DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 306,64 Brent 36,55
Цены на продукты растут рекордными темпами

Цены на продукты растут рекордными темпами

Только за девять месяцев 2019 года стоимость продуктов питания в стране выросла на 6,2% – значительно больше, чем за весь 2018-й. Как это сказалось на показателях розничной торговли и на изменении рациона казахстанцев, выяснял inbusiness.kz.

09 Октябрь 2019 15:37 6836

Цены на продукты растут рекордными темпами

Автор:

Алексей Никоноров

По данным Комитета по статистике, в сентябре 2019 года цены на продовольственные товары в Казахстане выросли на 0,1%. Это уже 12-й подряд месяц с ростом цен на продукты. В последний раз такое случалось в 2012-2013 годы. Впервые за семь лет цены не падали даже в летние месяцы: в июне продуктовая инфляция составила 0,2%, в июле и августе – 0,1%. И это несмотря на урожай, который традиционно является сдерживающим фактором.

Именно рост цен на продукты питания является главным драйвером инфляции. По итогам девяти месяцев 2019 года их стоимость увеличилась на 6,2%, в последний раз темпы были выше в 2011 году – 7,9%. Годовой рост цен по итогам сентября сложился на уровне 9,1% (для расчета приведен IV квартал 2018 года и девять месяцев 2019 года). Для сравнения: за весь 2018 год рост цен на продукты составил 4,8%, в 2017 году – 6,3%.

При этом показатели значительно разнятся в зависимости от региона. Быстрее всего продовольствие дорожает в Шымкенте и Нур-Султане. По итогам трех кварталов 2019 года рост тут составил 8,2% и 7,1% соответственно (за 12 месяцев – 11,6% и 10,2%). Гораздо более медленные темпы в Восточно-Казахстанской области – 4,8% за девять месяцев и 8,1% за год. При этом из семи регионов, инфляция в которых выше среднереспубликанской, четыре находится на юге Казахстана, два – на западе, еще один регион – столица. Суммарно в них проживает около 8,4 млн человек – более 45% населения Казахстана. Это значит, что почти для половины населения республики товары дорожают даже быстрее официальных темпов.

Рост цен на мясо бьет рекорды

Одним из драйверов продуктовой инфляции является мясная продукция. По официальным данным, в январе-сентябре 2019 года ее стоимость выросла на 10,6%. Причин для этого несколько: продавцы говорят о дефиците мяса, фермеры – о высоких затратах, эксперты – о желании производителей получить дополнительную прибыль за счет экспорта. Как бы то ни было, ситуация бьет по кошельку казахстанцев:

  • Рост цен на говядину с начала года составил 13,1%. Так быстро она не дорожала с 2011 года. Только в III квартале стоимость этого вида мяса увеличилась на 6,6% – больше, чем за весь 2018 год.
  • Баранина дорожает еще больше – 14,7% за девять месяцев. Это втрое превосходит темпы 2018 года. Последним месяцем, когда баранина не росла в цене, был декабрь 2016 года.
  • Конина в январе-сентябре подорожала на 12,1%. В июле цены выросли на 2,6%, что стало максимальным месячным ростом с января 2012 года.
  • Рост цен на свинину составил 9,4%. При этом на протяжении пяти из шести последних месяцев стоимость увеличивается минимум на 1,1%.
  • Мясо птицы прибавило в стоимости 10%. В последний раз такие темпы роста цен были в 2014 году. А в последний раз птица дешевела в июле 2018 года.

Тут стоит отметить, что мясо дорожает гораздо более быстрыми темпами, чем продукция из него. Так, колбасы в январе-сентябре выросли в стоимости на 5,5%, пельмени – на 5%, консервы – на 9,2%. Это значит, что при сохранении нынешних тенденций нас ждет и рост цен на мясную продукцию.

