RU KZ
Виталий Несис: «Мы прогнозируем рост цен на золото»

Виталий Несис: «Мы прогнозируем рост цен на золото»

20:26 19 Июнь 2016 3326

Виталий Несис: «Мы прогнозируем рост цен на золото»

Автор:

Алексей Банцикин

 Компания Polymetal International рискует, но выигрывает.

Семь лет назад группа Polymetal International plc приступила к разработке крупного золотоносного месторождения Варваринское в Казахстане. Затем было объявлено о приобретении месторождений Кызыл и Комаринское. Примечательно, что все три сделки проходили в условиях резкого снижения мировых биржевых цен на золото.

О стратегии золотодобывающих компаний в непростое время волатильности цен на металлы abctv.kz рассказал главный исполнительный директор Polymetal International Виталий Несис.

- Виталий Натанович, сегодня на планете немало выгодных объектов инвестиций. Чем Казахстан привлек внимание «Полиметалла»?

- Я считаю, что Казахстан – это одна и лучших юрисдикций в мире, с точки зрения инвестиционной привлекательности горно-металлургического комплекса. В частности, доступность долгосрочного кредитного финансирования для горнорудных проектов в Казахстане существенно лучше, чем даже в России из-за геополитической обстановки. Мой нынешний визит в вашу страну и участие в представительном форуме Astana Mining & Metallurgy продиктован намерением донести тезис об этой привлекательности широким кругам отраслевой общественности. Ну, а для компаний, которые уже присутствуют в Казахстане, это прекрасная возможность рассказать представителям государства, СМИ о текущей деятельности о планах и соответствии их общей стратегии развития страны.

- Золотодобыча сегодня переживает не самые лучшие времена: слишком велика волатильность цен на благородный металл. В связи с этим, как вы оцениваете дальнейшие перспективы развития отрасли?

- На самом деле 2015 год стал периодом пика в мировом производстве золота. А поскольку это циклический процесс, насыщение рынка спровоцировало падение цен. Мы эту тенденцию наблюдаем регулярно, но не считаем снижение цен на золото долгосрочным трендом. И вот почему. Несмотря на падение цен, отрасль продолжала наращивать объемы производства. Однако уже в этом году большинство экспертов ожидает значительного снижения. И, с моей точки зрения, это будет началом новой тенденции роста цен. В этих условиях компании, которые продолжали инвестировать в развитие сырьевой базы и в создание новых производств окажутся более подготовленными к новому скачку. Более того, именно они смогут получить максимальную выгоду от новой тенденции роста. Я отношу «Полиметалл» именно к таким компаниям. Мы продолжали инвестировать, невзирая на падение цен на золото в предыдущие три года, в том числе очень активно инвестировали в Казахстан. Поэтому для нас вполне естественно глобальное падение производства, а восстановление роста – положительная тенденция.

- Какие цены на золото вы прогнозируете в этом году?

- Я думаю, что во втором полугодии этого года цены удержатся на уровне 1250-1300 долларов за унцию. Однако оговорюсь: краткосрочные прогнозы наиболее трудные. Я более уверен в среднесрочной положительной перспективе: думаю, что цены должны подняться до уровня 1500 долларов за унцию. Это приблизительно тот уровень, который обеспечивает адекватную инвестиционную привлекательность новых проектов добычи золота. Пока этот уровень не будет достигнут, объемы производства продолжат падать. Когда мировые цены выйдут на отметку 1500 долларов – это вопрос времени.

- Компания Polymetal International вошла в Казахстан в 2009 году. Оправдались ли ваши ожидания?

- Наше решение об инвестировании в Казахстан не было спонтанным. Перед тем, как войти в вашу страну мы внимательно изучали бизнес-климат и отраслевые тенденции, протекавшие в стране на протяжении пяти лет. Поэтому мы достаточно хорошо себе представляли, что такое работать в Казахстане, и наши ожидания никоим образом не были обмануты. Все позитивные аспекты Казахстана, как инвестиционной юрисдикции, полностью оправдались. Именно поэтому мы в 2014 году решили увеличить присутствие в Казахстане и приобрели проект Кызыл. В этом году мы продолжаем расширяться в стране и надеемся в ближайшем будущем закрыть сделку по приобретению месторождения Комаровское. Нам в Казахстане работать комфортно. Здесь понятная, предсказуемая и дружественная среда регулирования, существенные позитивные изменения в законодательстве. Мы очень надеемся, что в Казахстане мы продолжим развиваться и расти.

- То есть с властями, и госорганами-регуляторами у вас нормальные отношения?

- Не просто нормальные, а конструктивные.

- В 2009 году вы приобрели месторождение Варваринское, где были свои сложности. Что сейчас представляет собой это месторождение?

