/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 440,47 Brent 36,55
Инфляционные ожидания достигли трехлетнего минимума

Инфляционные ожидания достигли трехлетнего минимума

Доля населения, живущего от зарплаты до зарплаты, растет третий месяц подряд, планомерно приближаясь к уровню в 90%.

07:09 12 Февраль 2019 6360

Инфляционные ожидания достигли трехлетнего минимума

Автор:

Султан Биманов

Инфляционные ожидания в Казахстане опустились до трехлетних минимумов, достигнув отметки в 4,7% при фактическом показателе в январе в 5,2%. Об этом свидетельствует график ожидаемой и фактической инфляции за январь от Национального банка, опубликованный в понедельник, 11 февраля.

Источник: Национальный банк Казахстана, 2019 г.

Опрос, проведенный GfK Kazakhstan по заказу регулятора, показал, что 52,8% респондентов диагностировали рост цен от 10%; еще 26% – от 6-10% при инфляции в чуть более 5%. В структуре потребления наибольший рост идет по продуктам питания, заявили 83,2% опрошенных людей. Наиболее дорожающими продуктами питания в январе 2019 года казахстанцы назвали: мясо (включая птицу, 26,1% респондентов), фрукты и овощи (20,6%), молоко и молочную продукцию (16,3%), а также хлеб/хлебобулочные изделия (12,7%). Однако инфляционные ожидания на предстоящие 12 месяцев в январе скорректировались в сторону сохранения текущих темпов и даже некоторого замедления.

В структуре денежных доходов казахстанской семьи выросла доля госдотаций (до 32,8%), при этом свыше 68% респондентов отчитались о среднемесячном доходе своих семей в размере не более 150 тыс. тенге. Доля тех, кому удалось отложить какую-либо сумму, сжалась в январе на 1,7 процентного пункта, до 14,6%.

Другими словами, 85,4% респондентов признали, что живут от зарплаты до зарплаты, и число таковых растет последние три месяца подряд. Сам тренд наиболее ярко стал проявляться с середины прошлого года, когда доля живущих до зарплаты составляла 80,8%, следует из результатов опроса. На начало января почти 80% населения не имело какие-либо денежные накопления. Реальные зарплаты помесячно во втором полугодии 2018 года стагнировали, а в декабре в годовом выражении (более свежей статистика пока нет) упали до «минус» 5,7%, сообщал регулятор.

Параллельно с этим растет и закредитованность граждан. В частности, растет доля имеющих потребительские займы (рост на 2 п. п., до 32,3%), тогда как по другим направления кредитования (ипотека, автокредиты и другое) наблюдается снижение. Это, по всей видимости, повлияло на кредитную нагрузку. Так, за отчетный месяц выросла доля респондентов, чьи платежи по кредитам составляют от 20 тыс. до 50 тыс. тенге.

Девальвационные ожидания, в свою очередь, продолжают снижаться. В январе ослабления тенге к доллару ожидало 63,3% респондентов против 70,7% в сентябре прошлого года. Однако по итогам января граждане активно нарастили покупки наличных долларов.

Инфляционные ожидания – это предположения населения и участников рынка о дальнейшей динамике инфляции в стране, которые Национальный банк замеряет с начала 2016 года. Опрос проходит в форме телефонного интервью 1500 респондентов внутри Казахстана.

Султан Биманов

Основные тренды влияния на валютный рынок назвали в Нацбанке

Заместитель директора департамента монетарных операций Национального банка Иван Сердюк рассказал об основных трендах на валютном рынке и ожиданиях по динамике курса в августе.

07 Август 2020 09:01 3725

Основные тренды влияния на валютный рынок назвали в Нацбанке

Что происходит на рынке нефти? Как это отражается на тенге?

C начала августа цены на нефть показывают небольшой рост на фоне данных о снижении запасов в США, а также взрыва в Бейруте. По мнению аналитиков, это может привести к перебоям в поставках. Так, 5 августа цены на нефть марки Brent достигли пятитимесячного максимума и перешагнули отметку 45 долларов за баррель.

Если цены на нефть стабилизируются и перейдут в фазу постепенного роста, это может оказать положительное влияние на курс тенге: увеличатся поступления валюты и улучшится состояние текущего счета платежного баланса к концу года.

Что еще, кроме традиционных основных факторов влияния на тенге – нефти, динамики валют торговых партнеров и локальных факторов, может потенциально оказать влияние на курс национальной валюты?

