/img/tv1.svg
RU KZ
Эмиссионный задел на будущее

Эмиссионный задел на будущее

Укрощая инфляцию и спасая банки, регулятор и правительство в этом году выделило им свыше 3,2 триллиона тенге связанной ликвидности, треть из которой уже со следующего года может начать высвобождаться.

15:45 02 Январь 2018 5260

Эмиссионный задел на будущее

Автор:

Султан Биманов

Уходящий год по праву следует назвать годом очередного масштабного спасения банковского хозяйства страны, состоявшегося преимущества за государственный счет, а значит, оплаченного из кармана налогоплательщиков. Однако, решат ли громадные бюджетные вливания текущие проблемы, вопрос, не имеющий однозначного ответа.

Национальный банк Казахстана в 2017 году потратил свыше 1,2 триллиона тенге на оздоровление банковской системы, гласит обзор денежно-кредитной политики этого года, составленный регулятором. Однако в самом документе (имеется в виду «Основные направления ДКП РК на 2018 год») уточняется, что это расходы в рамках программы повышения финансовой устойчивости сектора.

Другими словами, это не весь счет к оплате, ведь не учтены прямые расходы бюджета, а это еще примерно два триллиона тенге. Напомним, что примерно по триллиону было позаимствовано из национального фонда, а также на внутреннем рынке через продажу казначейских облигаций министерства финансов РК.

В результате спасение крупных банков страны обошлось стране по грубым расчетам в 3,2 триллиона тенге. Треть из этой суммы – результат работы печатного станка Нацбанка в рамках своей программы. Регулятор заблаговременно позаботился, чтобы такой вал денежной массы не стал триггером инфляции, стерилизовав эту ликвидность через собственные же ГЦБ, а именно ноты.

Однако банки по условиям программы могут высвобождать эту ликвидность в объеме одной трети и не чаще раза в год, что создает определенные риски на ближайшие годы. А история спасения Казкоммерцбанка через выкуп проблемных займов БТА, о которой уже писал abctv.kz, до сих пор не раскрыта во всех подробностях. К слову, в министерстве финансов так и не прокомментировали вопросы abctv.kz, сославшись на конфиденциальный характер данной информации.

Среди игроков главным бенефициаром госпомощи стал Казкоммерцбанк, в который правительство и Нацбанк влили без малого 2,4 триллиона тенге, ввиду своей системной значимости. Причем проблемный кредит БТА выкупался по полной номинальной стоимости. Из этого следует, что все убытки с легкой руки кабмина были переложены на плечи всех налогоплательщиков. Однако, что из себя представляет этот заём, вобравший в себя весомый пул безнадежных займов от БТА, и какими классами залоговых активов обеспечен, правительство почему-то до сих пор не раскрывает.

Далее идут реципиенты госпомощи от регулятора в рамках программы повышения финустойчивости в лице «социально значимых» банков. По ее условиям поддержка будет происходить на солидарной с акционерами основе из пропорции два к одному, где наибольшую часть предоставляет Нацбанк.  Последний решает проблему  за счет печатного станка, эмитировав в IV квартале этого года до 650 миллиардов тенге в виде облигаций со ставкой купона в 4% годовых на 15 лет.

Порядка 60% этих средств получили АО Bank RBK (253 миллиарда тенге двумя траншами) и Евразийский банк (150 миллиардов тенге). В орбиту программы также вошли АО «АТФ Банк», «Цеснабанк» и банк «ЦентрКредит», реализовавшие Нацбанку облигации на сумму 100 миллиардов, 100 миллиардов и 60 миллиардов тенге соответственно.

Данные средства привлекались банкирами по льготным ставкам и инвестировались в ГЦБ по ставкам гораздо выше, что дало им возможность сформировать «денежную подушку» за счет разницы в процентных платежах для признания убытков за счет собственного капитала.

В результате только в октябре 2017 года (когда и заработала программа повышения финустойчивости банков) собственный капитал банков по балансу резко вырос на 135 миллиардов, до более чем три триллиона тенге. Основной рост произошел за счет АО «Народный банк», «Евразийский банк» и «Цеснабанк». Причем если первый наращивал капитал за счет нераспределенной прибыли, то по остальным рост в большей степени связан с господдержкой от регулятора.

Другим немаловажным фактором старта программы Нацбанка стал возврат секторальной банковской прибыли в положительную зону впервые с июля 2017 года, после спасения ККБ и признания реальных убытков новыми акционерами. Причем если изначально Народный банк планировал сохранить ККБ как отдельную дочернюю структуру, то к концу года менеджмент пересмотрел свои планы в сторону консолидации.

