«У Центральной Азии есть все предпосылки стать более важным рынком в мире» | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 251,52 Пшеница 465,40
$ 384.39 € 431.71 ₽ 6.11
Погода:
+19Нур-Султан
+21Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 251,52 Пшеница 465,40
«У Центральной Азии есть все предпосылки стать более важным рынком в мире»

«У Центральной Азии есть все предпосылки стать более важным рынком в мире»

2859 23 Март 2017 21:20

В Евросоюзе смотрят на регион с пристальным вниманием.

«У Центральной Азии есть все предпосылки стать более важным рынком в мире»

Автор: Ильяс Омаров

Жозе Мануэл Баррозу в представлениях не нуждается. Известный политик, который сегодня, 23 марта, отмечает свой 61-й день рождения, в период с 2004 по 2014 год возглавлял Европейскую комиссию. На протяжении этого 10-летнего периода общеевропейская семья увеличилась почти вдвое и сейчас насчитывает в своих рядах 28 государств с общим населением около полумиллиарда человек, введена единая валюта, а ЕС стал еще более серьезным политическим и экономическим международным объединением в мире. Заметно расширилось и углубилось за эти годы и сотрудничество Казахстана с Евросоюзом.

О политических увлечениях молодости, повлиявших на дальнейшие воззрения, взаимоотношениях Евросоюза с Казахстаном, дальнейших планах после окончания деятельности на посту председателя ЕК Жозе Мануэл Баррозу рассказал в интервью abctv.kz.     

- Г-н Баррозу, как вы пришли в политику? Говорят, что в молодости вы активно интересовались марксизмом. Актуальны ли до сих пор идеи марксизма в Европе?

- Португалия до 1974 года, когда я был совсем юным, находилась под диктатурой правых консерваторов, и поэтому марксизм был под запретом. И меня, как в принципе любого другого представителя того поколения, завлекала идея этого запретного плода. Например, книга «Капитал» Карла Маркса или «Манифест Коммунистической партии» Маркса и Энгельса. Ведь все эти труды были под строгим запретом в Португалии, а я был весьма любознательным. И меня привлекали эти идеи.

В то время состоял в повстанческом и очень радикальном движении, где был лидером союзного объединения после юридической школы. Даже до революции я был противником португальского колониализма. В то время у Португалии были колонии в Анголе, Мозамбике, Гвинее-Бисау.

Думаю, что это был важнейший этап в моей судьбе, повлиявший на ее будущее. После нормализации демократии в стране я стал, так скажем, более сдержанным. Не был столь не радикален, и сейчас я весьма умеренный во взглядах.

Однако позвольте остановиться на марксизме. Считаю, что марксизм был очень важной доктриной, которая сделала весьма значимый вклад также в понимание наших обществ. Не будем забывать, что Маркс и Энгельс описывали индустриальное общество, где действительно происходила ужасная эксплуатация рабочих, особенно после промышленной революции. Но думаю, что решения, предложенные Марксом, которые были впоследствии внедрены в некоторые политические режимы, подавлявшие свободу, не были правильными.

Но как мыслитель Маркс привнес много важных элементов в мировую и европейскую философию, экономику, социальные науки. Не скажу, что сегодня в Европе марксизм очень важен, наоборот, коммунистические партии были сокращены до очень малых размеров. Но все же некоторые идеи Маркса, в частности борьба с неравенством, очень актуальны и сегодня. В настоящий момент в Европе повышается уровень осознания проблем, которые создаются этим растущим неравенством, особенно после финансового кризиса и его последствий для рядовых граждан.

- Известно, что вы увлекались и маоизмом. А каким вы видите будущее Китая?

- Опять же необходимо это рассматривать в контексте. В Португалии до революции в мои студенческие годы было только два активных студенческих движения, поскольку деятельность политических партий была под запретом, не было свободы. Одно из этих движений было связано с коммунистами Советского Союза, а другое, где состоял я, было связано с маоистами. Я считал, что они более чисты и активны.

Действительно, после революции в 1974 году Коммунистическая партия в Португалии имела очень тесные контакты с Коммунистической партией СССР. Поэтому я присоединился к движению, которое было в какой-то степени более радикальным и более чистым, но, с другой стороны, оно было той силой, которая пыталась бороться с тем, что могло перерасти в новую диктатуру. Но в диктатуру крайне правых, как до этого, а в диктатуру с коммунистическим настроем. А я всегда был противником диктатуры.

Что касается Китая, то хочу отметить, что я работал в этой стране на протяжении многих лет. Будучи министром иностранных дел Португалии, отвечал за весьма важные переговоры по возврату Макао Китаю. А на рубеже в 80-90-х годов прошлого века в качестве премьер-министра своей страны я был председателем комиссии по этому вопросу, добившись очень хороших отношений с Китаем.

