возможности. Если в советское время была единая школьная форма, она называлась школьная форма. Все одинаково шилось, сдавалось в магазин. В магазин приходили, и каждый родитель одевал своего ребенка по размеру. У нас же форма каждой школы будет индивидуальной. Одна школа хочет такую юбку-верх. Другая, другую свою модель придумает. Поэтому очень сложно сейчас сказать, что мы шьем школьную форму всех моделей. Мы можем шить школьные рубашки, потому что раньше специализировались на мужских сорочках. И в магазинах реализовать. Потребность есть в них. А разработали мы сами. Одевать мальчиков, конечно, легче, там пиджак, брюки. Классический вариант. Для девочек сложнее получается. Не все одинаково хотят выглядеть. Цветовая гамма разная. Это проблема республиканского масштаба. И ее надо решать. Не так, чтобы протрубили, вот школьную форму выпускать будут на всех свою. Может,  они (чиновники – прим. Авт.) хотят, чтобы так было. Но на практике это невозможно. Мы не можем сейчас нашить тысячами форму, чтобы потом товар залеживался», - говорит директор ТОО «Семспецснаб» Айнур Ахметова.

По ее мнению, форма должна быть единая. «Кто-то в правительстве должен ее разработать. И сказать, что она будет вот такая для всех абсолютно. Будет на нее существовать модель, техническая документация. И вот допустим в нашем регионе мы сошьем всем. И все школы будут у нас брать, в другом регионе у другого предприятия. И мы все будем шить единую форму. А так получается даже внутри своего города каждая школа со своими моделями. Я так хочу, а я так хочу. Родители тоже с претензиями: «А я из такой ткани не хочу, хочу из этой»», - считает глава компании.

Хотя сейчас предприятие возобновило линию пошива гражданской одежды. В первую очередь, планировали возродить былые традиции качественного пошива мужских сорочек, которыми так славилась фабрика «Большевичка». И поэтому есть возможность массово шить школьные рубашки. Мощность предприятия позволяет шить по тысячи рубашек и по двести костюмов в день.  Но найти рынок сбыта отечественной продукции будет нелегко. К тому же, казахстанский рынок заполонен китайскими и турецкими товарами, конкурировать с которыми в данное время бессмысленно. Иностранные предприниматели везут в Казахстан дешевую школьную форму, стоимость которой - 5-7 тысяч тенге. А себестоимость отечественной в том же «Семспецснаб» от 11 до 13 тысяч тенге. Родителям проще купить привозную. Ребенок отходит год и на следующий ему купят новую. А дешевле отечественная продукция пока не получается. Учитывая, что в стране не развита текстильная промышленность и сырье завозят извне. В частности, ТОО «Семспецснаб» ткани закупает на двух предприятиях России и Белоруссии: Чайковском текстильном комбинате и Могилевском текстильном комбинате.

«Просто чтобы на рынок сшить - проблематично. Государство должно помочь закрыть границы. Когда Советский Союз был, ничего же не завозилось. Носили же свои вещи. А сейчас все границы открыты. Нам говорят, вот, свободный рынок, и вы должны в нем конкурировать. Не получается у нас конкурировать. У нас изделия получаются дорогие. Если будем дешевле делать, допустим, школьные формы, только в убыток будем работать. У нас себестоимость не позволяет. После всех оплат, НДСов. Мы хотим, чтобы государство помогло нам, хотя бы льготы ввели по налогам в легкой промышленности, чтобы она поднималась и развивалась. В 90-х -2000-х годах, когда было тяжело, отменили НДС для легкой промышленности. Был такой период. Кардинальную помощь какую-то чтобы оказали. Мы везде об этом просим. А так все предприятия работают и себе объемы находят своими силами», - говорит Айнур Ахметова.

Проценты душат
Свое негативное влияние на  малый и средний бизнес оказывают и высокие банковские процентные ставки. После девальвации самый низкий процент составляет 17%. По словам руководителя предприятия, на фабрике оборудование прежнее, и каждый год что-то да приходится обновлять. Пока фабрика работает только с одним финансовым институтом - АО «Народный банк». Сейчас руководство предприятия пытается взять заемные средства  у  «Цеснабанка» на реализацию проекта по закупу оборудования по программе «Даму–Ондіріс 2». Там более выгодная 6-процентная ставка. Пока банк рассматривает документы.

«За границей и пять процентов считается много. Мы будем работать. Лишь бы нам помогли. Налог уменьшили, процентные ставки приемлемые сделали. Говоришь о таких проблемах, отвечают, что банки сейчас тоже частные. Но мы же в государстве живем, это же как-то должно регулироваться. Уже существуют льготные программы кредитования, например, 6-7% дотации государства. Но очень сложно этот кредит получить. Там такой набор документов запросят, что получается, что ты не сможешь получить. Я, допустим, обращалась в Астану в одну лизинговую компанию по закупу оборудования. Они мне однозначно сказали, какой бы вы красивый бизнес-проект не написали, конечно, легкая промышленность вроде как бы приоритетная отрасль, но на нее мало внимания обращают. Ваши 100 млн тенге - такой мизер, что никому не интересно с такой суммой работать. Им нужны миллиардные проекты чтобы были, такие как машиностроительные, где крупные суммы крутятся. К примеру, в Семее предприятие одно было. По Евразийскому банку государственные средства выделили, не заработало. Наш Кожмех – то же самое. По госпрограмме какие-то деньги выделялись, но все забуксовало. И вот из-за этих проблемных кредитов, которые образовались  в нашей отрасли,  отказывают другим предприятиям. Мелкому и среднему бизнесу в этом сложно. Крупным выделяют, туда вливаются большие деньги. На словах говорят, все для бизнеса, приходите, берите, работайте. А когда конкретно что-то делаешь, препонов много получается.  Кредит берем на оборот, закуп сырья, иногда, когда не успеваем вовремя платить - и на зарплату. В любом случае, сейчас даже по госзаказу предоплат нет, как раньше. Сейчас по факту поставки только оплата идет. Берешь кредит, закрываешь, потом получаешь от заказчиков деньги и закрываешь кредит», - продолжает руководитель швейной фабрики.

Срок окупаемости вложенных в модернизацию средств составит минимум  десять лет, заключает Айнур Ахметова. Так как рентабельность очень маленькая. И обороты небольшие. Все заработанное уходит на оплату налогов и заработной платы рабочим, сетует руководитель предприятия. К тому же, выходит из строя то одно, то другое оборудование, которое осталось еще с Советских времен. А отпускные цены поднимать невыгодно. Тогда не выиграешь в конкурсе, потому что переиграют по цене. 

Жанар Асылханова, Восточный Казахстан