Причин тому несколько. Во-первых, политика таргетирования инфляции, проповедуемая Нацбанком Казахстана. Годовая инфляция в результате вошла в целевой коридор 6-8%, а средневзвешенные ставки по корпоративным и розничным вкладам упали с 10,4% и 12,3% годовых в тенге в январе до 7,9% и 10,3% в ноябре этого года соответственно. Аналогично кредитные ставки по займам юридическим и физическим лицам упали с 15,2% и 18,4% до 13,4% и 18,9% годовых.

В 2018 году регулятор планирует понизить целевой инфляционный коридор на один процентный пункт – 5-7%, следует главный посыл монетарных властей в денежно-кредитной политике на следующие 12 месяцев. Это значит, что снижение процентных ставок будет оказывать давление на маржинальность банков.

Во-вторых, если экономика Казахстана по прогнозам министерства национальной экономики по итогам текущего года может вырасти на 4% и преимущественно за счет горнодобывающего сектора, то в следующем, 2018 году большинство аналитиков предсказывает замедление темпов роста. Это, безусловно, будет оказывать влияние как на темпы кредитования, так и на качество ссудного портфеля.

Здесь в голову приходит другая популярная идея о необходимости консолидации банков через оптимизацию банковского бизнеса на фоне сужающегося рынка. Текущий год был богат на заявления о слияниях и на фоне прогнозов роста экономики Казахстана на 1,5-2%. Однако на деле произошла лишь смена контроля в нескольких банках (ККБ, банк «ЦентрКредит»), сохранив при этом обособленный юридический статус, тогда как остальные планы под разными предлогами расстроились.

Тем не менее, в условиях дальнейшего снижения инфляции в 2018 году и замедления роста экономики тренд на консолидацию должен объективно усилиться. И намерение руководства АО «Народный банк» (НБК) по присоединению к себе ККБ – первый яркий тому сигнал. Целей у этой операции видится несколько, из которых в глаза бросается прежде всего оптимизация расходов и бизнес-процессов. Не исключено, что слияние будет идти по схеме деления на «хороший» и «плохой» банки с оздоровлением качества активов у НБК.

Банки более мелкого калибра ищут разные пути привлечения капитала. Ярким тому примером стало IPO и SPO АО «Банк Астаны» на Казахстанской и Московской фондовых биржах в этом году.  

Нельзя не отметить, что низкая инфляция и ее производные сопровождаются продолжающимся длительным падением реальных зарплат в стране. Вкупе с замедлением экономики это будет оголять не только доходы банкиров и оказывать давление на ссудный портфель, но и вскрывать потайные «скелеты в шкафах».

Нацбанк сам неоднократно признавал наличие так называемых «вечно зеленых займов» в портфелях банков, которые постоянно рефинансируются без попадания в зону неработающих. Убытки по таким займам зачастую покрывались за счет других заемщиков. И сужение рынка рискует сломать такие схемы маскировки низкого качества кредитных портфелей банков.

Понимание этой ситуации есть и у регулятора, чему ярким свидетельством служит появление программы повышения финустойчивости банков и включения в него пула системных и средних банков с выделением им «денежной подушки» на будущие убытки. Однако, насколько ее хватит в действительности и сможет ли сектор пойти на добровольную кооперацию, вопрос, не имеющий сейчас однозначного ответа.

Султан Биманов

Тенге способен сам постоять за себя

Эксперт объяснил, почему нацвалюта не всегда зависит от рубля.

30 Июль 2020 19:09 5053

Фото: Максим Морозов

«Казалось, что после марта (когда и тенге, и рубль сильно падали на фоне обвала рынка нефти и распространения коронавируса. – Ред.) все более или менее стабильно, но в последние недели российский рубль начал сильно сдавать свои позиции, ослабнув на 7,20%, с 68,23 до 73,17 рубля за доллар. Слабела российская валюта в первую очередь на фоне очередного снижения базовой ставки Центробанком РФ», – написал в своем телеграм-канале FINANCE.kz финансовый аналитик Андрей Чеботарев.

Отметим, что ключевую ставку Банк России снизил на 25 б.п., до 4,25% годовых. Решение принято 24 июля. Ранее, 19 июня, ключевую ставку снизили на 100 б.п., до 4,50% годовых.