Быстрее всего дорожают крупы

Но при этом мясо даже не является лидером по росту стоимости. Гораздо более быстрыми темпами увеличивается стоимость бакалейной продукции. Например, мука подорожала с начала года на 16,5%, за 12 месяцев – на 20,6%. Рост цен происходит на фоне снижения производства до минимума за семь лет. По данным Комитета по статистике, за восемь месяцев в Казахстане произведено около 2,24 млн тонн муки – почти на 19% меньше, чем годом ранее

Быстрее муки дорожает рис – 22,6% за девять месяцев. Это больше, чем за весь период 2016-2018 гг. Еще сильнее – на 52,4% – подорожало пшено. И это притом, что за предыдущие пять лет рост составил в общей сложности около 34%. Макаронные изделия безостановочно растут с февраля 2018 года, прибавив за год к цене 11%. Хлеб за это же время подорожал на 11,8%

Овощи дороже, чем были год назад

Что касается фруктов и овощей, то изменение их стоимости во многом носит сезонный характер. Фрукты в целом подешевели: за год цены снизились на 2,3%. Сильнее всего – на яблоки (-8,6%) и лимоны (-9,5%). При этом не менее востребованные бананы, по официальным данным, подорожали на 14,8%. Овощи, наоборот, растут в цене – на 7,8% за 12 месяцев:

  • Огурцы в период с начала октября 2018-го по конец сентября 2019 года выросли в цене на 24,6%.
  • Помидоры – на 13,3%.
  • Лук – на 21,8%.
  • Капуста – на 39,2%.
  • Картофель – на 12,6%.

Но некоторые овощи все же стали доступнее. Например, свекла и морковь. Стоимость первой за год снизилась на 17,8%, второй – на 4,6%. Но и это заметили не везде: в Акмолинской и Мангистауской областях, к примеру, подорожали оба вида овощей.

Что не дорожает?

Впрочем, дорожают не все товары, хотя исключений не так и много. Помимо некоторых видов фруктов и овощей, сюда относятся также сахар (-8,3% с начала года и -3,8% за 12 месяцев), творог (-1% и +0,8% соответственно) и гречневая крупа (0 и -1,6%). Кроме того, с начала года подешевели яйца на 1,6%. Однако за 12 месяцев рост цен на них составил 11% (в расчет включен IV квартал 2018 года и девять месяцев 2019 года). Более того, яйца традиционно дорожают к концу года, и особых предпосылок к тому, что 2019-й станет исключением, пока нет. Более того, в 2019 году они начали дорожать в августе, хотя в предыдущие годы рост, как правило, начинался с приходом осени.

Рост цен повлиял на рацион

Рост цен на продукты питания приводит к тому, что меняется рацион населения. По данным Комитета по статистике, во II квартале 2019 года каждый казахстанец съедал в среднем по 5,6 кг говядины – это на 330 грамм меньше, чем во II квартале 2018-го. Выросло потребление муки и ржаного хлеба, но всех остальных круп (включая рис, макароны и гречку) в рационе стало меньше. Потребление мясных продуктов за год снизилось на 3,8%, овощей – на 9,5%. Клубнику, бананы, черешню, вишню, апельсины, мандарины и груши со столов вытесняют яблоки и дыни. Снижается потребление сыров, сахара, шоколадных конфет, чая, фруктовых соков и меда.

Изменения заметны не только на столах казахстанцев. Меняется и структура торговли. Жители сразу семи регионов Казахстана по итогам января-августа сократили траты на продовольственные товары. Объемы розничной торговли продовольствием сильнее всего упали в Карагандинской и Павлодарской областях: на 13,9% и 11,3% соответственно. Также по итогам восьми месяцев снизились показатели в Акмолинской, Западно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Восточно-Казахстанской областях, а также в Шымкенте. Наибольший прирост отмечается в Алматы: тут совокупные траты на продукты питания выросли на 19%.

В целом по Казахстану объем торговли продовольственными товарами увеличился на 4%. В заключение стоит добавить, что официально регистрируемая инфляция разительно расходится с реальностью. Об этом говорят результаты опроса населения по инфляционным ожиданиям. Если брать августовские замеры, почти 60% респондентов охарактеризовали рост цен за последний год как минимум вдвое выше официальных подсчетов (свыше 10%). Более того, почти столько же опрошенных ожидают продолжения тренда, если не ускорения инфляции. Как результат, по итогам августа только 15% респондентов смогли сделать накопления; остальные 85% населения страны живут от зарплаты до зарплаты.

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Продовольственная безопасность: от производства до потребления

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

03 Июнь 2020 08:00 529

Продовольственная безопасность: от производства до потребления

Фото: Мария Матвиенко

Как обеспечить продовольственную безопасность в условиях коронакризиса? Об этом говорили участники очередного телемарафона «Бизнес & государство».

«Доля АПК в ВВП Казахстана стабильно увеличивается в последние несколько лет, – открыл дискуссию заместитель директора департамента агропромышленного комплекса и пищевой промышленности НПП «Атамекен» Еркен Наурзбеков. – Особенно рост заметен в подотрасли животноводства, например по мясу птицы, также увеличивается производство говядины и баранины. Рост есть и в растениеводстве. Такой эффект дает диверсификация посевных площадей. Мы потихоньку отходим от монокультуры – пшеницы и начинаем сеять более маржинальные культуры – масличные, зернобобовые. Например, сегодня Казахстан является мировым лидером по экспорту льна – это масличная культура, очень высок спрос на нее на внешних рынках».

«Ножки Буша» все еще теснят местных

«Почему до сих пор у нас есть зависимость от импортных поставок по мясу птицы – почти 50%? Когда вы накормите нас куриным мясом отечественного производства?» – обратился ведущий Данил Москаленко к вице-президенту Союза птицеводов Казахстана Бакит Кушегуловой.

«В ближайшие годы. Союз птицеводов разработал программу развития птицеводства, мы планируем к 2027 году увеличить производство и полностью обеспечить Казахстан и даже выйти на экспорт с производством 150 тыс. тонн», – ответила гость эфира.

По ее словам, отрасль не может обеспечить продукцией внутренний рынок, потому что «есть проблемы развития». «Инвесторы не сильно заинтересованы, так как имеются проблемы в нашей отрасли. Насколько нам известно, в течение двух-трех лет у нас будет увеличиваться производство за счет модернизации, расширения и строительства новых птицефабрик», – говорит спикер.

По ее словам, на отрасль давит низкая стоимость импортной продукции: завозное мясо птицы стоит один доллар за килограмм (официальный курс на 3 июня – 402,37 тенге за доллар. – Ред.), мясо птицы местных производителей – 680-720 тенге за килограмм.

«Проблема – в стоимости кормов, а их доля в себестоимости продукции составляет 70%. В этом году цены на корма выросли в два раза. Если в прошлом году покупали за 45-50 тыс. тенге, в этом году – за 100 тыс. тенге, это только зерновые. А еще масличные культуры, кукуруза – стоимость выросла в два-три раза», – говорит Бакит Кушегулова.

Еркен Наурзбеков соглашается с этим:

«Как бы парадоксально это ни было, особенно на севере страны, но корма очень сильно подорожали. Это связано с тем, что зернофуража практически нет. Птицефабрики вынуждены покупать пшеницу третьего, четвертого классов, то есть продовольственную, и пускать ее на корм. В прошлом году по сравнению с 2018 годом урожайность была более низкая и был очень большой спрос на нашу пшеницу на внешних рынках. Это сказалось на внутренних ценах».

Спикер приводит в пример костанайские птицефабрики: очень дорогую пшеницу, по стоимости в пределах 100 тыс. тенге, они закупают в последние один-два месяца. И поскольку 70% себестоимости мяса птицы действительно составляют корма, то любой скачок цен на них всегда сказывается на конечной цене продукта.

«Очень сильно давит импорт. Нашим птицефабрикам сложно конкурировать с «ножками Буша», которые заходят по стоимости одного доллара. И не секрет, что в США есть поддержка экспорта, субсидирование, поэтому такая низкая цена», – поясняет Еркен Наурзбеков.

Он приводит данные: в 2019 году Казахстан импортировал около 173 тыс. тонн куриного мяса.

«Объемы очень большие и в тоннаже, и в долларах. По этому виду продукции мы зависим от импорта на 45,3%. Но зависимость есть не только по мясу птицы. Также по сахару, плодоовощной продукции. Только по яблокам мы на 37,3% зависим от импорта. Это вызывает вопросы о продовольственной независимости», – комментирует представитель НПП.

Супермаркеты VS птицефабрики: битва за яйца

«На сегодняшний день все ритейлеры сильно зависят от дистрибьюторов, которых больше, чем производителей. Также мы очень уязвимы в вопросе импортозамещения, потому что и сырьевая база, и производство внутри страны не покрывают все потребности населения. Пандемия стала индикатором этой проблемы», – продолжила обсуждение директор сети супермаркетов «Корзинка» (Жамбылская область) Ляззат Нурбекова.

Она говорит, что в период ажиотажа, когда люди скупали с полок практически все, товары социальной значимости, в том числе куриное бедро, доставались сети с большим трудом.

«Приходилось товар «доставать». У дистрибьюторов в Казахстане нет стоков в распределительных центрах. Пандемия также показала дефицит оборотных средств. Дистрибьюторы в большинстве своем не могут делать запасы, чтобы в период кризиса или дефицита покрывать всю потребность. С производителями приходилось договариваться о том, что нужно вставать в очередь. Все условия, прописанные в договорах по социально значимым товарам, просто канули в Лету, потому что все перешло на предоплатную основу», – рассказывает спикер.

Распределение продукции по торговым сетям тоже вызывало большие вопросы.

«Крупные сети, которые грозят штрафными санкциями и прописывают поставщикам жесткие обязательства, были поставлены в очередь первыми, а мы получали продукцию по остаточному принципу. Поэтому были большие затруднения. Со стороны некоторых дистрибьюторский компаний также были спекуляции», – говорит представитель торговой сети из региона.

По ее словам, СПК «Тараз» в период острого кризиса поддерживала ритейлеров по некоторым позициям, и это все равно не покрывало всю потребность. «В любом случае была хоть какая-то поддержка. Процентов на 15-20, и то по считанным позициям – по сахару и гречке. По муке, картофелю и другим социально значимым товарам, которые есть в постановлении правительства, всего19 позиций, был дефицит», – делится опытом собеседница.

Бакит Кушегулова отвечает так: «Правительство установило предельные цены на яйцо первой категории на период ЧП. Супермаркеты говорят: нам яйцо первой категории не нужно, так как цена на него фиксированная. Давайте нам или отборное, или вторую категорию. Особенно в северных регионах наши производители с таким столкнулись, и у них склады были забиты яйцом. Супермаркеты не брали, а сами они не могли вывезти, потому что блокпосты стояли между регионами».

Также спикер отмечает, что производители в западных регионах страдают из-за импорта яйца: Россия продает более дешевую продукцию и мешает нашим производителям работать.

Ждем новые правила субсидирования

«За нарушение розничными сетями предельных цен были предусмотрены штрафы. Мы эту проблему поднимали на всех уровнях и все-таки убедили госорганы, что такие предельные цены не соответствуют реальности. В некоторых регионах, например, в Карагандинской, Северо-Казахстанской областях, розничным сетям установили цены ниже, чем у производителей. То есть, по сути, их загнали в угол: им сказали, что они должны продавать без наценки или в минус. Естественно, сети отреагировали: боялись брать яйцо первой категории из-за административных мер», – комментирует Еркен Наурзбеков.

Однако это, по его словам, лишь одна из проблем обеспечения продовольственной безопасности. В числе актуальных проблем – недостаточность господдержки. «Например, по мясу птицы сумма господдержки в себестоимости составляет 60-80 тенге на килограмм. Есть учитывать, что мясо от производителя по себестоимости и с минимальной наценкой стоит 680-720 тенге за килограмм, то доля господдержки составляет примерно 10%», – говорит спикер.

Он считает, что через господдержку – субсидирование и льготное кредитование на основные и оборотные средства – должна повышаться конкурентоспособность.

«В Западном Казахстане давит российский импорт. Это из-за недостаточной конкурентоспособности товаров отечественного производства по сравнению с российскими товарами. Уровень господдержки у нас несопоставим в сравнении с российским. Мы предлагали минсельхозу сделать усиление по тем товарам, по которым страна зависит от импорта. Нас услышали. Ждем новые правила субсидирования, где это будет отображено», – рассказывает спикер.

Усилить контроль на входе

Еще один вопрос, по словам представителя НПП, – качество продукции. Те предприятия, которые работают уже давно, достаточно конкурентоспособны по качеству. И казахстанская продукция намного лучше по некоторым позициям, чем импортная.

«Мы обращались с вопросом к минздраву, к комитету контроля качества о том, насколько импортная продукция соответствует качеству. Мы просили усилить контроль на входе в страну, более качественно отбирать пробы и подходить к пропуску продукции на внутренний рынок», – говорит Еркен Наурзбеков.

По его словам, исходя из понимания того, что обеспечение продовольственной безопасности – комплексная проблема, нужно рассматривать и такой вопрос, как соответствие продукции мелких фермеров требованиям торговых сетей по упаковке, количественно-качественным характеристикам, ритмичности поставок.

Есть вопрос и того, насколько стабфонды СПК обеспечены средствами и достаточно ли тех товаров, которые они закупают.

Что нужно для поддержки

Бакит Кушегулова также прокомментировала вопрос качества импортной продукции. Те же американские окорочка, говорит она, имеют длительный срок годности, что ставит под сомнение их безопасность, но, тем не менее, Казахстан закупает такую продукцию. Есть вопросы и к качеству российской продукции.

«Мы поднимали вопрос сокращения импорта до 50 тыс. тонн», – говорит спикер.

Она согласна с тем, что доля субсидий в себестоимости не покрывает затрат, 10% недостаточно. Отрасли хотелось бы пересмотра господдержки и чтобы предоставлялись дополнительные субсидии, например, по кормам.

Также вопросы вызывает кредитование на оборотные средства. «По дорожной карте бизнеса фабрики не могут получить кредиты на оборотку, потому что относятся к крупному бизнесу. Предприятие с численностью персонала 250 человек уже считается крупным, а на птицефабриках количество работников бывает 800-900, до 1000 человек доходит. Потому что полный цикл, от выращивания до забоя, поэтому рабочих больше, но почему-то птицефабрики попали в категорию крупного бизнеса. Мы говорили о том, чтобы такие производства в сфере сельского хозяйства не относили по ДКБ к крупному бизнесу», – говорит представитель отраслевого союза.

Ляззат Нурбекова перечислила условия, которые помогли бы ритейлу:

«Хотелось бы, чтобы в период подобных трудностей сдерживались цены и применялся адмресурс к производителям, потому что были скачки по отпускной цене. Хотелось бы рассчитывать на поддержку со стороны местных СПК. И чтобы было понимание того, что ценообразование в ритейле зачастую регулировать очень тяжело, потому что это рыночные отношения. И хотелось бы, чтобы было некое выравнивание, и торговые сети не выстраивали в иерархию от того, национальные они или локальные. Потому что мы все работаем в одной области», – говорит в заключение спикер.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова

 

В Восточном Казахстане разрешили работу большим торговым объектам

Но бизнес недоволен отсутствием конкретики.

22 Май 2020 10:46 508

В Восточном Казахстане разрешили работу большим торговым объектам

Фото: ustinka.kz

Несмотря на смягчение карантинного режима в Восточном Казахстане, которое регламентировало постановление главного государственного санитарного врача ВКО Гуляим Тагаевой от 14 мая 2020 года № 9, не обошлось без неразберихи. Документ разрешил работу объектам оптовой, оптово-розничной, розничной торговли непродовольственными товарами от 500 до двух тысяч квадратных метров, но не конкретизировал, может ли работать только часть такого магазина, если сам он больше пресловутых двух тысяч квадратов. В то же время с 18 мая в Восточном Казахстане работают мобильные группы, которые проверяют деятельность открывшихся объектов торговли и общепита. В состав комиссий в городах и районах вошли специалисты территориальных управлений контроля качества и безопасности товаров и услуг, местных исполнительных органов, представители СМИ, НПП «Атамекен», партии Nur Otan, депутаты городских и районных маслихатов.

Такие нюансы

«С самого начала разъяснения никому не дали, как быть тем владельцам объектов торговли непродовольственными товарами, у кого площадь больше двух тысяч квадратных метров, – говорит общественница Елена Березинская-Абилова, которая сейчас в составе группы проводит мониторинг объектов торговли и общепита. – Вопрос не был отрегулирован. Поэтому кто-то открылся, рискнул, разделил магазин на две части. Работает та, где меньше 2 тыс. квадратных метров, кто-то остался закрытым. Есть неразбериха. Потом было устное разъяснение органов СЭС, что если на площади менее 2 тыс. квадратных метров в большом магазине торгуют однотипным товаром, то можно остальное закрыть и открыть только эту часть».

