Грозит ли дефицит зерна и муки Казахстану

2108

Мукомолы заявляли о скором исчерпании запасов и требовали запретить экспорт зерна. Однако в Зерновом союзе Казахстана считают, что переработчики, манипулируя общественным сознанием, хотят добиться необоснованных преференций за счет других участников рынка.

Грозит ли дефицит зерна и муки Казахстану

Пострадают в этом случае фермеры. А ограничения на экспорт казахстанского зерна могут привести к потере рынков Узбекистана и Таджикистана, передает корреспондент inbusiness.kz.

С 15 марта Российская Федерация ввела запрет на экспорт пшеницы в страны ЕАЭС до 30 июня, на экспорт сахара за рубеж до 31 августа 2022 года. Тут же в Казахстане цены на продовольственные товары поднялись. Возник ажиотаж вокруг сахара, он пропал с прилавков, мукомолы Казахстана заявили, что запасов осталось мало, мельницы под угрозой закрытия, и попросили ограничить экспорт казахстанского зерна. После повысилась стоимость хлеба и мучных изделий. 

Владельцы "магазинов у дома" только разводят руками и ссылаются на рост закупочной цены. Мукомолы сетуют на подорожание пшеницы.

"Пшеница у местных фермеров стоила 115 тысяч тенге за тонну, теперь она стоит 150 тысяч. Мы говорим: "Ну давайте по 150". Они нам: "Да подождите, может, будет 180". И не продают. Мы сейчас остатки перерабатываем. И то ее купили дорого, поэтому стоимость муки поднялась. Проблема в том, что Российская Федерация ввела запрет на экспорт пшеницы. И в Казахстане сразу взлетели цены на пшеницу. Вот и вся проблема", – пояснили причину в усть-каменогорском мукомольном комбинате.

Зерна предостаточно

Между тем, по данным бюро Национальной статистики, на 1 марта 2022 года в стране было 5,9 млн тонн только продовольственной пшеницы. Этого, по словам экспертов, хватит с лихвой и для обеспечения внутреннего рынка, и для "безболезненного" экспорта. 

Ситуацию с "паникой" мукомолов в Зерновом союзе Казахстана объясняют следующим образом. Раньше большинство мукомольных комбинатов импортировали российскую пшеницу из-за ее дешевизны. А зерно, которое производится в Казахстане, в основном реализовывалось трейдерам, какая-то часть экспортировалась в Узбекистан, Таджикистан, Афганистан. В связи с запретом РФ на вывоз зерна мукомолы вынуждены были покупать товар на внутреннем рынке.  

"Из-за повышенного спроса, естественно, произошел рост цены на внутреннем рынке. Цена выросла, они не успевали за ростом, потому что рынок муки не настолько эластичный, как рынок зерна. На рынке зерна любые повышения, которые происходят на одном рынке, тут же отражаются на другом. С мукой немного другая ситуация, потому что есть остатки предыдущего товара, который имеет несколько иную себестоимость. Там где-то месяц-полтора проходит время до повышения. Соответственно, они попали в эти "ножницы". А покупать дорого зерно не могут. Отсюда пошел накат от них, что не могут работать, купить зерно. Я сомневаюсь, что тонну зерна они не могут купить за 160 тысяч тенге, потому что трейдеры покупают за 150 тысяч. Скорее всего, здесь некое лукавство есть", – комментирует официальный представитель ОЮЛ "Зерновой союз Казахстана" по взаимоотношениям со СМИ Евгений Карабанов. 

Но даже в этом случае, отмечает он, в основном мукомолы сейчас ориентированы на экспорт. Нынешняя ситуация, говорит Евгений Карабанов, не более чем как попытка отдельных лиц заполучить себе преференции за счет других участников рынка. В первую очередь за счет фермеров. 

"Мукомолы сейчас воюют, пытаются заставить правительство ввести запреты, пошлину, для того чтобы цена на зерно упала. Чтобы иметь возможность, купив дешевое зерно, дороже продавать муку на экспорт. И поэтому используют всевозможные манипуляционные методы сознания. А пострадавшими в первую очередь в этой цепочке будут фермеры. Основное зерно сейчас сосредоточено не у мукомолов и трейдеров, а именно у фермеров на складах. А что такое пострадавший фермер? Он либо несвоевременно проведет посевную кампанию, либо уменьшит площади, либо проведет посевную в ущерб технологиям. А ущерб технологиям, нарушения сроков – это существенное увеличение рисков неурожая, к примеру, из-за каких-то погодных катаклизмов", – подчеркивает он.

Отмечается, что в прошлом году фермеры и так оказались в тяжелом положении. Из-за засухи. К тому же в 2 раза повысилась стоимость семян, в 2-2,5 раза – стоимость средств защиты растений, в 3 раза – на запасные части и почти в 2 раза – на удобрения. 