Несомненно, сегодня очень важно конструктивно сотрудничать с Китаем. Это самая большая страна по населению, и ее подъем неоспорим. Всему миру следует воспринимать это как благоприятную возможность. И надеюсь, что Китай будет использовать вновь проявленное доверие к нему для позитивных взаимных глобальных решений.

- По вашему мнению, каково отношение Брюсселя к Центральной Азии, особенно к Казахстану?

- Сейчас я уже не являюсь должностным лицом, поэтому я не могу выражать свое личное мнение, которое, думаю, соответствует официальной линии Европейского союза. Данный регион, и особенно Казахстан, первая страна в регионе, с которой мы подписали соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве, представляет для нас особый интерес.

Очень горд тем, потому что это произошло в тот период, когда руководил ЕС. На заседании в октябре 2014 года в Брюсселе мы с президентом Нурсултаном Назарбаевым заключили договор, дав взаимное политическое согласие очень важному соглашению о расширенном партнерстве и сотрудничестве. Это доказывает, что в Евросоюзе смотрят на регион Центральной Азии с пристальным вниманием. Лично я считаю, что он очень важен. Почему? Ваш регион находится на линии своеобразного разлома между Азией и Европой. И поэтому стабильность в вашей стране, как в крупнейшей стране региона, и в других странах очень важна для глобальной стабильности. Вопрос, который необходимо решить в Центральной Азии и в этом регионе: будут ли ваши страны фактором конфликта между Европой и Азией или, напротив, будут мостом между двумя частями одного континента, поскольку Европа и Азия – это единая часть общей сухопутной территории. Поэтому думаю, что Европа в будущем предпримет более важные шаги в этой части материка, поскольку ей это необходимо. И этот интерес должен быть обоюдным, потому, как мне кажется, Европа может дать многое этому региону и Казахстану. Мы являемся крупнейшим торговым партнером и источником прямых иностранных инвестиций, у нас есть технологии, у нас есть много того, что может быть полезно для роста и прогресса Казахстана и региона.

В то же время в Центральной Азии есть важные ресурсы, например энергетические, которых нет у Европы. У вас есть динамичное население, которое будет расти, и вам нужны перспективы большего процветания в будущем. А Центральная Азия имеет все предпосылки, чтобы стать более важным рынком в мире, и выгода от этого будет взаимной. Я искренне в это верю. Поэтому я был по-настоящему рад посетить Казахстан, когда покинул свой пост в ЕК.

- Прошло почти три года с тех пор, как вы оставили большую политику. Нет ли у вас соблазна написать мемуары о своей богатой и насыщенной политической жизни?

- Мне не нравится само слово «мемуары», поскольку оно означает, что ты становишься старым. Но иногда я все же думаю написать кое-что. У меня была непростая жизнь. Я был в центре очень тяжелых кризисов, включая ответ на глобальный финансовый кризис, который представлял особые трудности для Европы. Но реальность такова, что мы смогли сохранить единую Европу. В 2004 году в ЕС было 15 государств, а спустя десять лет, когда я ушел с поста председателя ЕК, нас было уже 28. Поэтому мы почти удвоили количество членов, что показывает устойчивость Европейского союза. У меня большой опыт работы не только по ЕС, но и по группе 20, "Большой восьмерке", ООН. Если у меня будет время, я хотел бы переложить все свои воспоминания на бумагу. Возможно, мне понадобится больше времени, чтобы поразмыслить над этим. Но сегодня, работая в различных университетах, делюсь своим опытом и, соответственно, уже начал писать об этом этапе моей жизни.

- Как у португальца не могу не спросить две вещи. Кто ваш любимый футболист и любимый сорт вина?

- Не буду совсем оригинальным, но любимый футболист – Криштиану Роналду.

- А как же Эйсебио?

- Да я очень хорошо помню Эйсебио, к сожалению, его уже нет с нами. И, кстати, он поддерживал и нашу партию на выборах, был моим большим другом. Но сегодня, думаю, что Роналду является более совершенным игроком. Что касается вина, то предпочитаю сорт, который производится в моем родном регионе Португалии – Дору. Это мое любимое красное вино.

- Мы начали наш разговор о том, как вы пришли в политику. А какими качествами необходимо обладать современному политику?

- Большая устойчивость, выносливость, стойкость. Я был молод, когда пришел работать в правительство, стал министром иностранных дел, когда мне едва исполнилось 30. В то время новости не вещали 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Сегодня политическая жизнь не такая, как прежде. Постоянно чувствуется давление на принятие решений со стороны СМИ и социальных сетей. Поэтому политик должен иметь большой физический и психологический потенциал устойчивости к давлению. Не говоря о других традиционных качеств политического лидерства, начиная с мудрости, благоразумия, самоотдачи в интересах общего блага.

Мне представляется, что в отличие от прошлых лет процесс принятия решений особенно труден ввиду физической нагрузки с многочисленными поездками и давления СМИ. Необходимо давать ответы общественности.

Ильяс Омаров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: