Что делать правительству, если роста цен на ГСМ и газ не избежать с созданием единого рынка нефти?

4018

​Прежде чем переходить на свободный рынок, нужно повысить доходы населения, считает эксперт по нефтегазовым проектам Каспийского региона, редактор Energy Monitor Нурлан Жумагулов. Другой эксперт, Олжас Байдильдинов уверен, что неизбежный рост цен на ГСМ и газ в Казахстане – это требование не ЕАЭС, а ВТО. 

Что делать правительству, если роста цен на ГСМ и газ не избежать с созданием единого рынка нефти?

На этой неделе ЕЭК сообщила о "высокой степени готовности" проекта договора по единому рынку нефти в связи с тем, что страны – участники ЕЭАС "сблизили позиции" по спорным вопросам оказания услуг по ее транспортировке. Как это отразится на внутреннем рынке и жизни казахстанцев? Корреспондент inbusiness.kz поговорил на эту тему с экспертами.

Так, ведущий авторской программы "Байдильдинов. Нефть" Олжас Байдильдинов заявил, что создание единого рынка нефти позволит производителям – нефтедобывающим компаниям – торговать сырьем не только на внутреннем рынке республики по низкой цене, но и продавать его по выгодной для них стоимости, например на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже. 

"Это означает, что с окончательным созданием единого рынка нефти и возможностью торговать на внешних рынках по мировым ценам сырьем к 2025 году цены на казахстанском рынке на ГСМ (как производные от нефти) будут на уровне российских, которые на порядок выше", – сказал г-н Байдильдинов.

На вопрос о том, какова разница между казахстанскими и российскими ценами на нефтепродукты, эксперт ответил, что в полтора, а то и в два раза. Так, по его информации, цена на дизель в России составляет при пересчете на нашу валюту 420-430 тенге за литр, а у нас пока на уровне 200 тенге. В два раза в России дороже и газ, чем у нас. Цены на электроэнергию разнятся в полтора раза. 

"Времени до 2025-го осталось не так уж и много. Практически два года, так как единый рынок нефти должен заработать уже с первых чисел 2025 года. Понятно, что последующие два года цены на ГСМ и газ не могут сдерживаться, а постепенно все же будут расти. Например, тот же QazaqGaz на днях заявил, что ушли "в минус" и при таких ценах не дотянут до следующего года", - напомнил собеседник. 

В свою очередь редактор Energy Monitor Нурлан Жумагулов считает, что. прежде чем переходить на свободный рынок, нужно повысить доходы населения. 

"Готовы ли казахстанцы приобретать дорогие ГСМ, природный газ и сжиженный газ? Если помните, в начале года глава государства озвучил, что у половины населения доходы не превышают и 50 000 тенге в месяц", – напомнил г-н Жумагулов, отметив, что  сегодня за счет многих нефтедобывающих компаний цена на бензин остается доступной на АЗС, поскольку нефтяники поставляют нефть по цене 20-25 долларов США за баррель, что в четыре раза ниже экспортных цен.

По его мнению, если правительству республики удастся повысить доходы граждан страны к 2025 году, то только лишь в этом случае можно говорить б едином топливном рынке. 

"Если не удастся – целесообразнее перенести создание общего рынка",  подчеркнул г-н Жумагулов. 

Олжас Байдильдинов придерживается несколько иной позиции. Он подчеркнул, что рост цен  это требование не ЕАЭС, из которого некоторые граждане призывают выйти, а ВТО. 

"Если субсидировать постоянно внутренний рынок, то тем самым не может быть и речи о создании равных условий для всех участников рынка. Правительству Казахстана следует отпустить рыночные цены, иначе оно не сможет добиться роста доходов в других секторах экономики. Например, если сдерживать цены на лук или тот же сахар, то никто в этой сфере не пойдет выращивать и производить эти виды продуктов. Зарплаты и доходы казахстанцев повсеместно будут расти только после того, как их продукция будет адекватно оцениваться на внутреннем рынке. Другого выхода нет",  резюмировал  Байдильдинов. 

Напомним, в июле текущего года глава государства на расширенном заседании правительства вновь поднял газовый вопрос, который в начале года стал триггером для январских событий. 

"Мы были вынуждены до конца текущего года продлить ценовое регулирование на розничную реализацию сжиженного нефтяного газа. Однако искусственное сдерживание цен в будущем может привести к дефициту. Это закон рынка. На этом фоне Казахстан принимает вынужденную меру по переориентации газа с экспортного на внутренний рынок. И этот шаг ведет к потере валютной выручки и ухудшению торгового баланса", – сказал тогда Касым- Жомарт Токаев. 

"Решение проблемы цен как на нефть, так и на газ и на производные от них  топливо  необходимо было начать уже позавчера", заявил inbusiness.kz глава Ассоциации нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков.

По его мнению, правительству республики уже давно надо было задуматься о создании перерабатывающих мощностей на внутреннем рынке и надежной инфраструктуры для транспортировки ГСМ. 

Рано или поздно правительству, в нынешнем ли составе или новом, предстоит решить этот вопрос в рыночном ключе, но без ценового перекоса. Газовый вопрос, как показали январские события, в нынешних условиях приобретает не только социальный окрас, но и политический. Так, Узбекистан может прекратить экспорт газа в нашу страну уже в 2025 году. Такая перспектива грозит большим дефицитом голубого топлива для юга Казахстана, который является потребителем  узбекского газа.  

"Только на моей памяти разговоры о создании собственной газо- и нефтехимии в правительстве шли больше десяти лет, с 2008 года. За это время наши южные соседи – Туркменистан и Узбекистан успели при помощи инвесторов, которые изначально приходили к нам, построить аналогичные заводы и теперь могут не просто торговать газом, но и производить товары более высокого передела и стоимости", – отметил  Жаксылыков. 

Кульпаш Конырова