К существенному росту цен привели геополитические события, разрыв цепочек поставок, связанный с ограничениями, санкциями, и девальвация. В этом году посевная для фермеров обойдется дороже.

"Естественно, те фермеры, которые держали зерно до последнего, пытаются максимально дорого продать товар. Мукомолы их обвиняют в попытке получить сверхприбыль. Но о сверхприбылях речи не идет. Речь идет о возможности хоть как-то компенсировать эти существенные повышения цен. Необходимо понимать, что мы не можем заставить фермера сдавать зерно дешевле мукомолам. Это неправильно – решать проблемы одной отрасли за счет доходов другой отрасли. У нас 170 мукомольных предприятий. Это данные союза зернопереработчиков. Их совокупная мощность превышает 10 млн тонн муки. А мы потребляем всего 2 млн тонн, и экспорт муки составляет не более 1,5 млн тонн за последние три года. То есть нам не нужно столько мукомольных предприятий. Каждый, когда строил мукомольные предприятия, как-то должен был оценивать риски, эффективность производства. В итоге получается, что они загружены только на 35%", – заявляет официальный представитель Зернового союза.

Есть риск потери рынка

В свою очередь, запрет на экспорт зерна может привести к тому, что Казахстан потеряет рынок по данному товару в азиатских странах. 

"Если мы запретим экспорт зерна, 100% они обратятся к РФ и получат необходимые объемы. То есть мукомолы глубоко ошибаются, что, ограничив экспорт зерна, эти страны будут больше потреблять муки. Это не так. В Афганистан они и так экспортируют. А Узбекистан и Таджикистан, в том числе из-за  вот таких бесконечных криков, что надо зерно запрещать вывозить, уже создали мукомольную промышленность. Соответственно, любые наши действия будут восприняты ими в том числе как недружественные. Это уже плохо. А если хотя бы один раз мы туда массово запустим российское зерно, мы просто потеряем эти рынки. Так, как произошло с рынком Кыргызстана, когда он вступил в ЕАЭС и туда очень активно начала заходить российская продукция. Мы потеряли 50% этого рынка по зерну и более 70% по муке. Вся эта продукция заместилась продукцией российских производителей. И здесь может произойти то же самое. Одного раза хватит, чтобы их толкнуть в жаркие объятия России. А потом что мы будем делать?" – задает вопрос представитель Зернового союза РК Евгений Карабанов. 

Он добавил, что как только РФ снимет запрет на экспорт зерна, то мукомолы тут же переключатся на российское зерно. 

"Они (мукомолы. – Прим.) как флюгер. Я их не обвиняю, у них рыночный подход с одной стороны. Но если так, тогда он и должен оставаться  во всем рыночном. А то получается, здесь считаем, здесь не считаем. Когда нам удобно, будем кричать и требовать, чтобы нам делали преференции, а когда все нормально, мы просто будем поддерживать российского фермера, покупая у него зерно", – заключил он. 
 

Статистические данные

Так, по данным Зернового союза, если в сезоне-2020/21 (июль-июнь) средняя экспортная цена на пшеницу составила 220 долл. США, то с учетом К=0,75 и нормативной прибыли в 4,9% средняя экспортная цена на муку пшеничную должна была составить 305 долл. США. Фактически она составила 280 долл. США (-25 долл. США на тонну).

В сезоне-2021/22 за период июль-январь средняя экспортная цена на пшеницу составила 259 долл. США, с учетом К=0,75 и нормативной прибыли в 4,9% средняя экспортная цена на муку пшеничную должна составить 362 долл. США. Фактически она составила 325 долл. США (-37 долл. США на тонну).

Если принять, что доходы от реализации отрубей покрывают расходы мукомолов на производство муки, то получается, что экспортные операции приносят казахстанским мукомолам чистый убыток в размере 25-37 долларов США на каждой тонне.

Для сравнения рассмотрим эффективность экспорта российских мукомолов в Казахстан, по данным таможенной статистики РФ.

В сезоне-2020/21 (июль-июнь) средняя экспортная цена на российскую пшеницу в Казахстан составила 160 долл. США, с учетом К=0,75 и нормативной прибыли в 4,9% средняя экспортная цена на российскую муку пшеничную должна составить 223 долл. США. Фактически она составила 345 долл. США (+122 долл. США на тонну).
В сезоне-2021/22 за период июль-январь средняя экспортная цена на российскую пшеницу в Казахстан составила 218 долл. США, с учетом К=0,75 и нормативной прибыли в 4,9% средняя экспортная цена на российскую муку пшеничную должна составить 305 долл. США. Фактически она составила 384 долл. США (+79 долл. США на тонну).

Таким образом, российские мукомолы, поставляя муку в Казахстан, получают доход на каждой тонне от 79 до 122 долл. США.

Жанар Асылханова