По словам Елены Березинской-Абиловой, несмотря на смягчение карантинных мер по ВКО, к ней продолжают поступать звонки и жалобы от встревоженных предпринимателей – обращаются более 80 человек ежедневно. А именно эти вопросы касаются нюансов работы в этот период. Также предприниматели озабочены, что нет дохода, нечем платить кредиты и аренду.

По данным заместителя руководителя ГУ «Отдел предпринимательства, сельского хозяйства и ветеринарии Усть-Каменогорска» Олжаса Кудайбергенова, в областном центре Восточного Казахстана числится примерно 3,9 тыс. объектов торговли площадью до двух тысяч кв. метров. Но даже из них пока открыты примерно 76%. Остальные готовятся встречать покупателей, делают ремонт.

Как сообщил inbusiness.kz Олжас Кудайбергенов, по Усть-Каменогорску действует пять мобильных групп. И если на период введения чрезвычайного положения в стране было составлено 43 административных протокола на объекты торговли и общепита по статье № 476 КоАп РК за нарушения режима чрезвычайного положения, то сейчас эта статья уже не действует, и мобильные группы больше занимаются разъяснениями.

«Самые частые нарушения заключаются в том, что в некоторых торговых точках продавцы работают без масок, перчаток, да и покупатели заходят в магазины, объекты сферы услуг без масок. Мы владельцам объясняем, чтобы они предупреждали через громкоговорители, охранника о необходимости соблюдения санитарного режима. А так у всех арендаторов есть антисептики, у продавцов, есть разметки у касс», – говорит Олжас Кудайбергенов.

По поводу того, как работать крупным торговым точкам свыше 2 тыс. квадратных метров, чиновник не ответил, посоветовав обратиться в органы СЭС.

Две категории

Елена Березинская-Абилова считает, что мониторинг показал – предприниматели делятся на две категории – добросовестных и тех, кто нарушает санитарные правила.

«Многие предприниматели показали высокую социальную ответственность. Торговые дома имеют санитайзеры, средства индивидуальной защиты для персонала, дезинфекционные растворы, они проводят регулярно санитарную обработку», – говорит она.

Всего по Восточно-Казахстанской области действуют с 18 мая 24 мобильные группы по 19 городам и районам с проверкой, как работающие объекты соблюдают санитарно-эпидемиологические требования.

И только в первый день на 32 объектах выявлено 60 нарушений, как сообщили inbusiness.kz в департаменте контроля качества и безопасности товаров и услуг ВКО.

Самые частые нарушения – несоблюдение масочного режима и отсутствие средств индивидуальной защиты. Их комиссии обнаружили на 29 объектах. Незаконное открытие объектов в списке нарушений органов СЭС не значится.

«18 мая рейдами были охвачены 264 объекта, из которых 71 непродовольственный магазин, 105 продовольственных магазинов, 28 торговых домов и торгово-развлекательных комплексов, шесть парикмахерских, две аптеки, одна школа, пять рынков, один киоск, 33 кафе, два банка, – объяснили в пресс-службе департамента. – 10 объектов, – а это торговые дома и пункты общепита, были закрыты на момент проверок. На 17 объектах выявлены нарушения санитарно-дезинфекционного режима – это отсутствие санитайзеров, дезсредств, дезковриков. Нарушение социального дистанцирования между посетителями выявлено на восьми объектах, нарушение масочного режима и отсутствие СИЗ – на 29 объектах, хранение пищевой продукции в неупакованном виде – на одном объекте».

Напомним, что с 16 мая в ВКО, за исключением Семея, начались смягчения карантина для бизнеса. Так, разрешена работа не только объектов торговли непродовольственными товарами на площади до 2 тыс. квадратных метров, но и объектов общепита на открытых площадках.

А пока в Восточном Казахстане ожидают нового, десятого по счету постановления главного государственного санитарного врача ВКО, в котором, возможно, для бизнеса будут новые послабления.

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: