RU KZ
Темный лес

Темный лес

14:10 25 Август 2016 2987

Темный лес

Автор:

Ольга Ушакова

Лесопромышленники ВКО просят внести изменения в действующее законодательство.

Лесному кодексу РК нужны комментарии, а «действующие нормы и правила, которые регулируют отношения между лесопромышленниками и государственными структурами, необходимо привести к единому знаменателю: они противоречат друг другу, создают основу для коррупции, излишне суровы, а отрасль потеряла инвестиционную привлекательность». И это несмотря на то, что стратегии «Казахстан-2050» лесная экономика обозначена в числе самых перспективных. Об этом abctv.kz заявил президент Региональной ассоциации предприятий лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности Восточно-Казахстанской области Владимир Резанов.

Поводом к разговору послужил приговор в отношении директора коммунального государственного предприятия «Риддерское лесное хозяйство» (лесхоза) Николая Замятина. На днях Риддерский городской суд признал виновным г-на Замятина в совершении ряда коррупционных преступлений и назначил ему наказание в виде двух лет ограничения свободы с конфискацией имущества, пожизненным лишением права занимать руководящие должности в учреждениях лесного хозяйства, а также штрафом в 200 месячных расчетных показателей.

В «копилке» директора - злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее причинение существенного вреда охраняемым законом интересам государства, служебный подлог, незаконное участие в предпринимательской деятельности, незаконная порубка, уничтожение или повреждение деревьев или кустарников. Как сказано в приговоре, Николай Замятин использовал служебное положение для того, чтобы обеспечить свои семейные коммерческие лесозаготовительные предприятия достаточным объемом работы. Он не раз направлял в республиканский Комитет лесного хозяйства и животного мира дополнительные заявки на лесосечный фонд, заставлял подчиненных оформлять фиктивные документы по отводу лесосек, вносить в официальные материалы лесоустройства ложные сведения. В результате семейные предприятия незаконно заготовили около 126 кубометров ценной древесины, причинив ущерб государству на 1 млн 200 тысяч тенге.

Коррупция мешает развитию
Владимир Резанов уверен: уголовная история с Замятиным – только верхушка айсберга. Неоднократно лесопромышленники и общественники обращались в Комитет лесного хозяйства и животного мира с предложениями, как вывести из теневой экономики мелких предпринимателей – приобретателей древесины, работающих под прикрытием лесхозов. По словам общественника, прикрываясь лесорубочными билетами, полученными в этих госучреждениях, они стали почти недосягаемыми для фискальных органов, создали устойчивый теневой бизнес, который отрицательно влияет на «легалов».

«Уходят от официальных налогов, торгуют древесиной без документов. Такие предприниматели покупают лес у пня в лесхозах, но не возмещают затраты на восстановление леса после рубок, не строят «лесные» дороги, не несут затрат на противопожарные мероприятия. Они являются основными нарушителями лесного законодательства, но привлечь их к ответственности очень трудно, потому что лесной билет – юридический документ лесхоза, и он за него отвечает. Добровольно себя никто не подставит, а проверить всех невозможно», - говорит Владимир Резанов.

По мнению общественника, решить вопрос несложно: необходимо внести в Лесной кодекс РК норму о продаже древесины на выруб с аукциона. Процедура проведения аукциона будет открыта, в цену войдет не только плата за лесные ресурсы в бюджет государства, но и затраты лесхозов на лесовосстановление, противопожарные мероприятия, а после проведения аукциона сведения о приобретателях древесины будут сообщать в налоговые органы. При таких процедурах сложно вести теневой бизнес. Однако, по словам г-на Резанова, вопрос о внесении дополнений в кодекс и подзаконные акты не решается много лет.

