/img/tv1.svg
RU KZ
Вместо конкуренции на рынках сложилась олигополия

Вместо конкуренции на рынках сложилась олигополия

Бакытжан Сагинтаев потребовал от Куандыка Бишимбаева не рассуждать, а действовать. 

18:13 08 Ноябрь 2016 4852

Вместо конкуренции на рынках сложилась олигополия

Автор:

Ирина Севостьянова

Развитию конкуренции мешает отраслевое законодательство. К такому выводу пришли в профильном ведомстве, однако с подходами к решению проблемы пока осторожничают.

Министр национальной экономики Куандык Бишимбаев в ходе заседания правительства заявил, что сегодня «в Казахстане создано антимонопольное законодательство соответствующее стандартам ОЭСР, однако уровень конкуренции и свободы рынка все еще остается низким».

«Причина такого положения, кроется в нормах отраслевого законодательства, которое зачастую ограничивает конкурентное поле в отрасли. В результате, на базовых рынках законодательно есть барьеры для входа новых игроков – административные, технические, экономические и другие», - констатировал господин Бишимбаев.

Например, на рынке электроэнергетики, несмотря на принятое в развитие конкуренции решение разделить РЭКи и ЭСО (энергоснабжающие организации), ожидаемого повышения конкуренции, когда каждый потребитель может выбирать любого поставщика, так и не произошло.

«Наш базовый закон допускает вертикально интегрированную структуру рынка электроэнергии, когда производство, передача и снабжение находятся в одной компании. Тогда как во многих странах мира эти структуры заставляют разделяться. Они функционируют как независящие друг от друга юридические лица. В итоге, это создает барьеры для входа нового ЭСО на рынок, так как им необходимо наличие договоров на покупку электроэнергии, передачу электроэнергии. Но если эта ниша занята вертикально-интегрированной компанией, то независимые ЭСО, безусловно, изначально поставлены в неравное положение», - обозначил проблему глава миннацэкономики.

Проблемой остается ситуация и на рынке угля, где благодаря активной деятельности посреднических структур цена для конечного потребителя увеличивается в два-три раза. «Данное обстоятельство обусловлено наличием многоуровневой посреднической структурой поставщиков, зачастую не имеющих никаких активов. При этом, действуют схемы продажи крупных партий еще недобытого угля на товарной бирже сразу одним лотом. Есть ограничения доступа к ресурсам товарной биржи для коммунально-бытовых потребителей, на которой установлен порог приобретения партий угля в размере не менее 3000 тонн, что является явно завышенным показателем», - констатировал господин Бишимбаев.

В этой связи, предположил он, «возможно, назрела необходимость разработки в Казахстане соответствующего закона, в рамках которого будет обеспечена прозрачность посреднических структур и ценообразования».

Примеров по ограничению конкуренции в отраслевых законах министр нашел немало. В их числе закон «О газе и газоснабжении», который закрепляет монополию на покупку газа; закон «О железнодорожном транспорте», благодаря которому функционирует единый Национальный перевозчик; закон «Об электроэнергетике», в котором отсутствуют запреты на вертикально интегрированные структуры (от производства до снабжения).

«Даже закон «О кредитных бюро и формировании кредитных историй в Республике Казахстан» - регламентирует деятельность единственной специализированной организации по формированию кредитных историй и предоставлению кредитных отчетов. В этой связи считаем, что необходима ревизия отраслевых законов, направленная на изменения структуры отраслей и развития конкуренции. Безусловно, эту работу надо проводить постепенно, поскольку потребуется глубокое реформирование самих базовых отраслей», - заявил господин Бишимбаев.

Кроме того, казахстанские товарные рынки характеризуются высокой концентрацией. Так,  лишь 4,3% товарных рынков – умеренно концентрированные, тогда как 95,7% – высококонцентрированные, особенно в базовых отраслях, где доля ТЭК - 48,5%, промышленности - 17,6%, АПК - 16,2%, финансов - 8,8%, иных рынков - 8,8%. На таких базовых рынках, как грузовые и пассажирские перевозки, авиаперевозки, электроэнергетика, угольная промышленность, переработка и снабжение нефтепродуктами, производство сахара, действуют 3-4 крупных доминирующих структуры. «В целом текущую ситуацию в конкурентной среде можно охарактеризовать как олигопольная структура рынков, - сказал министр. - Следует отметить, что концентрированные рынки не дают развиваться МСБ, потому что фактически к ним нет доступа. Не работают инструменты аутсорсинга, развития вспомогательных производств и сферы услуг. Здесь наша основная задача – способствовать расконцентрации этих рынков, опять-таки через постепенное изменение структуры отрасли и отраслевого законодательства».

Однако с реформами отраслевого законодательства не все так просто. Вице-министр энергетики Магзум Мирзагалиев обратил внимание, что в стране сегодня действует порядка 250 энергоснабжающих организаций, из них только 40 работают на регулируемом рынке, то есть они признаны доминантами, остальные работают в конкурентном рынке.

«Сегодня у нас, больше, наверное, проблем связанных с деятельностью энергопередающих организаций. Сегодня на рынке их порядка 160, из них только 40 в Карагандинской области. Их большое количество приводит к ограничению доступа к сетям, так как необходимо заключить договоры со всеми 40 энергопередающими организациями. Для решения задачи необходимо провести укрупнение энергопередающих организаций, этим сегодня наше министерство занимается. Проект закона уже разработан и находится на рассмотрении в правительстве», - сказал он.

В сфере газоснабжения действительно существует национальный оператор с монопольным правом покупки добываемого газа. Но, напомнил господин Мирзагалиев, газ является собственностью государства. Кроме того, поскольку газоснабжение – вопрос социальный, сегодня без нацоператора стране не обойтись. «Несомненно, в будущем этот вопрос необходимо рассматривать, но сегодня в действующей редакции это позволяет удержать цены на такой важный социальный товар как газ», - подчеркнул вице-министр.

Что касается угля, вице-министр согласился – посреднические структуры действительно значительно увеличивают стоимость. Меры вырабатывать минэнерго не против, но вот отдельное законодательство в этой сфере считает нецелесообразным. Зато готовое решение нашлось у бизнеса. Председатель правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Аблай Мырзахметов предложил ликвидировать посредников самым простым способом – убрав тендеры. «Если уголь биржевой товар, местным исполнительным органам разрешить напрямую без тендера покупать товар, потому что биржа уже установила среднюю цену, и тем самым избежать этого огромного количества посредников. Мне кажется, такая практика могла бы идти по всем биржевым товарам, чтобы исключить процесс тендеров», - считает он.

Резюме дискуссии подвел премьер-министр Бакытжан Сагинтаев. И он возмутился осторожностью и неконкретностью главы Миннацэкономики. «Мне не понравилась фраза, что «возможно назрела». Надо действовать, а не думать «возможно назрела» или «возможно не назрела еще». Глава государства поручил правительству создать условия для свободной здоровой конкуренции и усилить функции антимонопольного органа, это было сделано, вам дали все полномочия. Сегодня вы докладываете, что  уже работаете по стандартам ОЭСР. Но тогда действуйте! Очевидные вещи рассказываете, что есть проблема по углю. Сегодня, что ли, узнали об этом? Давным-давно известно об этом, почему не работаете, почему не действуете? Потому что всем выгодно! Или по электроэнергии сегодня только узнали, что такая ситуация? Общеизвестные вещи, надо предпринимать меры!» - заключил премьер.

Ирина Севостьянова