/img/tv1.svg
RU KZ
В поисках защитников бизнеса

В поисках защитников бизнеса

Депутаты недовольны работой казахстанских представителей в интеграционных объединениях.

13:40 07 Февраль 2018 3523

В поисках защитников бизнеса

Автор:

Ирина Севостьянова

На пленарном заседании мажилиса в среду депутаты рассматривали проект Закона «О ратификации соглашения о порядке добровольного согласования государствами – членами Евразийского экономического союза с Евразийской экономической комиссией специфических субсидий в отношении промышленных товаров и проведения Евразийской экономической комиссией разбирательств, связанных с предоставлением государствами – членами ЕАЭС специфических субсидий». 

Этот документ четко оговаривает возможность поддержки тех или иных отраслей и отдельных предприятий стран – членов интеграционного объединения и устанавливает не менее жесткие запреты на одностороннюю поддержку каких-либо секторов экономики со стороны одного из государств. 

«Мы работаем на общем товарном рынке, наши границы открыты, мы не применяем тарифных/нетарифных мер, поэтому конкуренция должна быть обеспечена полностью. Если кто-то начнет пересубсидировать свою промышленность, значит, другие страны будут от этого страдать. Именно поэтому идет кооперация – в соглашении написано: если три и более страны реализуют совместный проект, их можно субсидировать. И тогда под один из критериев допустимости промышленной специфической субсидии это подпадает. Именно для того, чтобы проекты по промышленной кооперации внутри ЕАЭС не тормозились», – объяснял депутатам министр национальной экономики Тимур Сулейменов. 

Соглашение определяет, что считать специфической субсидией (она выдается определенным предприятиям (группе предприятий), промышленному сектору (группе секторов: автопром, легпром, металлургия и так далее), определенному географическому региону), а также что является запрещенной субсидией (предоставление которых связано с экспортом продукции и поощрением использования местных товаров по отношению к импортируемым (импортозамещающие субсидии), а также субсидии, которые приводят к негативному влиянию на торговлю в стране-импортере).

Также соглашение четко регламентирует порядок добровольного согласования государствами – членами ЕАЭС с Евразийской экономической комиссией специфических субсидий в отношении промышленных товаров. Для этого, в частности, государство – член ЕАЭС направляет в комиссию соответствующее заявление. При этом в соглашении прописывается 15 критериев допустимости субсидии. В их числе малозначимость субсидии (до 100 тысяч долларов одному получателю); реализация совместного проекта, предусматривающего производство продукции, которая не производится или производится на таможенной территории союза в недостаточном количестве; если субсидия направлена на проведение НИОКР, в том числе совместных с целью стимулирования высокотехнологических производств; если субсидия направлена на осуществление инновационной деятельности и ряд других. Если специфическая субсидия содержит признаки запрещенных, то она не согласовывается комиссией. Если специфическая субсидия не подпадает под критерии допустимости и недопустимости, то решение о согласовании такой субсидии не принимается. При этом, учитывая возможные изменения практики субсидирования, государство-член имеет право инициировать разработку нового критерия допустимости, который будет утверждаться решением Межправсовета.

Также соглашением закрепляется порядок проведения Евразийской экономической комиссией разбирательств, связанных с предоставлением государствами – членами ЕАЭС специфических субсидий. Так, само разбирательство будет проводить комиссия, как независимый арбитр. Такой подход позволит обеспечить объективное и всестороннее рассмотрение спорных вопросов. По итогам разбирательства комиссией принимается обязательное для исполнения государствами-членами решение.

«При установлении факта наличия ущерба в отношении согласованных субсидий субсидирующее государство прекращает предоставлять такие субсидии. В этом случае компенсирующие меры не вводятся.

В отношении несогласованных субсидий государство, терпящее ущерб, может направить субсидирующему государству заявление о введении компенсирующей меры либо найти другое приемлемое решение в рамках двусторонних консультаций», – объяснил Тимур Сулейменов. 

Он пояснил, что при разработке соглашения за основу брался опыт Европейского союза. В частности, еще в 2001 году Евросоюз принимал решение о введении малозначительных субсидий для поддержки предприятий с лимитом в 200 тысяч евро. 

«Исходя из того, что по паритету покупательной способности наша экономика по части ВВП на душу населения и ВВП общего отстает, к сожалению, от Евросоюза, нами взят за базу критерий в 100 тысяч долларов. Второе – мы учитывали те нормы субсидирования, которые существуют у нас в стране. В частности, в прошлом году была запущена программа продуктивной занятости и массового предпринимательства, там предпринимателю доступны кредиты в размере до 18-19 миллионов тенге. Соответственно, для того чтобы эти кредиты не считались специфическими, и наши предприниматели не должны были нам писать, и мы не должны были согласовывать с комиссией либо с другими государствами выделение таких кредитов, поэтому поставили такую весомую планку», – объяснил министр. 

Депутаты же, обсуждая соглашение, обратили внимание на другой аспект, который ставит в проигрышное положение отечественный бизнес. Так, Азат Перуашев напомнил, что фракция «Ак жол» уже не раз поднимала вопрос «о, мягко говоря, слабой работе наших чиновников по отстаиванию национальных экономических интересов, интересов наших предприятий в рамках ЕЭК». Его поддержал и председатель мажилиса Нурлан Нигматулин, заявив, что «наши чиновники сегодня в полной мере защищают права и законные интересы отечественных производителей в рамках ЕАЭС». 

«Приведу пример: сейчас на рынке обсуждается очень активно одна проблема – проблема того, что российские производители сейчас беспрепятственно экспортируют в нашу страну около 700 тысяч тонн цемента ежегодно. А казахстанские предприятия при поставках того же цемента в РФ испытывают серьезные трудности. А все из-за того, что наши представители в интеграционных органах своевременно не отреагировали на введение в РФ новых стандартов, на введение новых правил сертификации экспортируемого цемента. Не проинформировали, не перестроили подходы оценочных критериев с нашей стороны, поставив тем самым наших производителей в, мягко говоря, невыгодные условия. Естественный вопрос: а чем они там занимаются? Содержатся за государственные деньги, в том числе и за средства налогоплательщиков, тех же бизнесменов. Сейчас динамичное время, сейчас если наши чиновники будут продолжать работать в таком спящем режиме, то отечественный бизнес будет нести очень серьезные убытки. Вы сами, Тимур Муратович, работали министром ЕЭК и, когда Вы там работали, когда членами комиссии были Даниал Кенжетаевич (Ахметов), Нурлан Алдабергенов, честно говоря, мы чувствовали активную работу наших представителей. (…) Была важная, оперативная, профессиональная работа. Так и должны работать наши представители в интеграционных структурах. К сожалению, сейчас мы этого практически не видим. Присутствия чиновника должно быть мало в малом и среднем бизнесе, и много – в отстаивании национальных интересов», – подчеркнул председатель палаты.  

Спорить с этим министр не стал, лишь кивнув в ответ на резкие замечания депутатов. Законопроект же мажилисмены в итоге одобрили и направили на рассмотрение в сенат. 

Ирина Севостьянова