«У нас вывод – слишком много заинтересованных лиц в теневой лесной экономике, - говорит глава ассоциации, – В то же время Комитет лесного хозяйства и животного мира присвоил себе право ежегодно утверждать лесосечный фонд, хотя в материалах лесоустройства на 10 лет регламентированы все разрешенные объемы и виды рубок. На каждый год все там распланировано. Но по сложившейся практике комитет каждый год обязывает предпринимателей-долгосрочников, которые работают легально, брать у него разрешение на рубку. Его областной филиал - Территориальная инспекция лесного хозяйства и животного мира - по своему усмотрению перечеркивает заявки предпринимателей на ежегодную вырубку в определенном объеме, хотя они уже согласованы лесхозами. Это откровенно коррупционная схема, потому что предпринимателей вынуждают ехать в комитет каждый год и «договариваться», сколько они могут вырубить». 

Дамоклов меч для долгосрочника
«В целом, по оценкам специалистов из Российской Федерации, которых мы просили проанализировать наш Лесной кодекс – это хороший документ, - говорит г-н Резанов, - но к нему нет комментариев, а это дает возможность на практике каждому трактовать отдельные его положения по-своему. Помимо этого, предлагаем внести ряд дополнений в кодекс, которые повысят привлекательность для инвестиций в лесозаготовительную и деревоперерабатывающую промышленность, создадут условия для устойчивости процессов планирования и реализации проектов и развития отрасли. Например, статью 15 ЛК РК предлагаем дополнить четвертым пунктом, по которому в компетенцию местных исполнительных органов входило бы резервирование участков государственного лесного фонда для предоставления в долгосрочное лесопользование при подготовке инвестиционных проектов. Эта мера согласуется с Законом РК «Об инвестициях». Также мы просим внести уточнения в статью 40 ЛС РК «Основания прекращения права лесопользования на участках государственного лесного фонда». В действующей редакции статья позволяет лишить предпринимателя договора долгосрочного лесопользования за любые незначительные нарушения лесного законодательства, а значит, уничтожить бизнес и вложенные в него инвестиции».

По словам руководителя ассоциации, если предприниматель, работающий в лесу, два и больше раз нарушил правила лесопользования  или условия, предусмотренные договором, лесорубочным, лесным билетами, то договор с ним расторгается. В лесах ВКО, которые находятся в ведении местных исполнительных органов, работают 16 предприятий-долгосрочников, заключивших договор аренды сроком на 49 лет, и все они находятся под постоянной угрозой потерять бизнес:законодательство таково, что с ними могут расторгнуть договор аренды в любое время, даже за незначительную провинность. Общественники предлагают уточнить эту норму Лесного кодекса, что право лесопользования на участках государственного лесного фонда прекращается в случаях грубых систематических нарушений, три-пять раз в год, и нанесшим значительный, не меньше 5 тысяч МРП, вред лесному фонду, а также невыполнение инвестиционных обязательств по договору в течение трех лет.

По бизнесу - штрафами
Сейчас наказать предпринимателя могут за любую провинность. Владимир Резанов «прошелся» по подзаконным актам, инструкциям, которые регламентируют работы в лесу. Некоторые противоречия между ними создали условия для коррупции, считает общественник. К примеру, в Правилах рубок написано, что при заготовках древесины можно содрать поверхностный слой почвы на лесосеке (сделать минерализацию почвы) не более 15% с учетом волоков – транспортных полос, очищенных от деревьев, пней, порубочных остатков. После рубок предприниматель должен подготовить почву на лесосеке под будущую посадку деревьев или естественное возобновление леса. По этому поводу в другом документе - Правилах воспроизводства лесов, говорится, что ему нужно сделать минерализацию не меньше 33%.

«Если предприниматель при заготовках леса сделал минерализацию почвы больше прописанной в Правилах рубок, то ему грозит штраф, а после его уплаты он должен довести минерализацию до 33%, иначе ему тоже грозит штраф, - подытожил г-н Резанов. – В то же время ежегодно в лесах ВКО, подведомственных областному акимату, можно рубить до полутора млн. кубометров леса, сейчас предприниматели рубят не больше 150 кубометров, а остальной лес «вываливается» от старости, гибнет, но при этом их штрафуют, если они оставили на деляне несколько сухостойных деревьев или, срубив дерево, оставили пень высотой больше прописанного в правилах. Тем более, сейчас в Казахстане нет технологических правил, как необходимо вести себя в лесу при разработке лесосеки.»