Андрей Чеботарев указывает на то, что это сужает дифференциал ставок с валютами развитых стран и тем самым делает российскую валюту менее привлекательной для инвестиций.

Кроме этого, по его словам, на российскую валюту оказывают давление возобновившиеся активные разговоры о новых санкциях в отношении России, а «это никогда хорошо не влияет на валюту».

«Не все стабильно у нашего торгового партнера и с поставками газа и строительством газопровода в Европу. Кроме этого, в России только-только закончилась налоговая неделя и конвертации зарубежными инвесторами выплат дивидендов в рублях крупнейшими компаниями России. Транзакции на внушительную сумму в течение короткого периода времени способны негативно отразиться на динамике обменного курса», – перечисляет факторы влияния аналитик.

Он отмечает, что Россия – один из основных торговых партнеров Казахстана.

«Именно поэтому мы так пристально смотрим в ее сторону. Несмотря на весомые объемы взаимной торговли с Евросоюзом и Китаем, доля РФ в совокупном импорте Казахстана выросла до 42% от всего импорта в I квартале этого года», – пишет эксперт.

«Привязки по факту нет»

«За рублем слабеет и тенге. И это провоцирует обсуждение «привязки» нашей валюты к рублю. Однако привязка тенге к рублю означала бы постоянное значение тенге-рубль и подразумевала бы некий «паритет». Рубль не может не оказывать влияния на нашу валюту в силу высокой доли в торговле услугами и товарами. Но привязки по факту нет: можно заметить, что курс тенге к рублю варьировался от 5,22 до 6,19 тенге за рубль в течение календарного года», – отмечает Андрей Чеботарев.

Он поясняет, что значительный «разброс» паритета указывает на то, что даже при наличии экономической зависимости рубль не единственный превалирующий фактор курса тенге к доллару. «Важный, но не единственный», – подчеркивает аналитик.

«Все факторы, которые влияют на рубль, не влияют на тенге напрямую, а лишь опосредованно через курс рубля. Наш обменный курс формируется исходя как из внутренних, локальных, так и внешних факторов, включая движение цен на нефть и риск-аппетит глобальных инвесторов», – пишет эксперт.

По его мнению, Казахстан благодаря ставке в 9% выглядит достаточно аппетитно, особенно когда у инвесторов пройдет страх очередного обвала.

Напомним: решение о снижении базовой ставки с 9,5% до 9,0% с сужением процентного коридора с +/-2 п.п. до +/-1,5 п.п. принято 20 июля.

«Также не стоит забывать про расширяющийся дифференциал ставок между тенговыми и рублевыми финансовыми инструментами. Он должен оказать поддержку тенге, ведь разница между ставкой НБРК и ЦБР уже выросла до 5%», – отмечает аналитик.

«Таким образом, мы действительно зависим от рубля, но степень этой зависимости не абсолютная, и тенге достаточно свободная валюта, особенно в последние полгода, и способна постоять за себя сама. Этому могут поспособствовать государственные программы диверсификации экономики и дешевые кредиты для бизнеса», – резюмирует эксперт.

Подпишитесь на наш канал Telegram!

Нацбанк снизил базовую ставку вне графика

Поможет ли экстренная мера экономике?

04 Апрель 2020 08:42 2952

«Решение Нацбанка о снижении базовой ставки было ожидаемым. Правда, мы предполагали, что это будет сделано несколько позже, ближе к окончанию режима ЧП, чтобы подбодрить экономику и кредитование», – прокомментировал для inbusiness.kz генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев решение финрегулятора снизить базовую ставку с 12% до 9,5% с 6 апреля.

Напомним: базовую ставку подняли внеочередным решением 10 марта. Ее размер увеличили с 9,25% до 12%, что потребовалось для защиты от внешних рисков и для сохранения финансовой стабильности в стране. Доллар в обменных пунктах тогда устремился вверх и опробовал отметку, которая в валютных отношениях с тенге считается психологической – 400 тенге за доллар.

Позже, 16 марта, когда дата объявления решения по базовой ставке наступила по графику, НБК сохранил ее размер на уровне 12%, и также сохранил расширенный ранее коридор процентных ставок – с +/- 1 п.п. до +/- 1,5 п.п.

«Повышение 10 марта базовой ставки до 12% оказало превентивное воздействие на распространение паники на рынках и внесло своевременные коррективы в стратегии рыночных агентов, что позволило ограничить возникающие инфляционные риски и защитить стоимость тенговых активов. Одновременно с этим расширение процентного коридора до 1,5 п.п. призвано ограничить возможность спекулятивного давления на обменный курс со стороны участников рынка, увеличив стоимость тенгового заимствования для банков в Национальном банке до 13,5%. Ставки на денежном рынке приблизились к верхней границе обновленного коридора процентных ставок и достигли 13,48%», – прокомментировал тогда регулятор.

Высокая инфляция как меньшее зло

Теперь же, так же внеочередным решением, озвученным 3 апреля, регулятор снизил базовую ставку до 9,5% с расширением процентного коридора с +/-1,5 п.п. до +/-2 п.п. Соответственно, ставка по операциям постоянного доступа по предоставлению ликвидности составит 11,5%, по операциям постоянного доступа по изъятию ликвидности – 7,5%. Изменения вступят в силу 6 апреля.

«Резкое повышение базовой ставки до 12% позволило Нацбанку сбить девальвационные ожидания и панические настроения рынка. С тех пор ситуация стабилизировалась, доллар не «улетел» к отметкам 500-600 или даже 1000 тенге – были и такие прогнозы. Теперь же экономика страны задыхается под гнетом карантинных мер и нужно срочное оживление экономической активности и банковского кредитования», – прокомментировал Мурат Кастаев.

Насколько эффективной будет мера, это, по мнению эксперта, зависит от развития ситуации вокруг коронавируса. «Если пик инфекции в стране действительно пройдет в апреле (как прогнозирует минздрав), то ущерб для экономики будет терпимым и появится возможность для восстановления во втором полугодии этого года», – говорит он.

«Если же ограничительные меры и чрезвычайное положение продлятся два-три месяца, то никакое снижение ставки не будет иметь эффекта, так как кредитовать будет некого – в том смысле, что и бизнес, и население не смогут выплачивать текущие кредиты и подорвут свои кредитные истории», – считает собеседник.

Поэтому, на его взгляд, Нацбанк пытается действовать на опережение и перейти на нейтральную монетарную политику, поскольку стоимость денег стала практически равной годовой прогнозной инфляции, а значит, реальная ставка приблизилась к нулю.

«Эффект от снижения базовой ставки будет ограниченным, так как на стагнацию экономики больше влияют карантин, падение доходов бизнеса и населения и падение совокупного спроса. Думаем, что в течение апреля Нацбанк будет следить за ситуацией и в случае ее ухудшения вновь понизит ставку. На наш взгляд, в текущих условиях высокая инфляция является меньшим злом, чем сильная рецессия в экономике», – уверен Мурат Кастаев.

Как Нацбанк объясняет свое решение

В Нацбанке сделали отсылку к пакетам антикризисных мер, которые президент РК Касым-Жомарт Токаев предложил  для обеспечения социально-экономической стабильности в стране, их объем – 4,4 трлн тенге.

«Для реализации этих инициатив правительство пересмотрело ключевые параметры бюджетной политики, предусмотрело значительные расходы на финансирование антикризисных мер. В связи с этим Нацбанк считает, что в дальнейшем продолжительное поддержание базовой ставки на текущем уровне (12%. – Ред.) может оказать ограничивающий эффект на экономическую активность», – говорится в сообщении регулятора.

Вместе с тем в Казахстане увеличился уровень инфляции: по итогам марта – 6,4% в годовом выражении. Установленный коридор в 4-6% превышен. Это произошло из-за «одновременных шоков спроса и предложения со стороны внешнего сектора», которые произошли из-за расширения распространения коронавируса и резкого снижения цены на нефть до многолетних минимумов, а также из-за ограничения внутреннего предложения.

Нацбанк ожидает, что годовая инфляция в Казахстане сложится в пределах 9-11%. Замедление ее можно ожидать в 2021 году. Однако в этом году, при сохранении текущих условий, финрегулятор ожидает отрицательный экономический рост.

Решение снизить базовую ставку – одна из мер Нацбанка, направленных на обеспечение финансовой стабильности, ограничение рисков для экономики страны и адаптацию экономики к изменившимся условиям внешней и внутренней среды.

Эта мера, по ожиданиям НБК, должна подействовать в совокупности с расширением программы «Экономика простых вещей» до 1 трлн тенге и принятием программы льготного кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства на сумму 600 млрд тенге.

Очередное решение Нацбанка будет объявлено по графику – 27 апреля в 15:00 по времени г. Нур-Султан.

Елена Тумашова