/img/tv1.svg
RU KZ
«Врагу не пожелаешь» – Раимбек Баталов – о том, как локдаун отразился на бизнесе и жизни

«Врагу не пожелаешь» – Раимбек Баталов – о том, как локдаун отразился на бизнесе и жизни

Участник списка влиятельных бизнесменов Казахстана поделился с inbusiness.kz своими мыслями о последствиях локдауна и откровенно рассказал, как пандемия изменила бизнес.

18:28 23 Сентябрь 2020 28314

«Врагу не пожелаешь» – Раимбек Баталов – о том, как локдаун отразился на бизнесе и жизни

Автор:

Катерина Клеменкова

Пандемия сделала плохо всей экономике. Сейчас Raimbek, как и другие казахстанские компании, переживает непростые времена. На фоне падения нефти и роста доллара локдаун стал испытанием. Inbusiness.kz поговорил с Раимбеком Баталовым о последствиях пандемии. На вопросы бизнесмен отвечал по «Скайпу».

«Рано судить о масштабах. У нас нет четких, актуализированных данных, и поэтому сейчас трудно сказать, что на самом деле произошло и какими будут последствия...» 

Тем не менее экономике уже пророчат мрачное будущее. По данным алматинского акимата, из-за жестких карантинных мер без доходов остались около 117 тысяч предпринимателей.

Как делать выводы, если нет нормальной рабочей статистики: кто работает, какие виды деятельности, где расположены объекты и так далее?  У нас за основу берутся данные неких опросов, а это, говоря простым языком, некорректная статистика. Через электронную платформу infokazakhstan или другие источники мы вынуждены узнавать, какой вообще бизнес у нас в том или ином районе работает. Вопрос первичных данных стоит очень остро.

То есть статистика не точная и в этом проблема?

Чтобы быть точным в оценках ситуации, нужны точные данные. Сейчас можно называть только примерные цифры.

А если примерно оценить ситуацию?

Если говорить с точки зрения бизнеса, то ситуация очень и очень непростая. По бизнес-центрам 30-40%, наверное, стояли без работы. Если взять HoReCa, то там все еще печальнее. На сегодняшний день возобновили работу приблизительно 50%, еще 15-20% думают – открываться им или нет. Доходы упали, а проблемы остались: проблемы аренды, заработной платы сотрудникам, элементарной оборотки и так далее. Как мне кажется, осень и зима покажут реальную картину.

Что же мы можем увидеть зимой?

Увидим, кто открылся, кто смог выжить. Малый бизнес, конечно, выживет. Я часто повторяю, что малый и микробизнес – как маленький ребенок: упадет, встанет и дальше побежал. Малый и микробизнес – это категория активных людей, легких на подъем. С кафешкой не получилось, ладно, попробую магазин. То есть эти люди все равно найдут какие-то другие темы для бизнеса. Это не просто «позитивный настрой», такова реальность. Я уверен, что предприниматели слеплены из определенного теста. Даже если устанут и полностью разочаруются, все равно сидеть сложа руки, без дела долго не смогут.  Поэтому я уверен, что малый бизнес в любом случае живет и жить будет.

То есть зимой мы увидим, как закрываются кафешки и открываются мини-кофейни, работающие только на вынос? Правильно поняла? Никаким локдауном бизнес не убить?

Скорее всего, зимой появятся какие-то новые темы. Будет больше онлайн-доставки, кухни кафе и ресторанов активнее заработают на вынос. В любом случае мы увидим, что бизнес будет меняться. Малый бизнес будет искать выходы. Модернизируются даже классические темы, такие как, например, HoReCa. Эта отрасль тоже будет меняться в сторону… допустим, сокращения площади – было на сто столиков, станет на десять. Будет что-то в таком ключе, мне так кажется.

Конечно, возникнет вопрос «коробочных» решений для малого бизнеса, посильных по деньгам. Будет спрос на профессиональные тренинги по ведению бизнеса, чтобы научиться работать не по тетрадке, а уже в современных учетных системах, где каждый день на собственном гаджете можно посмотреть выручку – сколько заработал сегодня и сколько вчера. Жизнь заставляет быть более эффективными, чтобы в этой сложной ситуации выжить.

Да, я считаю, что бизнес не убить, чтобы там ни говорили. Да, становится сложнее и сложнее. Но нет худа без добра.

Когда Raimbek столкнулся с реальностью локдауна, какой была первая реакция? Какие выходы искали, что думали делать?

Нам, как и всем остальным, было очень тяжело. Мы испытывали серьезнейшие трудности в связи с тем, что часть наших сотрудников живет за пределами города. И мы организовывали им временное жилье в городе.  Сняли квартиры, какие-то общежития и весь период карантина наши коллеги вынуждены были жить на съемных квартирах, вдали от своих семей. Та же самая проблема в области. У нас в поселке Отеген Батыра молочное производство и большинство сотрудников – горожане.

Второй момент – это передвижение по городу. Производить продукцию одно, но дальше ее нужно хранить, доставлять до точек, причем у нас есть скоропорт. В общем, тоже непростая была ситуация, связанная с разрешениями на перемещения. Пришлось работать в тесном контакте со штабом, с акиматом. Понятно, что было много организационных неурядиц, но, к счастью, большинство вопросов достаточно быстро в рабочем порядке решались.

Третий момент связан с каналами продаж. HoReCa вообще вся закрылась. Магазины у дома, супермаркеты тоже сначала закрылись, потом начали открываться. Это все дело лихорадило. Нам было непросто и до сих пор непросто, потому что выручка упала и это очень серьезно бьет по состоянию компании.

Вы говорили, что нет худа без добра …

Нам в каком-то смысле повезло, мы все-таки не стояли закрытыми, мы продолжали работать и производить продукты питания. Несложно было перевести на удаленку офис.    Мы уже давно рабочие процессы стали переводить в «цифру», и оказались готовы к тому, чтобы весь офис отправить в онлайн.

Пережить локдаун – это то, чего врагу не пожелаешь. Мощнейший стресс.

Локдаун нас подтолкнул на многие вещи, которые повысили эффективность. Те вопросы, решения которых откладывали, предпочитая двигаться по инерции, локдаун заставил решать очень быстро. Эта ситуация как бы всем сказала: «О'кей, ребята. Саботировать, втихаря что-то не выполнять, делать плохо уже нельзя». Мозг всем резко поправило. Морально это было очень сложно, но тем не менее, там, где работали пять человек, теперь трое справляются. Если есть плюсы в локдауне, то только вот это.

Предположим Вы были бы владельцем сети кинотеатров, что бы сейчас делали?

Невозможно чтобы пандемия была вечной, дождемся вакцины. Кинотеатры, как мне кажется, в любом случае будут востребованы. Кино мы любим, это один из видов семейного досуга.

Чтобы делал я? Возможно, законсервировал бы. Понятно, что здесь встает вопрос, сколько продержишься в консервации – сколько надо платить за аренду и сколько команде. Тут надо ждать и отслеживать тренды. Нужны ли будут большие кинотеатры в будущем? Может надо искать новые решения? Кинотеатр на открытом воздухе, или что-то такое. Но это опять дополнительные инвестиции. В закрытых помещениях сейчас сложно что-то придумать, но тем не менее, может быть найдутся идеи как использовать помещение. То есть нужно определиться – остаешься с кинотеатром или будешь искать какой-то другой вид деятельности.

Кинотеатры, хороший пример, также, как и фитнес-центры, и бассейны. Торговые центры открыли, там, где народу много, а бассейны не открыли.  Могли бы и бассейны открыть. Или кафешкам разрешили работать, а тренинг-центрам – нет.  Для меня очень многое казалось странным. Много было таких решений, которые противоречили логике и здравому смыслу. Не было четких процедур, цифр, регламента.

Сейчас, насколько я знаю, Досым Кыдырбаев пытается систематизировать этот вопрос с алматинским акиматом на случай второй волны пандемии и локдауна. Здесь очень важно подойти системно. Чтобы профессионалам санэпиднадзора не приходилось высасывать из пальца, какой бизнес открыть, а какой – нет. Если не будет прозрачности и четкого понимания, то неопределенность и несправедливость для бизнеса окажутся губительными. Когда похожий вид деятельности разрешают, а твой под запретом, это сильно раздражает.

Как, в наших условиях, сделать все честным и прозрачным? Подключить бизнес? Чтобы НПП, на равных с главным санврачом, участвовала в процессе?

Безусловно, такие организации как НПП или квази-акиматовские структуры, например Qoldaý, должны вести разъяснительную работу, но акимат все эти вещи должен обозначить.

Сейчас говорят о второй волне, причем в таких очень темных красках. Готовитесь?

Готовимся и считаем разные модели, но все они, к сожалению, неоптимистичные. Опять серьезное сокращение доходов, усложнение всех внутренних процессов, потому что будут ограничения и в передвижении и так далее. Офис – без проблем онлайн работает, но, сорри, мы не можем производство в онлайн перевести или хранить продукцию онлайн, и дронами доставлять пока не научились. Ко второй волне, как уже говорил и еще раз акцентирую, мы должны более систематизировано подойти, госорганы должны повысить свою эффективность и прозрачность решений. Иначе мы еще и кучу рабочих мест потеряем и бюджет опустеет.

Если, не дай Бог, будет еще один карантин, нельзя чтобы опять был психоз, чтобы всех лихорадочно, без разбора, закрывали. Гриппуем же каждый ноябрь-декабрь, не закрываемся и нормально все проходит.

Как считаете, должно ли государство помочь сотням тысяч предпринимателей, которые остались без доходов из-за карантина и в изоляции?

Я не считаю, что должно быть какое-то иждивенчество. Я уверен, что в первую очередь все зависит от предпринимателя. Включить мозги, отряхнуться от всех плохих настроений, и решить, что дальше делать. Второй вопрос, конечно, к государству, потому что все мы платим налоги. Третий вопрос к финансовым институтам, потому что без денег ничего не сделаешь.

Как независимый директор «Даму», одну из первых программ, которую я лично пробивал, это 6% кредитование малого и микробизнеса, с чеком до 5 млн, без залогов, и чтобы 85% гарантировало государство.

Ну и должны быть «коробочные» решения, если человек решил кофейню открыть, важно чтобы была информация как это сделать с минимальными рисками. Должны быть созданы условия чтобы бизнес мог развиваться. Должен быть результат, а все остальное – пустая болтовня.

А сколько потеряли Вы из-за локдауна и как планируете компенсировать? Повысить цены?

Потери мы вынуждены компенсировать из  разных источников – сокращение, оптимизация внутренних бизнес-процессов… А цены регулирует рынок.

Даже если мы хотим поднять цены на какую-то свою продукцию, мы понимаем – у нас конкурентная среда и это отрезвляет. Рано или поздно все поднимут цены, потому что курс доллара поменялся. Если год назад сырье покупали по курсу 370, то сейчас в среднем 420, ну вот как не поднять цены? Не сразу будем поднимать, а постепенно. Сейчас доходы у всех упали и поднимать цены бесполезно. Сейчас смотрим, какую продукцию можно сделать более дешевой, потому что чек упал, линейку будем расширять. Вот в этом направлении и работаем.

А как сильно упали доходы компании?

Приблизительно на 30%. Какие-то сегменты чуть выросли, какие-то упали, какие-то сократились вполовину.

Вся проблема заключается в том, что, к сожалению, за 30 лет мы диверсификации экономики не сделали. Все сырье везем импортное и для соков и даже сухое молоко. Мы используем его в молокосодержащих продуктах. Но местного сырья категорически не хватает. И до локдауна не хватало, а сейчас особенно. Самим, без инфраструктурной поддержки государства такую систему не построить. И это – серьезное ограничение развитию бизнеса.

Катерина Клеменкова

Подпишитесь на наш канал Telegram!