Услышит ли новое-старое министерство Казахстана голоса молодых ученых?

1488

Какое будущее у казахстанской науки, как стать ученым и почему гранты выдают не под все проекты – подробнее в материале.  

Услышит ли новое-старое министерство Казахстана голоса молодых ученых?

Выступая на юбилейной сессии Национальной академии наук, глава государства отметил, что в последние годы в системе науки происходят значительные изменения, в том числе принята Концепция развития науки до 2026 года. Чем живут и что творят молодые казахстанские ученые, интересовался inbusiness.kz.

"Сейчас в стране более 22 тысяч ученых. Это не так много по сравнению с тем, что было 30 лет назад. Низкая и нестабильная заработная плата привела к резкому снижению кадрового потенциала в этой сфере. Положение институтов, занимающихся фундаментальными науками, было крайне тяжелым. Мы ставим перед собой такие цели, как увеличение числа ученых, укрепление научной экосистемы. Также в центре внимания будет повышение коммерческой эффективности научных открытий и совершенствование системы управления наукой", – отметил Токаев, надо полагать, прямо намекая, что будущее за молодыми.

Ученый – ты кто?

Что мы знаем о жизни ученых? Не много. Что-то изобретают, пишут научные статьи и куда-то двигают науку – такое обывательское мнение. Прямое предназначение науки – производство новых знаний во всех областях. По данным Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК, с 1991 по 2000 год количество научных сотрудников в стране сократилось почти вдвое: с 27,6 тыс. до 14,8 тыс. человек. Это привело к общему снижению результативности казахстанской науки.

По итогам 2021 года в сфере науки трудятся 9200 молодых сотрудников. Большинство из них учились в зарубежных вузах и вернулись домой, чтобы двигать науку. Среди них и идейный вдохновитель объединения молоды ученых Асия Ермухамбетова, которая в одном из интервью отметила: чтобы у молодого поколения появился интерес к науке, необходимо повышать статус ученого в Казахстане.

"Без научной начинки мы можем только "копировать" и заниматься трансфертом, то есть догонять развитые страны. Принципиально новые продукты можно генерировать только с научным багажом", – считает Асия Ермухамбетова.

К слову, среди тех, кто принимал участие в разработке отечественной вакцины QazVac, и молодой ученый Руслан Абитаев, работающий в лаборатории контроля, технологии биопрепаратов и проверяет вакцины на безопасность и иммуногенность.

Во что обходятся ученые бюджету?

По данным президента АО "НЦГНТЭ" Адила Ибраева, важным индикатором эффективности науки, как отрасли экономики, являются внутренние затраты на научные исследования и опытно-конструкторские работы (НИОКР), показывающие объем выполненных работ в этой сфере. Данный показатель составил 82,3 млрд тенге в 2019 году, 89,0 млрд тенге в 2020 году, в 2021 году внутренние затраты на НИОКР достигли 109,3 млрд тенге. Рост как будто налицо.

"Если рассматривать долю внутренних затрат на НИОКР через процентное соотношение к валовому внутреннему продукту (ВВП), то в 2019 году этот показатель составил 0,12%, в 2020 году доля внутренних затрат на НИОКР в ВВП составила 0,13%, в 2021 году внутренние затраты на НИОКР также не превысили 0,13% от ВВП. Учитывая, что, по данным Нацбанка РК, инфляция в Казахстане в марте текущего года достигла пикового значения с сентября 2016 года, ускорившись за месяц с 8,7% до 12%, можно прогнозировать, что значительная часть будущих затрат на НИОКР будет "съедена" инфляцией. Увеличение затрат на НИОКР может стать тяжелой нагрузкой для бюджета, и до желаемого 1% от ВВП нам еще очень далеко", – отмечает эксперт.

Входной билет в науку

Молодой вице-провост (проректор) Университета Нархоз Кайрат Молдашев подсчитал, сколько необходимо потратить лет жизни, чтобы только получить входной билет в науку, получив степень PhD.

"Для этого необходимо отучиться 4 года на бакалавра, 2 года магистратуры и не менее 3 лет на PhD. И, чтобы более или менее состоялся, необходимо еще пару-тройку лет. В итоге получается проект длиною в 12 лет. При этом уровень подготовки у нас несколько страдает, поэтому среди требований к ученым, чтобы их публикации выходили в зарубежных изданиях. Получается, нет доверия к нашим диссоветам. Необходима апробация проектов на международном уровне. У нас и грантов на PhD мало, и по "Болашаку" мало отправляют. Я сам уезжал учиться в 2011 году по данной программе, нас было всего девять человек. Сейчас чуть больше, но надо минимум сотнями отправлять получать степень PhD за рубежом и создавать условия для адаптации по приезду. Эти инвестиции с лихвой окупятся за счет коммерциализации и экспорта образовательных услуг в будущем. Есть хороший пример Малайзии в этом плане", – считает Кайрат Молдашев.

К слову, молодой ученый – это до 40 лет. Профессорская зарплата в госвузах около 400 тыс. тенге, соответственно, доцент – до 300 тыс. тенге. В частных вузах примерно также или меньше, если не брать в расчет вузы типа КИМЭП или СДУ, там она выше.

В 2018 году молодые ученые Казахстана создали свое объединение Young Researchers Alliance для сотрудничества и решения проблемных вопросов. А главное, сделать науку более привлекательной. Возглавляет его Асия Ермухамбетова, получившая степени PhD в Великобритании.  К слову, именно западный опыт и подтолкнул ее к созданию данного объединения, которое принимает активное участие в разработке предложений для развития науки в стране. И то, что вчера находилось на стадии обсуждения, сегодня удалось внедрить. Например, конкурс на получение грантов для молодых ученых.

Грант. Это сколько?

Одной из причин, сплотивших молодых ученых, были выделяемые гранты в 2018 году. Речь шла о непрозрачности и субъективности. Тогда же молодые люди обратились к главе государств. Сегодня ситуация изменилась. Во всяком случае, стала более прозрачна. Так вот, согласно конкурсной документации, утвержденной министерством образования и науки, на 2022- 2024 годы молодым ученым выделяется грантов на 9 млрд тенге. На что их можно потратить? На проекты в области энергетики и машиностроения, рационального использования водных ресурсов, животного и растительного мира и прочее. Сумма запрашиваемого финансирования не более 25 млн, а на проекты в области социальных, гуманитарных наук и искусства не более 18 млн в год.

"Поскольку я работаю в области социально-гуманитарных наук, в частности, исследуем, как отреагировали казахстанские вузы на вызовы пандемии и о постпандемических стратегиях развития высшего образования. Так вот, на три года наша команда из восьми человек получила около 50 млн тенге. На что они пойдут. Это опросы, глубинные интервью, фокус-группы, зарубежные консультанты, командировки, тренинги, зарплата – в среднем 100-120 тыс. тенге и прочее", – уточнил Кайрат Молдашев.

Для молодых ученых, подающих на грант в сфере социально-гуманитарных наук, лимит финансирования на три года определен суммой до 54 млн тенге, для общего конкурса – около 70 млн тенге. К слову, в науке потенциал ученого измеряется количеством публикаций, прежде всего в международных изданиях.

"Если говорить о важности научных исследований, то они неоспоримы. Например, чиновники или министерство принимают какое-то решение по определенной теме, для этого необходимо опираться на какие-то выводы, эмпирические вычисления, исследования в той или иной области. Именно этим и занимаются ученые", – резюмирует профессор.

По мнению Асии Ермухамбетовой, если раньше на сумму гранта можно было купить кое-какое оборудование, то теперь даже исходя из программно-целевого финансирования мало на что хватает, написала она на своей страничке в Facebook.

"Обещанный 1% ВВП на науку к 2025-му кажется слишком призрачным, учитывая, что рост с 0,12 в 2019-м составляет менее 0,01. И учитывая постоянно растущий курс доллара к тенге", – отметила ученый.

При этом она отмечает, что в стране все еще критически мало ученых мирового уровня или просто хороших ученых.

"Научная среда очень маленькая, и практически все друг друга знают/конкурируют за небольшое финансирование. И у нас не Япония иметь по несколько дорогостоящих одинаковых лабораторий на один университет. Лаборатории совместного доступа хоть и провалили когда-то этот проект, но именно сейчас он вполне возможен, реализуем и востребован. Даже в моем богатом альма-матер Университетском Колледже Лондона мы использовали дорогие микроскопы, томографы и прочее совместно с другими университетами "Рассел групп", – отмечает Асия.

По недостаточности финансирования науки соглашается и Кайрат Молдашев:

"Несмотря на позитивные сдвиги в плане увеличения финансирования, этот вопрос еще не решен. Даже если в науку идут люди увлеченные,  нужен определенный минимум, чтобы позволить себе содержать семью и спокойно работать на бытовые вопросы, не отвлекаясь. А популяризацией науки мы уже занимаемся, и это в наших же интересах – привлекать новые кадры".

Возможно, новое-старое министерство услышит голос молодых.

Марина Попова