/img/tv1.svg
RU KZ
Жандос Пангереев: «Я мог сделать продукцию на 30-40% дешевле»

Жандос Пангереев: «Я мог сделать продукцию на 30-40% дешевле»

Гендиректор ТОО «Каспий плюс» рассказал о развитии машиностроения на фоне импортозамещения в Казахстане.

09:00 17 Январь 2018 6179

Жандос Пангереев: «Я мог сделать продукцию на 30-40% дешевле»

Автор:

Семен Данилов

Как от небольших крепежных сеток для местных шахт, исполненных в обычном автогараже, менее чем за 10 лет прийти к производству продукции, abctv.kz рассказал основатель и генеральный директор ТОО «Каспий плюс» Жандос Пангереев.

– Расскажите немного о Вашей компании, о том, как она была создана.

– Если вкратце, то компания создана в 2009 году. Можно сказать, что с нуля. Нас поддержала компания «Восход-Ориел». Первые заказы поступили оттуда. Сейчас компанией владеет турецкий инвестор Yildirim Group. Можно сказать, что за счет этой компании мы и возникли. Появилась возможность импортозамещения, потому что у них австралийская технология шахтной проходки, а это горнодобывающая компания. Многое оборудование было бы дешевле производить по возможности здесь.

– И какая продукция оказалась востребованной?

– Анкера для горнодобывающей промышленности, которые используются для крепежа проходки. Потом своими заказами нас поддержала компания «Шахтбау-Казахстан». Они являются подрядчиками АО «ТНК «Казхром». Для них мы изготавливаем систему крепления (арочная крепь), не уступающую по качеству импортной Pantex. Сейчас мы тесно сотрудничаем именно с Yildirim Group. Именно иностранцы помогли нам подняться на ноги и стать тем предприятием, которое вы видите. Мы сейчас для горнодобывающей промышленности изготавливаем более 300 наименований продукции, которая не уступает по качеству, но намного дешевле импортных аналогов. От небольших крепежных изделий до сложных агрегатов. Фактически мы занимаемся реальным импортозамещением.

– Вы решили производить все – от болтика до агрегата. Не легче ли было пойти по пути аутсорсинга и какие-то детали закупать или заказывать у другой компании?

– Да, многие компании сейчас делают упор на аутсорсинг. Но для нас это непозволительная роскошь. Что такое аутсорсинг? Взял заказ и перезаказал у другого поставщика или производителя. А я считаю, что это неправильно! Когда наступил кризис, то мы выживали за счет каких-то внутренних работ, то есть небольших локальных заказов. 

– Сейчас Ваше предприятие – одно из самых известных в Западном Казахстане и не только. За счет небольших заказов, наверное, вряд ли получилось бы. 

– Да, когда я начинал дело, с финансами было трудно. Мне знакомые говорили: «Делай как все – купи нефтевоз и перевози нефть». Но это не мое. Хоть я по образованию историк, мне нравится производить, а не жить по принципу «купи-продай».

– Так Вы гуманитарий?

– Да. Но люблю постучать молоточком, что-нибудь сделать. Мысль заняться производством у меня возникла в 2006 году. Свой бизнес я начинал в строительной сфере. Производил какие-то там кирпичи. Но с приходом кризиса, а именно строительный бизнес первым на себе ощущает все его «прелести», я понял, что нужно заниматься чем-то другим. Машиностроение – вот перспективный сектор экономики. Нужно заниматься импортозамещением. Ведь раньше абсолютно всю необходимую продукцию недропользователи завозили из Австралии, Италии и других стран. Все, что мы потребляем, но завозим извне, надо производить здесь. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что государству необходимо. Просто каждый должен заниматься своим делом.

Благодаря фонду «Даму» в 2013 году мы получили кредит под 7% годовых – это очень хорошая государственная поддержка и стимул для развития предприятия. На кредитные средства мы закупили оборудование, обучили рабочих. Мы не сидим сложа руки и не ждем, когда к нам придут и сделают заказ на ту или иную продукцию, сами ищем потенциальных заказчиков. Потихоньку наше предприятие развивается.

– Но это уже новейшая история Вашего предприятия. Вы ушли из строительного бизнеса и решили заняться машиностроением. С чего оно началось?

– В 2008 году я поставлял цемент компании «Восход-Ориел». Увидел там анкера для крепления горной выработки и задал вопрос себе: «Может быть, я начну их изготавливать?» Первые крепежные сетки начал производить в переоборудованном гараже. Вышел на Yildirim Group. Пришлось, конечно, какое-то время стучаться в дверь. Но знаете, в конечном итоге они меня поддержали!

Свой первый станок, конечно же, бывший в употреблении, я купил за 100 тысяч тенге в 2009 году. Он до сих пор стоит на видном месте на территории предприятия и к тому же находится в рабочем состоянии.

– То есть бизнес-вектор был выбран окончательно?

– Конечно. В одном из своих ежегодных посланий президент нашей страны сказал, что надо заниматься металлообработкой. И вот в 2014 году мы с отцом поехали в Москву на выставку «Металлообработка-2014». Нашли очень хороший станок. Взяли кредит и купили его. Это уникальный 3D-станок – многофункциональный обрабатывающий центр. Он обошелся нам в 300 тысяч евро.

– В чем же его уникальность?

– Этот станок может обрабатывать заготовку сразу в трех проекциях. На нем можно изготовить деталь любой сложности. То есть он сразу заменяет несколько обыкновенных станков. У него 12 обрабатывающих головок. Одна головка – это одна операция. Получается, что в нем сосредоточено 12 простых станков. Есть возможность изготавливать и автомобильные запчасти, и оборудование для горнодобывающей и нефтегазодобывающей промышленности, и многое другое.

На современном станке производятся изделия различной формы. Например, из гибкой проволоки изготавливаются пружины, строительные анкера и многое-многое другое. Вся Европа, весь мир работают по данному стандарту. Все точно и ровно.

Когда у меня появился целый парк станков, я увидел целый мир производства в машиностроении. Вообще, машиностроение – это флагман импортозамещения. Мы стали диверсифицировать наше производство. Начали изготавливать не только анкера, но различные детали для спецтехники.

Взять тот же противоотворотный якорь. Мы первые, кто его произвел в РК. Это сложный агрегат, и можно с гордостью сказать, что он впервые произведен именно в Актюбинской области. Всегда считалось, что Казахстан – это сырьевой придаток. А мы стараемся доказать, что мы можем сами производить сложные агрегаты в сфере машиностроения.

– В 2014 году Казахстан накрыла очередная волна девальвации. Потом 2015-й. Вы как раз говорите, что в это же время приобрели современный и недешевый станок. Чем этот период примечателен для «Каспий плюс»?

– Знаете, именно в 2014-2015 годах я ходил по офисам компаний, работающих в Актюбинской области, и говорил: «Ребята, есть такое ожидание, что доллар может очень сильно подняться. Давайте я буду производить продукцию на заказ». К моему предложению отнеслись как-то не с восторгом. А вот когда стукнула девальвация, то все тогда начали уже искать меня. И мы начали производить различные детали для спецтехники. А наша продукция ничем не отличалась по качеству, но стоила гораздо ниже аналогов. Я мог сделать продукцию на 30-40% дешевле импортной, а компания при этом могла сохранить рабочие места. Математика проста. Не надо создавать комитеты и комиссии, чтобы понимать, что надо делать.

И вот потом у нас уже появился целый парк станков, а их около 80, есть муфельная печь. На кредитные средства приобрели литейное оборудование. Если захотеть, то все можно сделать!

– С какими компаниями Вы сейчас сотрудничаете?

– Это «КазМунайГаз», «Узеньмунайгаз», «Эмбамунайгаз», «Мангистаумунайгаз». Продолжаем сотрудничать с Yildirim Group и другими. Сами ищем заказчиков, постоянно проводим презентации. Вот, например, в результате одной из них мы открыли филиал в Атырау. Производим там нефтяное оборудование. Не понимаю тех бизнесменов, которые бегут к власти со словами: «Дайте мне работу!» Это твои проблемы, это бизнес. Надо работать, надо искать. Надо уметь предложить себя.

– Какой в настоящее время у Вас штат работников?

– 50 человек в Актобе и 10 человек в Атырау.

– Если не секрет, какой сейчас оборот Вашей компании?

– Около миллиарда тенге. И в прошлом, и в позапрошлом примерно одинаковые показатели.

– Какие планы на будущее?

– Сейчас мы тесно сотрудничаем с грузинскими партнерами. Их интересует строительная и горнодобывающая индустрия. В прошлом году в Тбилиси была поставлена наша продукция на сумму около 600 тысяч долларов. Им так понравилось наше производство, технология и менеджмент, что они просят открыть филиал предприятия на территории Грузии. Предлагаются налоговые преференции. Точно не могу озвучить – пока идут переговоры. Предполагается, что первое время на территории Грузии на предприятии будут работать наши сотрудники. Оттуда планируем выйти на рынки Армении и Азербайджана. Повторюсь, пока все это в планах. Все решится в первой половине 2018 года.

Если говорить о филиале в Атырау, то интерес к нашей продукции проявили ряд отечественных и иностранных нефтяных компаний. Мы хотим быть полезными не только для горнодобывающего и нефтедобывающего сектора, но и для других отраслей. Поэтому внедряем инновации, разрабатываем технологии. Чем сложнее заказы, тем сложнее приобретается техника, а мозг начинает интенсивнее работать и принимать нестандартные решения, позволяющие еще более улучшить производственный процесс.

Недаром я повесил в одном из цехов портрет Стива Джобса с его знаменитой фразой: «Инновация отличает лидера от догоняющего».  

Семен Данилов