/img/tv1.svg
RU KZ
Российские учёные удешевили платиновые катализаторы

Российские учёные удешевили платиновые катализаторы

Гутерман и его коллеги решили эту проблему, удешевив и при этом повысив эффективность платиновых катализаторов, экспериментируя с наночастицами, состоящими из различных сплавов "ложного серебра" и других металлов. 

03 Декабрь 2018 18:08 557

Российские учёные удешевили платиновые катализаторы

Химики из Ростова-на-Дону создали новый тип платиновых наночастиц, позволяющих уменьшить количество драгоценного металла в катализаторах или значительно повысить их эффективность. Их описание было представлено в International Journal of Hydrogen Energy, пишет РИА Новости.

"Существует возможность получать аналогичные наночастицы с другими металлами, которые могут оказаться более эффективными. Более того, наши опыты расширили представления о том, как исходные состав и архитектура биметаллических наночастиц влияют на изменения их состава и структуры при эксплуатации", — рассказывает Владимир Гутерман из Южного федерального университета.

Водородная энергетика — один из путей преодоления "нефтяной зависимости" и снижения воздействия человека на климат. Главное препятствие для её развития — большие затраты энергии на получение водорода и его окисление в топливных элементах. Сегодня для этого используются катализаторы на базе палладия, платины или других дорогих благородных металлов.

Химики и биологи достаточно давно пытаются найти им замену, используя различные соединения и наночастицы из никеля и ряда других более дешёвых металлов, а также белки различных микробов. Пока ни одна из этих "альтернатив" не стала заменой для платины – они или обладают низкой эффективностью, или же быстро приходят в негодность при эксплуатации. 

Как сообщает пресс-служба Российского научного фонда, Гутерман и его коллеги решили эту проблему, удешевив и при этом повысив эффективность платиновых катализаторов, экспериментируя с наночастицами, состоящими из различных сплавов "ложного серебра" и других металлов.

Комбинирование платины с другими металлами, как давно считают учёные, может замедлить деградацию катализаторов и повысить их эффективность. В прошлом химики пытались покрыть наночастицы из никеля, меди и других металлов оболочкой из платины, однако первые опыты же показали, что это сделать не так просто, как кажется.

Оказалось, что формой таких частиц достаточно сложно управлять, как и защищать их уязвимую сердцевину от контакта с агрессивными молекулами из внешней среды. Российские химики выяснили, что их нестабильность была связана с тем, что граница между слоями металла была слишком резкой. 

Руководствуясь этой идеей, Гутерман и его команда создали новый тип частиц, в которых концентрация атомов платины равномерно увеличивалась от ядра к поверхности наноструктур. Как показали первые тесты, такие наночастицы деградировали примерно в семь-восемь раз медленнее, чем их предшественники.

Подобные катализаторы, как отмечает учёный, можно производить и из других типов металлов, применяемых при создании топливных ячеек. Это ускорит эволюцию водородной энергетики и поможет экономике Земли выйти на траекторию устойчивого развития.

Казахстанское здравоохранение требует реформ

Какие проблемы есть в системе здравоохранения Казахстана и как можно оценить работу ФОМС, рассказала ректор Высшей школы реорганизации управлений здравоохранения в РФ, доктор медицинских наук Гузель Улумбекова.

07 Август 2020 22:45 4122

К разрушению инфекционной службы в России привела система обязательного медицинского страхования, считает российский ученый Гузель Улумбекова. Вместе с тем, по словам спикера, пандемия COVID-19 выявила сложности в большинстве развитых стран.

Гузель Эрнестовна, что Вы можете сказать о результатах борьбы с эпидемией в Казахстане, насколько мы оказались готовы к новым вызовам?

Если говорить о результатах, то в первую очередь надо обратиться к эпидемическим показателям. Если взять число инфицированных в расчете на миллион населения, то в Казахстане он не намного ниже, чем в России, на 13%. Летальность, т.е. соотношение числа умерших к числу инфицированных в Казахстане, на 40% ниже, чем в России. И если говорить о смертности, то в Казахстане примерно на 40% ниже. Чем обусловлены эти результаты? Возможно, это особенности регистрации смертей. А вот меньшее число инфицированных напрямую связано с тем, что в Казахстане делалось меньшее число тестов, чем в России, в расчете на единицу населения. Если говорить в целом о Российской Федерации, то она прошла эпидемию на уровне стран Европы: ни хуже, ни лучше. Надо учесть, что в Казахстане и плотность населения меньше, чем в крупных городах России – Москве или Санкт-Петербурге, которые взяли на себя большую нагрузку числа инфицированных, смертей. Поэтому думаю, что некоторые показатели, в части по смертности, связаны не только с диагностикой, но и со структурой населения. Население Казахстана более молодое, чем в России, а плотность населения ниже.

