/img/tv1.svg
RU KZ
«Акимы на местах у нас имеют мало рычагов»

«Акимы на местах у нас имеют мало рычагов»

В развитии приграничного сотрудничества между Казахстаном и Россией большую роль играет и человеческий фактор, считают казахстанские эксперты.

08:00 27 Октябрь 2016 2624

«Акимы на местах у нас имеют мало рычагов»

Автор:

Кульпаш Конырова

В начале октября в Астане прошел  ХІІІ Форум межрегионального  сотрудничества Казахстана и России с участием глав государств двух стран. С высокой трибуны еще раз прозвучало, что именно приграничнье сотрудничество играет важную роль в экономическом взимодействии двух соседей.

В продолжение форума состоялось очередное заседание экспертного клуба «Мир Евразии», участники в своих дискуссиях уделили внимание конкретным мерам, которые могут эффективно способствовать развитию отношений между Казахстаном и Россией.

Больше самостоятельности на местах – регионам!
Abctv.kz  предоставляет вниманию своих читателей некоторые высказывания казахстанских экспертов. Так, первый фактор, который они выделяют – это необходимость сделать больший акцент на развитие региональной политики.

Генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов считает, что приграничное сотрудничество еще недостаточно развивается по одной серьезной фундаментальной причине – из-за различия подходов в России и Казахстане к этому сотрудничеству.

«То есть, во-первых, понятно, что Россия – это федеральное государство и соответственно достаточно много полномочий есть на местах. С позиции же Казахстана мало возможностей выстраивания собственной политики, привязанной здесь и сейчас к региону. Акимы на местах у нас имеют мало рычагов», - сказал Айдархан Кусаинов.

Хотя, по его мнению, Россия Казахстану нужна и важна в аспекте приграничного сотрудничества. Если мы говорим о перетоках товаров и услуг, то у нас приграничные регионы России весьма значимы по количеству людей, по их покупательской способности.

«То есть для бизнеса интереснее заходить из Казахстана в Россию, чем из России идти в Казахстан с точки зрения добавочной стоимости, добавочной ценности. Мне кажется, что к сотрудничеству будет особо стремиться наиболее заинтересованная сторона.

А, учитывая наш централизованный подход, во многом Казахстан этим не пользуется. То есть, если люди на местах видят возможности, как стимулировать сотрудничество, что это важно и интересно, то из Астаны этого не всегда видно. А согласовывать приходится через Астану», - заметил Айдархан Кусаинов.

По его мнению, сегодня, наконец-то, Казахстан становится более выгодным местом для реализации инвестиционных проектов. То есть налицо та самая логика, почему Казахстан был выгоден в силу его малонаселенности. Он был выгоден как удобная производственная площадка – заводы здесь, а рынок там.

«Но до недавнего времени все эти валютные диспаритеты усложняли инвестиции в Казахстан. Сегодня как раз создана нормальная стандартная экономически логичная модель с дешевым производством.  Так что потенциал теперь стал более логичным, он объективно появился, выстроился. И чтобы им воспользоваться, я думаю, что важно в Казахстане сделать больший акцент на развитие региональной политики», - резюмировал Айдархан Кусаинов.

Почувствуйте разницу: ЕС и ЕАЭС
С ним отчасти  согласен политолог, кандидат политических наук Антон Морозов, который считает, что властям Казахстана и России надо давать больше самостоятельности на местах, в регионах.

Он сравнил, на чем строится приграничное сотрудничество в рамках Евросоюза  (ЕС) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

«Мне кажется, что в понятие приграничное сотрудничество в рамках ЕС и в рамках ЕАЭС вкладываются несколько разные смыслы. Дело в том, что в объединенной Европе центральной задачей, приоритетами трансграничного сотрудничества являются интересы местных сообществ», - сказал Антон Морозов.

Он пояснил свою мысль на конкретном примере. Так, винодел из Эльзаса поставляет свою продукцию в южно-германские рестораны. В результате все в выигрыше, все счастливы. 

«Таким образом, контакты происходят на уровне общества, малого бизнеса, а не на уровне системообразующих предприятий, олигархии или государств. Исходя из этого, возрастает роль граждан в поддержании двустороннего сотрудничества. И, кстати, мотивация к такому сотрудничеству реальна – это доходы, реальные деньги», - сказал Антон Морозов.

Что касается ЕАЭС, то, по его словам, приграничное сотрудничество рассматривается с точки зрения государственных интересов.

«Чувствуете разницу в уровнях? В ЕС уровень общества, а у нас уровень либо монополий, либо государства. Соответственно и разные подходы к управлению и регулированию этого сотрудничества», - отметил эксперт.

Если изучить товарооборот между приграничными регионами Казахстана и России, то, скорее всего, выяснится, что в основном в него будет включено стратегическое сырье - либо нефть и  газ по трубопроводам, либо электричество по проводам, либо горнорудное сырье по железной дороге.

В то же время на низовом, местном уровне цифры в денежном выражении будут, скорее всего, в разы меньше. Имеется в виду товарооборот, осуществляемый через пограничные переходы, склады временного хранения и т.д.

«В Евросоюзе местные сообщества обладают гораздо большей правосубъектностью, у них гораздо больше рычагов принятия решений, которые бы стимулировали сотрудничество. А у нас значимое влияние оказывают политические факторы, порой конъюнктурные. Если представить, что какой-то аким, даже если он обладает полнотой власти для принятия решения, его принимает, мне кажется, он все равно будет делать это с оглядкой на Астану.  И, заметьте, это будет областной аким от Казахстана или областной губернатор от России, а не акимы приграничных районов», - резюмировал Антон Морозов.

Аналогичного мнения придерживается руководитель экспертного клуба «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

«Казахстану и России стоит присмотреться к зарубежным моделям сотрудничества, например, к опыту работы «еврорегионов», и присмотреться к тому, что полезно и применимо в наших реалиях», - сказал Полетаев.

Так, по его словам, Брюссель в свое время делегировал часть полномочий, чтобы регионы сами создавали взаимосвязи, не нарушая законодательство. Есть, например,  еврорегион «Сауле» (с литовского переводится как «Солнце», причем в Казахстане это популярное женское имя), в котором взаимодействуют районы Калининградской области РФ, Латвии, Литвы и Швеции.

То есть еврорегионы могут создаваться как в пределах ЕС, так и государствами, входящими и не входящими в ЕС, а также за его пределами, отметил глава «Мир Евразии».

Роль личности в приграничном сотрудничестве
Еще один важный фактор, который, по мнению аналитиков, играет немаловажную роль в развитии приграничного сотрудничества – это конкретные люди.

«Есть активность ряда акимов и губернаторов регионов, многое сделавших для укрепления приграничного сотрудничества. В этом ряду Крымбек Кушербаев, Даниал Ахметов, Леонид Полежаев, Александр Жилкин», - напомнил Эдуард Полетаев.

Заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»  Сергей Козлов, развивая тему, привел конкретный пример из своей журналистской практики.

«Я был свидетелем такого эпизода интересного, когда была попытка создать «Урал ТЭК», Уральскую топливную энергетическую кампанию. Идея создания этой компании родилась в 1996 году, когда акимом Павлодарской области был Даниял Ахметов, а РАО «ЕЭС России» возглавлял Анатолий Чубайс», - вспомнил Сергей Козлов.

Он рассказал, что недавно произошел эпизод – Рефтинская ГЭС в России дала сбой, какие-то регионы России остались на некоторое время без электричества.

«А мало кто обратил внимание на то, почему она дала сбой. Дело в том, что Рефтинская ГЭС также,  как огромное количество электростанций Новосибирска, Свердловской и Челябинской областей, спроектированы под экибастузские угли», - напомнил журналист.

Рефтинскую ГЭС с недавних пор стали реконструировать под кузбасские угли, которые обладают меньшей зольностью, нежели экибастузские, но советские ученые в свое время спроектировали такие блоки, котлы уникальные, которые на зольных экибастузских углях вполне рентабельны и эффективны.

И вот сейчас россияне пытаются некоторые электростанции переконструировать под кузбасские угли. Видимо, не без давления угольного лобби России.

«Так вот, в 1996 году проект «Урал ТЭК» начал активно воплощаться в жизнь. Была уже документация, специалисты, создана группа научно-техническая, которая разрабатывала «Урал ТЭК». В 1997 году пришел в Павлодарскую область руководить другой человек. И работа практически прекратилась по ряду причин. Затем она опять активизировалась, но была «похоронена» окончательно в 2006 году. И «Урал ТЭК» так и не возник, а проект был достаточно грандиозный», - рассказал Сергей  Козлов.

Журналист напомнил, что сегодня попытки «разрывать» некогда созданную (в период СССР - прим. автора) единую топливно-энергетическую систему негативно скажутся на том самом приграничном сотрудничестве двух соседствующих стран – Казахстана и России.

В качестве примера он привел Экибастузскую ГРЭС-2.  Это самая совершенная ГРЭС, оставшаяся с советского периода, потому что два ее блока были сооружены перед распадом Советского Союза.

Она большую часть своей энергии экспортирует в Россию. Экибастузский угольный бассейн – разрез «Богатырь» и разрез «Северный» – поставляет свой уголь, львиную его долю, на российские электростанции.

«В свое время этот топливно-энергетический комплекс создавался как единый, разорвать его, в принципе, невозможно. То есть российские электростанции, отсеченные от экибастузского угля, несмотря на попытки реконструироваться и перейти на кузбасский уголь, все равно встанут», - сказал Сергей Козлов.

С другой стороны, по его словам, стоит только ряд регионов Казахстана отсечь от той электроэнергии, которая поставляется из России, то понимаете, к каким последствиям это может привести.

«Это такие бесчисленные количества «узлов», которые связывают Павлодарскую, Восточно-Казахстанскую и ряд областей России», - резюмировал Сергей Козлов.

С ним полностью согласна независимый политолог, публицист Айгуль Омарова.

«Это явный ответ на вопрос, почему проект «Урал ТЭК» застопорился – человеческий фактор. Были люди, заинтересованные в таком сотрудничестве и в реализации проекта, не стало их – проект исчез. Мне кажется многое, что сегодня происходит в приграничном и межрегиональном сотрудничестве, связано с человеческим фактором», - сказала Айгуль Омарова.

Она рассказала, что много лет назад  была в Омске на открытии Сибирского исламского культурного центра.

«Вы даже не представляете, кто патронировал его открытие! Областной губернатор (Омской области – прим. автора) Леонид Полежаев. Более того, в его бытность в Омской области были школы на казахском языке, передачи на областном телевидении, на радио, и шла речь о выпуске газеты на казахском языке. Просто опять же это человеческий фактор», - сказала публицист и добавила: «У Полежаева были и другие предложения, но, к сожалению, он вышел на пенсию, и не все проекты остались нереализованными».

Кульпаш Конырова, Астана