Рынок государственных ценных бумаг имеет потенциал стать фактором поддержки для нашей валюты. В настоящее время тенговые инструменты выглядят достаточно привлекательными для иностранных инвесторов на фоне государственных ценных бумаг других стран. У нас выше доходность.

Покупки ценных бумаг зарубежными инвесторами отразятся на валютном рынке, станет больше валюты, что будет способствовать укреплению тенге.

Как Вы оцениваете влияние так называемых сезонных факторов – «налоговой недели» и «сезона отпусков»?

Каждый второй месяц квартала – это период «большой налоговой недели». В это время экспортеры выплачивают рентный налог и налог на добычу полезных ископаемых. Для уплаты налогов экспортеры продают валюту. Это, как правило, обеспечивает повышенное предложение на валютном рынке и соответствующую поддержку курсу тенге.

Однако стоит учитывать, что в августе оплата налогов будет производиться за II квартал, а тогда цены на нефть достигали своих минимумов за последние десятилетия и достигали 19 долларов за баррель. То есть эффект от фактора «налоговой недели» мы ожидаем умеренный.

Есть еще один сезонный фактор. Это так называемый сезон отпусков, когда люди меняют тенге на иностранную валюту, чтобы полететь на отдых в другие страны. В этом году из-за коронавируса многие страны по-прежнему остаются закрытыми для туристов. Именно поэтому эффект «сезона отпусков» на тенге будет ограниченным.

На фоне восстановления экономической активности постепенно растет спрос на наличную инвалюту в обменных пунктах. В среднем с начала года обменники ежемесячно продают по 385 млн долларов в иностранных валютах, что меньше средних показателей 2018 и 2019 годов, когда ежемесячные продажи составляли по 575 и 653 млн долларов соответственно. По нашим предварительным оценкам, в июле нетто-объем продажи валюты населению составит 450-500 млн долларов.

Это внутренние факторы, которые могут оказать воздействие на стоимость доллара в августе.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Удастся ли «загнать» инфляцию в коридор 8-8,5%?

Эксперты предположили реальный уровень к концу года.

22 Июль 2020 12:47 3762

Удастся ли «загнать» инфляцию в коридор 8-8,5%?

Удержать инфляцию в коридоре 8-8,5%. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев дал такое поручение на расширенном заседании правительства 10 июля.

«В июне текущего года годовая инфляция достигла 7%. С учетом проблем в экономике целевой коридор по годовой инфляции был скорректирован до 9-11%. Вместе с тем считаю необходимым обеспечить удержание уровня инфляции в пределах 8-8,5% путем реализации более эффективной денежно-кредитной политики», – сказал он.

Каким образом можно удержать инфляцию в коридоре 8-8,5% в тех условиях, которые сейчас есть, и с учетом того, что индекс потребительских цен превысил индекс инфляции в 1,6 раза? И каких значений инфляция может достичь к концу года?

До осени – реально, дальше – маловероятно

«Теоретически удержать инфляцию (в предложенном коридоре. – Ред.) достаточно просто: нужно поддерживать стабильность тенге (так как 1% девальвации ведет к росту инфляции на 0,43%), снизить таможенные пошлины (чтобы сократить стоимость импортных товаров) и максимально расширять конкуренцию на рынке (в том числе за счет разрушения де-факто монополий на рынках). Практически это сложно, и с учетом ожиданий по рынку нефти (цены и/или ограничения по добыче) и эффективности госаппарата (что демонстрирует ситуация на рынке лекарств), это маловероятно», – говорит директор «Улагат Консалтинг Групп», к. э. н. Марат Каирленов.

Он считает, что только инструментами денежно-кредитной политики Нацбанка эту задачу не решить, так как вопросы таможенных пошлин и конкуренции на рынках лежат вне компетенции главного банка страны.

«Со своей стороны Нацбанк ревальвировал тенге к доллару с 470 тенге за доллар почти до 400 тенге за доллар, что «придавило» инфляцию (до 470 тенге за доллар «американец» взлетал в обменных пунктах в марте, после того, как упали нефтяные котировки и началось распространение коронавируса; официальный курс за этот период доходил до 448 тенге за доллар и опускался до 397, на 21 июля – 414,8, в обменниках доллар стоит в пределах 415 тенге. – Ред.). В этом плане давление на курс тенге и инфляцию оказывает рост наличных тенге и денежной базы почти на 20% за пять месяцев этого года, но это скажется на рынке позже, при снижении цен на нефть и накоплении дисбалансов в госбюджете», – говорит аналитик.

По его мнению, удерживать инфляцию на уровне не выше 8,5% реально до осени, дальше – маловероятно.