Вы считаете, что к разрушению инфекционной службы в России привела система обязательного медицинского страхования (ОМС)? В нашей стране тоже есть подобная организация – ФОМС. Можете ли как-то оценить эффективность нашего фонда и целесообразность создания таких организаций?

Что касается первого вопроса, то стоит отметить два фактора – это наличие системы медстрахования и длительное недофинансирование российского здравоохранения. Ведь само ОМС денег в системе не рождает. Это лишь инструмент доведения государственных денежных средств до медицинских организаций за оказанную медицинскую помощь. Существует две модели. Одна – бюджетная, когда деньги собираются из налогов и, аккумулируясь на федеральном уровне, распределяются по субъектам РФ, исходя из потребности медицинской помощи. Вторая – система ОМС, она характерна для тех стран, где исторически формировалась система обязательного медицинского страхования. Это Франция, Германия. Большинство стран Европы финансируются по бюджетной модели. Это и Великобритания, и Испания, и Италия, и страны северной Европы – Норвегия, Швеция. И даже те, кто попробовал поработать в системе ОМС, возвращаются к бюджетной модели. Почему? Да потому, что она проще в управлении, менее затратна. Например, в системе ОМС существует огромное количество посредников. Более того, в России придумали еще частного посредника между региональным фондом и медорганизацией. В результате модель получилась неподъемная и неэффективная. «Плюс» в системе ОМС медицинские организации, что является серьезным минусом, вынуждены зарабатывать на больных. Что это значит? Мало больных пришло в медорганизацию, значит, она получит меньше денег. Низкие тарифы установлены, работает та же схема. Инфекционная служба, скорая помощь находятся в режиме ожидания: то густо, то пусто. Но это не означает, если сегодня малое количество больных, то надо сокращать инфекционную службу. На мой взгляд, такая система, когда пациент ищет, куда ему обратиться за необходимой помощью, а медицинские организации охотятся за пациентами, не верна. Когда врач оказывает помощь, он должен думать, как это лучше сделать, а не о том, как заработать на пациенте. Поэтому, на мой взгляд, и в России, и в Казахстане совершенно напрасно перешли от бюджетной системы на затратную для наших стран, где существуют большие расстояния и низкая плотность проживания, на модель обязательного медицинского страхования. Наверное, пришло время вернуться к бюджетной модели.

Таким образом, Вы не считаете целесообразным создание фондов медицинского страхования?

Считаю, что данная модель для наших стран затратна, не эффективна и громоздка. К тому же способ оплаты, принятый в данной модели, работает против системы здравоохранения. Надо понимать, что здравоохранение – это полувоенная система, и в ней должно быть так: если здесь должна стоять больница, обеспечивающая необходимую помощь, значит, ее будут финансировать в необходимом объеме. А не надеяться на то, что она сама будет зарабатывать.

Что, по-Вашему, необходимо сделать, чтобы поднять качество медицинских услуг? Какие реформы необходимы?

Очень хороший вопрос. Главная задача системы здравоохранения – это улучшение здоровья населения. На сегодня в наших странах ожидаемая продолжительность жизни населения составляет 73 года. На это влияют несколько показателей: уровень экономического развития, образ жизни и, наконец, деятельность системы здравоохранения. Речь о доступности и качестве. Если говорить о результатах, они у нас одинаковые. Если говорить об уровне экономического развития, то казахстанский ВВП на душу населения на 8% ниже, чем в России. При этом среднедушевые доходы на 30% ниже российских показателей. Это говорит о серьезной дифференциации доходов. При таких условиях важна доступность бесплатных медицинских услуг. Позитивным фактором является, что население Казахстана меньше потребляет алкоголя, примерно на 20% ниже, чем в России и других странах СНГ.

Теперь о самой системе здравоохранения, и здесь у вас серьезные проблемы, впрочем, как и в РФ. В Казахстане недостаточно финансируется данная система. Если говорить о доле ВВП, то он составляет только 2%, в РФ этот показатель составляет 3,5%. Если говорить о том, сколько приходится затрат на душу населения, то это на 40% ниже чем в РФ. Это означает, что в Казахстане могут оказывать меньше бесплатных медицинских услуг, ниже оплата труда врачей, меньше средств на подготовку медицинских кадров. Чтобы медицинская помощь стала бесплатной и доступной, необходимо существенно увеличить финансирование отрасли из государственных источников. Самое главное для любой страны – это оборона и здравоохранение. Нынешняя эпидемия это лишний раз подтвердила, что врачи – это та же армия, только стоящая на охране здоровья населения страны.

Да, с этим сложно поспорить. Гузель Эрнестовна, наша страна все еще в состоянии карантина. Как известно, ряд стран не вводил тотальный карантин, например Беларусь или Швеция. По Вашему опыту, можно ли это было сделать в Казахстане или России или жесткий локдаун – это правильное решение?

Те же Швеция или Беларусь – это 10 миллионов человек. В России проживает 146 миллионов. До 15% проживают в крупных мегаполисах. Представьте Москву, где 13 миллионов человек плюс три миллиона приезжих на одном маленьком пяточке. Поэтому те примеры стран, где были жесткие правила контактов, для нас не приемлемы. Уверена, что мы правильно сделали, рано ограничив контакты с Китаем и введя жесткие меры социальной изоляции. Если вернуться к Республике Беларусь, то там не самые низкие показатели летальности. Поэтому думаю, что наши страны приняли правильное решение. При этом в Казахстане еще существуют очаги вновь инфицированных. Я приветствую жесткий масочный режим, их ношение и правила гигиены равносильны жестким мерам социальной изоляции.

Стоит ли опасаться второй волны коронавируса? К чему надо быть готовым осенью?

По опыту других стран, где инфекция пришла раньше и она до сих пор присутствует, надо быть серьезно готовым ко второй волне. Ученые говорят, что на этот раз она может захватить более молодое население, смертности будет несколько меньше, но инфицированность может оказаться на прежнем уровне. Поэтому призываю к соблюдению личной гигиены. Да, маски не удобны, могу порекомендовать хлопчатобумажные маски, они меньше раздражают, чем синтетические. Но это обязательное условие, как и личная гигиена.

Регина Ким


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Пройдет первый центральноазиатский онлайн-фестиваль науки с участием лауреатов нобелевской премии

Свое участие в симпозиуме уже подтвердили шесть лауреатов Нобелевской премии: по физике – Дэвид Гросс, по химии – Джон Полани и Жан-Мари Лен, по медицине и физиологии – Ричард Робертс и лауреаты премии мира – Кайлаш Сатьяртхи и Рае Квон Чунг.

01 Июль 2020 19:29 867

Central Asia Nobel Fest Live станет первым мероприятием из целого цикла научных симпозиумов и фестивалей с участием Нобелевских лауреатов и выдающихся ученых, которые будут проводиться на ежегодной основе в разных странах Центральной Азии и Кавказа. Проект призван создать передовую онлайн-площадку для обмена знаниями и опытом с лауреатами Нобелевской премии, выдающимися учеными и экспертами, чтобы вдохновить целое поколение молодых ученых на новые открытия и достижения.

Ключевая повестка фестиваля – "Наука без границ: Куда движется мир?" Central Asia Nobel Fest Live будет посвящен обсуждению мировых тенденций в четырех основных направлениях: будущее человеческого капитала; технологии, меняющие мир; новые грани в медицине и науке; инклюзивная экономика и устойчивое развитие.

Свое участие в симпозиуме уже подтвердили шесть лауреатов Нобелевской премии: по физике – Дэвид Гросс, по химии – Джон Полани и Жан-Мари Лен, по медицине и физиологии – Ричард Робертс и лауреаты премии мира – Кайлаш Сатьяртхи и Рае Квон Чунг.

Также подтверждено участие таких выдающихся ученых, как Дон Кливленд, лауреата «научного Оскара» – Breakthrough Prize в области наук о жизни, Майкл Шитз, лауреат Ласкеровской премии – самой престижной награды в сфере медицины, всемирно известный кибернетик “капитан киборг” Кевин Уорик, легендарный криптограф Уитфильд Диффи, и выдающийся экономист, бывший вице-президент Всемирного банка Йоханнес Линн.

Нобелевская неделя станет эффективной нетворкинговой платформой, объединяющей людей, институты и бизнес для развития науки и образования в Казахстане и Центральной Азии.

Первый Нобелевский симпозиум в Центральной Азии организован Фондом инклюзивного развития (IDF), некоммерческой организацией, целью которой является продвижение открытого диалога, направленного на развитие инклюзивной политики по наиболее важным вопросам общества. Партнерами фестиваля выступают бюро непрерывного профессионального развития Международного финансового центра «Астана» и юридическая фирма Redbrick.