Это – только малая часть нестыковок, пробелов в законодательстве, а если к ним, по словам г-на Резанова, приплюсовать, множество государственных органов, контролирующих лесопромышленников, станет ясно – заниматься таким бизнесом почти невозможно.

«Полтора года назад рабочая группа Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в рамках проекта «Повышение региональной конкурентоспособности Казахстана» изучала состояние лесной промышленности ВКО и отметила, что при большом потенциале та не может развиваться, потому что, прежде всего, необходимы изменения в действующем законодательстве. Но пока республиканские чиновники инициативы ОЭСР игнорируют», - подытожил глава ассоциации.

Специфичная отрасль
Руководитель Управления леса и особо охраняемых природных территорий Комитета лесного хозяйства и животного мира Максат Елемесов отметил, что сейчас его ведомство инициировало поправки в Лесной кодекс, которые касаются проведения аукционов, чтобы вывести «малых» предпринимателей из теневого сектора.

«Плюс к этому поступило предложение региональной ассоциации из ВКО, Национальной палаты предпринимателей, - отметил он. - Сейчас эти вопросы будут проработаны в мажилисе парламента, когда депутаты выйдут после каникул. Это - в рамках разработанного законопроекта по внесению изменений в некоторые законодательные акты по вопросам растительного и животного мира. Документы в мажилисе находятся. Но что касается ежегодного утверждения объемов лесосек для лесопользователей и лесовладельцев, скажу, что лесное хозяйство – специфичная отрасль. Лес растет сто лет. Что можно за один год натворить, мы через 2 года лес обратно не «прилепим». Исходя из этого строится наша политика. Да, материалы лесоустройства есть. Но они расписаны по рубкам главного пользования. По ним проблем нет. По ним расчетная лесосека в ВКО для лиственных пород – порядка 800 тысяч кубометров, по хвойному хозяйству – 56 тысяч кубометров древесины. Это можно рубить без ущерба для природы. Но предприниматели не хотят рубить лиственный лес, потому что он находится в труднодоступных местах, эти породы необходимо перерабатывать, а у лесопользователей нет мощностей для переработки, нет техники. У них стоят старые пилорамы. Есть еще материалы лесоотвода и таксации лесосек. Но когда те лесосеки, на которые претендуют лесопользователи, наши территориальные подразделения едут проверять, там, кроме одного столбика, ничего нет. Мы отсеиваем эти материалы и не утверждаем. После этого г-н Резанов говорит, что мы чуть ли не выдавливаем с них деньги, обвиняют нас в коррупции, хотя это в корне не так. Чтобы не было кривотолков, мы эти материалы лесоотвода направляем в «Казлеспроект», в Алматы для проверок на соответствие материалам лесоустройства. С прошлого года мы стали практиковать проверки самих отводов лесосек в натуре. В том году выезжали наши сотрудники в лес, в этом году состав комиссии расширяем. Привлечем около 15-ти таксаторов привлечем. Они поедут и посмотрят материалы отвода. Если они соответствуют, то мы их утвердим. Когда говорят, что комитет не дает развиваться лесной отрасли, в корне неверно. Те объемы, которые комитет утверждает, фактически наши лесопользователи осваивают на 20%. Хотя институт долгосрочного лесопользования был введен в 2004 году, но за 12 лет лесопользователи не вложились в развитие своей базы. Технику не купили, а лес они продают. Мы призываем развивать глубокую переработку в Казахстане, потому что рынки сбыта здесь большие. Наши уважаемые ассоциация и Национальная палата предпринимателей должны в этом направлении работать. А не обвинять комитет, что мы не даем рубить. Леса у нас государственные, несут водоохранную и почвозащитную функцию. Это экологические леса. Их нельзя рассматривать как средство наживы и зарабатывания денег. Любые поправки, которые предлагают коллеги, оппоненты, нужно рассматривать с точки зрения экологии».

Ольга Ушакова, ВКО