«В зависимости от развития ситуации на рынке нефти и мировых фондовых рынках (что определяет объем и ликвидность активов Нацфонда) инфляция окажется, скорее всего, на двузначном уровне, вероятно – 11-15%», – предполагает Марат Каирленов.

Как не «убить» экономику

«Проблема инфляции у нас не в том, что ее можно решить какими-то процессами, вроде повышения базовой ставки Нацбанка. Проблема в том, что у нас нет полноценного частного сектора, полноценной рыночной экономики, которая может производить товары. У нас нет внутренней конкуренции, потому что засилье квазигосударственных компаний, государство огромное и все контролирует», – говорит эксперт международной брокерской группы TICKMILL Арман Бейсембаев.

Он предлагает посмотреть на ситуацию с обеспечением лекарствами и рост цен на них. «То, что происходит в этой сфере, обязательно отразится на инфляции. Самый обычный, простой, знакомый с детства парацетамол превратился в дефицитный продукт. Пример с лекарствами – «локальная» история. Но такие истории у нас по всей экономике: везде «сидит» какой-то оператор, какая-то структура, через которую проходят финансовые, товарные потоки, и она, по сути, определяет, как будут жить все остальные». – говорит собеседник.

Когда рынок монополизирован настолько, сбить инфляцию невозможно. «Каждый монополист на своем участке заинтересован в том, чтобы цены росли, потому что это его прибыль. Поэтому и инфляция будет расти. Эта проблема не решится, пока не будет изменена структура экономики, и это вопрос политической воли», – уверен собеседник.

По его словам, сейчас у Нацбанка есть два способа повлиять на инфляцию, – повышение базовой ставки и изъятие ликвидности с рынка. Логика здесь такая: повышаем процентную ставку, кредиты становятся дороже, значит, люди будут пользоваться ими меньше, плюс если изымается ликвидность из экономики, у людей становится меньше денег, они будут меньше покупать и инфляция начнет падать. На повышение процентной ставки мы пойти не можем, потому что таким образом «убьем» кредитование и всю экономику. В то время как остальной мир, включая Россию, кстати, наоборот, понижает ставку центробанка.

«До конца года уровень инфляции в Казахстане будет выше 10% – однозначно. Не сможем ее удержать никакими способами (если только не через обнищание населения). Уже середина лета – время, когда овощи и фрукты обычно значительно дешевеют, но сейчас этого не происходит. Стоимость этой продукции остается достаточно высокой, и это «дно», с которого цены начнут разгоняться осенью. Поэтому реальная инфляция не опустится ниже 10%», – уверен Арман Бейсембаев.

Нацбанк отвечает за «свою» часть инфляции

Решение по ключевой ставке Банк России озвучил 19 июня, ставку снизили на 100 б.п., до 4,50% годовых. В пояснении говорилось, в том числе о более сильном, чем ожидалось ранее, действии дезинфляционных факторов и том, что «влияние краткосрочных проинфляционных факторов в основном исчерпано». В России хотят удержать инфляцию вблизи 4%.

Национальный банк Казахстана тоже снизил базовую ставку – 20 июля, с 9,5% до 9,0%, при этом процентный коридор сужен с +/- 2 п.п. до +/-1,5 п.п.

НБК объяснил свое решение ослаблением проинфляционных рисков и более сильным по сравнению с ожидаемым сокращением экономической активности в первом полугодии. Главный банк страны ожидает, что дополнительное дезинфляционное воздействие окажут меры, принятые для ужесточения карантина.

Регулятор указал на «более умеренный рост монетарного компонента инфляции» (показатели базовой инфляции растут медленнее общей инфляции). Заметим, что после того как президент обозначил задачу удержать инфляцию в коридоре 8-8,5%, председатель Нацбанка Ерболат Досаев, выступая на заседании правительства 14 июля, сообщил, что НБК будет использовать для этого имеющиеся у него инструменты. Вместе с тем для снижения немонетарной инфляции «требуется принятие мер со стороны правительства и местных исполнительных органов по снижению зависимости от импорта путем насыщения рынков товарами, оптимизации цепочек поставок и недопущения спекуляций». Это, как отметил глава НБК, «позволит повысить эффективность реализации денежно-кредитной политики».

На 2020-2021 годы установлен целевой коридор инфляции 4-6%. В апреле в качестве базового сценария антикризисного плана рассматривался вариант увеличения инфляции до 9-11% к концу 2020 года, затем ожидания скорректировали до 8-8,5%.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!