- Сейчас Варваринское трансформируется из одиночного месторождения в горнорудный хаб, то есть, в процессинговый центр. Собственная сырьевая база, как это неизбежно бывает в горнорудных активах, начинает истощаться. Поэтому мы на базе перерабатывающих мощностей предприятия начали переработку руд других месторождений. Я думаю, что перспективы у Варваринского замечательные - это прибыльный актив. С учетом вовлечения в переработку руды с месторождения Комаровское и других месторождений, мы планируем в 2017-2018 году увеличить здесь объемы производства, как минимум, в полтора раза, по сравнению с 2015-м годом.

- Что означает «истощение сырьевой базы»? Говорили, что там 1 грамм на тонну руды?

- Руда, конечно же, бедная. Но условия добычи благоприятные, условия переработки тоже очень хорошие. Я бы использовал другой термин – не «истощается», а «предсказуемо ухудшается». А что касается полного истощения месторождения, то до него еще 15-20 лет, как минимум. Другое дело, что нам для того, чтобы оставаться на том же уровне, надо двигаться еще быстрее. И увеличение сторонних источников сырья в переработке – это как раз ответ на неизбежное сокращение содержания собственного сырья Варваринского. Это глобальная тенденция - через этот этап проходит каждое месторождение в мире. Вопрос заключается в том, как ответить на этот вызов. Традиционный ответ – строительство новых объектов, увеличение перерабатывающих мощностей – возможен, но требует интенсивных капитальных вложений, что, с нашей точки зрения, в нынешних отраслевых условиях неэффективно. Наш ответ – создание процессинговых хабов и вовлечение в отработку близлежащих мелких и средних месторождений. Это ответ более оперативный, менее интенсивный с точки зрения капвложений и, как следствие, более простой и прибыльный для недропользователя и для государства, как получателя налоговых платежей.

- Второй актив - достаточно уникальное месторождение Кызыл вы приобрели в 2014 году, но боролись за него почти 10 лет…

- Мы за него не боролись, мы к нему присматривались. Актив этот уникальный и не только в масштабах Казахстана или бывшего Советского Союза. Это месторождение уникально в мировом масштабе. Мы о нем мечтали, и когда в 2014 году получили возможность приобрести, были очень рады. Для нас Кызыл – это возможность повышения статуса. Из компании регионального уровня, мы стали игроком рынка, которого знают и признают на мировом уровне.

- Насколько вы прирастили запасы компании?

- На 50 процентов. Это не только количественный рост. Улучшилось и качество сырьевой базы. И, самое главное, у Кызыла прекрасные перспективы по дальнейшему росту сырьевой базы - это месторождение, которое, я уверен, будет работать, как минимум, 30, а, скорее всего, 50 лет. Понятно, что долгосрочная перспектива исключительно важна и для компании, и для инвесторов. Поэтому Кызыл - это, можно сказать, королевская драгоценность на поле месторождений Polymetal.

- В 2018 году вы планируете выйти на полную мощность - у вас уже выстроен процесс ввода в эксплуатацию?

- В 2018 году мы планируем запуститься, получить первый продукт - золотосодержащий концентрат и сплав Доре - и выйти на полную мощность в 2019-ом.

- Где вы планируете перерабатывать концентрат?

- Частично на собственных мощностях в России, частично продавать в Китай. В Китай пойдет концентрат с высоким содержанием мышьяка - самый неблагополучный в экологическом отношении. Но после переработки концентрата в России сплав Доре будет возвращаться в Казахстан для окончательной, финальной стадии переработки на аффинажных заводах республики. Скорее всего, это будет наш надежный партнер ТОО «Тау Кен Алтын». Мы будем соответствовать государственной политике, которая заключается в максимальном получении готовой продукции с высокой долей добавленной стоимости на территории Казахстана.

- А планов по строительству завода по глубокой переработке вы пока не рассматриваете?

- Это будет вторая стадия развития проекта. На самом деле мы первоначально планировали такое дальнейшее развитие перерабатывающих мощностей. Это довольно инвестиционно емкий проект, и мы обязательно к нему вернемся, но только после выхода Кызыла на полную мощность. Почему? Потому, что с учетом нынешней финансовой ситуации даже те инвестиции, которые нам надо сделать в первую стадию Кызыла – около 350 млн долларов – это достаточно большие ресурсы. Особенно с учетом того, что мы полностью полагаемся только на свои силы, и инвестиционной поддержки от государства не получаем.

- Совсем скоро вы станете владельцем еще одного актива в Казахстане. Насколько известно, это месторождение в Костанайской области, недалеко от города Житикара?

- Да. Месторождение Комаровское известно достаточно давно. Мы о нем знали фактически с момента приобретения Варваринского. И опять-таки очень рады, что логика внутреннего развития привела к тому, что мы станем его собственниками. Но я глубоко убежден, что строительство самостоятельных перерабатывающих мощностей на этом месторождении не оправдано. Оно просто не обладает достаточным масштабом, и вопрос переработки существенно ограничен тем, что рядом город и другие промышленные предприятия. При этом транспортная инфраструктура замечательная - есть возможность перевозить руду на Варваринское, в достаточно больших объемах и дешево, увеличив при этом загрузку «Казакстан темир жолы». Соответственно, я вижу будущее Комаровского как интегральной части Варваринского хаба, и уверен в том, что после закрытия сделки мы не менее, чем через 12 месяцев сможем вывести месторождение на проектные объемы, которые сейчас планируем на уровне, примерно, двух тонн золота в год.

- В прошлом году в Казахстане были выставлены на открытый аукцион 49 месторождений, и 46 из них продали. В этом году власти планируют продолжить практику открытых аукционов, и, насколько нам известно, есть намерение выставить 100 новых проектов. Есть у вашей компании интересы к такому приобретению активов и насколько этот аукцион прозрачен?

- Аукцион является, наверное, наиболее прозрачной формой продажи активов. Мы внимательно следим за проводимыми аукционами, и будем в них участвовать по мере того, как будут появляться объекты, географически привязанные к нашим активам – либо в Восточном Казахстане, либо в Костанайской области. Пока в основном аукционы концентрировались на Центральном Казахстане, где нашего присутствия еще нет. Когда будет что-то поближе, мы обязательно на это посмотрим. Но вообще, помимо аукционов, я всячески приветствую идеологию развития законодательства в Казахстане в части новых площадей для геологоразведки - то есть, предоставление территорий под разведку по принципу «первый пришел – первый получил».

- Сейчас в Акмолинской области нарезают большие участки для геологоразведки. Вам это интересно?

- Ну, конкретно в этом регионе, наверное, нет – повторюсь, здесь другая география. Но, как я надеюсь, данный режим будет распространен на территорию всей страны. И тогда, я не сомневаюсь, мы практически немедленно подадим заявки на многие десятки единичных двухкилометровых блоков. Казахстан после оперативного введения режима лицензирования, несомненно, станет лидером в плане масштабной геологоразведки во всей Евразии. Отмечу, именно отсутствие разумного режима предоставления разведочных участков является основным сдерживающим фактором в объемах геологоразведки как в Казахстане, так и в России. У Казахстана сейчас есть прекрасный шанс стать лидером геологоразведки как в Евразийском экономическом сообществе, так и во всей Евразии в целом.

- С точки зрения законодательства о недрах в Казахстане работать легче, чем в России?

- В принципе, пока сравнимо. Но недавние инициативы в Казахстане, из которых я бы хотел выделить две: режим предоставления геологоразведочных участков и переход на международные стандарты отчетности по ресурсам и резервам – внушают новые надежды. После того, как Казахстан проведет эти реформы, можно будет однозначно сказать, что Россия останется далеко позади в плане регуляторного аспекта.

- Так как вы уже много лет работаете в Казахстане, наверняка есть месторождения, которые вы уже присмотрели. Если это не коммерческая тайна, можете ли вы о них рассказать?

- Помимо команд на предприятиях у нас сформирована очень мощная команда, которая занимается Казахстаном в целом. Это организация «Полиметалл Евразия», которая базируется в Астане. Здесь работают различные специалисты: геологи, юристы, инженеры и прочие. Мы постоянно смотрим на растущее число возможностей в Казахстане. Повторюсь, мы продолжаем считать, что страна очень привлекательна с точки зрения инвестиций. Поэтому есть определенные планы… Я пока про них говорить не буду: как говорится, «деньги любят тишину». Но я надеюсь, что, когда мы с вами встретимся в следующем году или же через два года, портфель активов «Полиметалла» в Казахстане будет больше, чем сейчас.

- Вы упомянули о специалистах. Это местные кадры?

- На 99 процентов персонал на наших предприятиях в Казахстане формируется из местных специалистов. Более того, сейчас заметна интересная тенденция: большое число казахстанцев работало на наших активах на Дальнем Востоке. Сегодня, по возвращению на родину, они уже обогатившись опытом работы в «Полиметалле», продолжают деятельность в Казахстане. Местные кадры с опытом работы в нашей компании – это лучшее, что можно желать. Однозначно, мы делаем ставку на казахстанских специалистов и будем придерживаться этого правила в будущем.

Юлия Валиахметова, Алексей Банцикин