Интеграция в ЕАЭС: чего не хватает бизнесу

2278

Предприниматели рассказали, с какими барьерами сталкиваются внутри Евразийского союза, и предложили решения для устранения этих барьеров.

Интеграция в ЕАЭС: чего не хватает бизнесу

Евразийский банк развития презентовал "Интеграционный бизнес-барометр ЕАБР". Это мониторинг отношения бизнеса к евразийской интеграции, сообщает inbusiness.kz.

Опросы бизнеса для этого исследования проводились в августе-сентябре 2021 года, в них приняли участие 337 компаний, в том числе 180 средних и 157 крупных. Большая часть участников исследования – 90% – представляют несырьевые отрасли. В страновом разрезе: 32% респондентов были из России, 18% – из Казахстана, 17% – из Беларуси, 12% – из Армении, 11% – из Таджикистана, 10% – из Кыргызстана.

Кто получает поддержку?

"Большинство опрошенных во всех шести странах компаний – в среднем 73% – считают, что функционирование ЕАЭС облегчает ведение бизнеса на территории его государств-членов. Порядка 20% заняли нейтральную позицию в этом вопросе", – отметил руководитель направления центра интеграционных исследований ЕАБР Владимир Перебоев.

Опрос показал, что поддержку со стороны институтов ЕАЭС чаще всего получают компании из Казахстана (29%) и России (25%), преимущественно в виде консультаций. При этом 94% компаний в Армении и 90% в Кыргызстане отметили, что не получали поддержки от ЕАЭС.

"Компаниям был задан открытый вопрос: "Какую поддержку они хотели бы получить?" По большей части бизнес ожидает от ЕАЭС информационную и консультационную поддержку, также желает конкретики в спектре возможностей евразийской интеграции для бизнеса, правовой, финансовой и административной поддержки на территории ЕАЭС и СНГ. При этом компании видят особую роль ЕАЭС в упрощении таможенных процедур, снижении пошлин, облегчении бюрократической и налоговой нагрузки", – рассказал спикер.

Он отметил, что бизнес заинтересован в оперативном получении информации о готовящихся решениях и законодательных изменениях в рамках союза и СНГ. Предпринимателям интересно участие в бизнес-форумах, выставочных и образовательных мероприятиях для бизнеса. Также они заинтересованы в расширении зон свободной торговли и в экспортной поддержке.

Барьеры, через которые не перепрыгнуть

Во всех шести государствах-участниках компании сталкивались с различными барьерами при ведении внешнеэкономической деятельности на территории ЕАЭС и СНГ – об этом говорят до 88% опрошенных.

"Имеются в виду барьеры в торговле товарами и услуги, при этом барьеры в торговле услугами чаще всего называли компании в Казахстане (порядка 45% опрошенных)", – прокомментировал Владимир Перебоев.

В целом, перечисляя барьеры в сотрудничестве со странами СНГ, 25% участников опроса указали на инвестиционные сложности, то есть трудности с поиском и удержанием инвесторов, недостаточную безопасность инвестиций, нехватку господдержки в этой сфере.

Примерно 20% сталкивались с проблемами таможенного оформления, такими как задержки, ограничения, трудности с оформлением и др. Кроме того, респонденты отмечали трудности с трансграничными поставками, логистикой, бюрократической нагрузкой и поиском партнеров.

Кто кому конкурент

В ответ на вопрос о препятствиях, предполагавший выбор ответов из списка, компании обозначили наличие технических барьеров (маркировка, этикетирование, сертификация), сложности с таможенным оформлением и санитарными нормами. Кроме того, одним из выбираемых вариантов ответа стали сложности, связанные с высокой конкуренцией.

"Респонденты из стран-участниц отметили, что чаще всего сталкивались с рисками высокой конкуренции при сотрудничестве с российскими компаниями. Российские компании в свою очередь сталкивались с рисками высокой конкуренции при работе с белорусскими и казахстанскими компаниям, кыргызские и таджикские – с казахстанскими", – отметил Владимир Перебоев.

В числе барьеров участники также отмечали отсутствие информации о внешних рынках и потенциальных партнерах, ограничение сбыта товаров, финансовые ограничения, включая валютное регулирование, регулирование условий получения и использования кредитов для финансирования импорта, регулирование условий оплаты. В качестве примера последнего барьера спикер привел требования в адрес кыргызстанских компаний по предоставлению 100-процентной предоплаты в Казахстане и Узбекистане.

Что предлагают компании

Участников опроса попросили перечислить меры, которые, на их взгляд, помогут устранить барьеры. Список предложений получился таким:

  • Использование международных стандартов, например, в регионе СНГ, либо разработка новых стандартов и регламентов ЕАЭС на основе международных. Чаще всего такой вариант предлагали респонденты из Армении.
  • Взаимное признание процедур оценки продукции. Этот вариант чаще других выбирали предприниматели в Кыргызстане.
  • Гармонизация правил и норм маркировки. Это наиболее востребованный вариант решения в Казахстане.
  • Разработка и унификация требований и правил обращения товаров. Этот вариант наиболее интересен респондентам в России.

В исследовании также собраны пожелания бизнеса по повышению эффективности ЕАЭС, евразийской интеграции в целом и поддержке внешнеэкономической деятельности на территории ЕАЭС и СНГ. Топ пожеланий включает:

  • Более эффективный учет мнения частного сектора;
  • создание служб оперативного информирования в сфере ВЭД;
  • включение новых стран в ЕАЭС;
  • налоговые и таможенные послабления;
  • льготное кредитование.

Чего удалось достичь

"Мы спросили бизнес о том, чего, на его взгляд, удалось достичь Евразийскому союзу с 2015 года, какие достижения бизнес считает наиболее важными. Выше всего компаниями оценивается открытие новых рынков сбыта, в пользу такого варианта высказались от 54% компаний в Кыргызстане до 70-76% компаний в Беларуси и Казахстане. Вместе с тем наименьший прогресс бизнес видит в обмене ноу-хау и в сотрудничестве в научно-технической сфере в ЕАЭС", – продолжил Владимир Перебоев.

Одна из тем исследования – кооперация и выход на новые рынки. Оказалось, что больше всего в реализации перспективных совместных проектов с другими странами ЕАЭС и СНГ заинтересованы в Таджикистане и Кыргызстане – 98% участников опроса дали положительный ответ. В Казахстане кооперацию как перспективное направление рассматривают 83% респондентов, в Беларуси – 78%, в России – 73%, в Армении – 60%.

"Среди предпочтительных способов кооперации чаще всего называли партнерство с компаниями из других стран, активное продвижение новых товаров и услуг. Очень важный момент: интерес к созданию совместных предприятий выше всего у компаний из Кыргызстана (49%), Таджикистана (32%) и Казахстана (29%). Эти же страны видят интерес в создании евразийских компаний на территории ЕАЭС как новый вид юридического лица", – рассказал Владимир Перебоев.

В качестве перспективных сфер сотрудничества компании отмечали промышленность, инвестиции и научно-техническое сотрудничество. Например, в Казахстане 80% респондентов назвали в качестве приоритета в будущем промышленность, 83% – науку и технологии, 78% – инвестиции. Самые высокие показатели отмечены в Таджикистане (95%, 97%, 95%) и Кыргызстане (91%, 80%, 89%).

"Мы видим уже больший интерес к научно-технической сфере, инвестициям и промышленному сотрудничеству, нежели к торговле, в пользу которой сейчас высказываются от 80% до 90% компаний. Но важно, что в России не более 41% респондентов считают привлекательным для себя сотрудничество с компаниями стран СНГ в области промышленности, 38% – в научно-технической сфере, 32% – в инвестициях. При этом от 70% до 100% респондентов из других стран высказались, что приоритетным партнером для них по трем направлениям является Россия", – отмечает спикер.

Компании хотят торговать с Китаем

Что касается торговли, в частности осведомленности бизнеса о зонах свободной торговли ЕАЭС, то, согласно исследованию, более 50% компаний имеют о них представление, но чаще лишь в общих чертах.

"Например, респонденты продемонстрировали неполное понимание конкретных стран, с которыми ЕАЭС создал зоны свободной торговли, 30% компаний в России и Беларуси и 43% компаний в Армении и Кыргызстане не информированы о зонах свободной торговли ЕАЭС", – говорит Владимир Перебоев.

Отвечая на вопрос, с какими станами было бы целесообразно создать зоны свободной торговли, респонденты назвали Китай (он стал безоговорочным лидером). Также ЕС, прежде всего Германию и Польшу, кроме того, говорили о Турции, Индии, ОАЭ, Узбекистане и Украине.

"Бизнес понял, что Евразийский союз отвечает за зоны свободной торговли, и поэтому предъявляет повышенный запрос на то, чтобы соглашения о свободной торговле были не только со второстепенными, но и с крупными торгово-экономическими партнерами. Бизнес хочет шаги по продвижению своей продукции на внешние рынки", – прокомментировал главный экономист ЕАБР и Евразийского фонда стабилизации и развития Евгений Винокуров.

Больше знать, больше участвовать

Продолжая говорить о запросах бизнеса относительно интеграции, Евгений Винокуров отметил, что наиболее четко выделяется запрос на информационную, консультационную поддержку, на участие в определении вектора интеграции, то есть на участие в рабочих группах, межправкомиссиях и т.д. и запрос на финансово-правовую поддержку.

"То есть бизнес хочет и участвовать, и знать больше, и больше пользоваться евразийской интеграцией. Причем это запрос гораздо сильнее в Армении и Кыргызстане. Это не случайно. Экономики этих стран являются наибольшими бенефициарами интеграции в силу того, что им она дает доступ к общему рынку, в десятки раз превышающему емкость внутренних рынков. И плюс дает доступ к общему рынку труда. Соответственно, компании жизненно заинтересованы в том, чтобы использовать возможности Евразийского союза"", – говорит спикер.

По его словам, среди достижений Евразийского союза – и это тоже очень важно – компании особо выделяют открытие новых рынков сбыта и обеспечение цифровой трансформации, в том числе электронного документооборота, механизма "единого окна" в системе регулирования внешнеэкономической деятельности ЕАЭС. Эти шаги и достижения оцениваются бизнесом высоко.

Оценка интеграционных процессов

Отвечая на вопрос об оценке динамики евразийской интеграции, Евгений Винокуров сказал, что она "хорошо известна", и исследователи "излагают ее последовательно уже несколько лет".

"До 2016 года евразийская интеграция характеризовалась очень быстрым, молниеносным прогрессом. Буквально за несколько лет, условно с 2007 года, если брать в качестве точки отсчета образование комиссии Таможенного союза, была пройдена дорога от начала работы над документами до полноценного экономического союза, в основе которого лежит Таможенный союз пяти стран. Он был дополнен достаточно эффективным на сегодняшний день общим рынком труда, были подписаны соглашения о свободной торговле, внедрен абсолютно новый и высоко оцениваемый Таможенный кодекс, который резко сократил издержки и административные процедуры", – рассказал спикер.

Примерно со второй половины 2010-х годов, по его словам, евразийская интеграция замедлилась и испытывает трудности с дальнейшим быстрым развитием. "Это видно в том, как складывает ситуация с общими рынками – лекарственных средств, электроэнергии, финансов. Динамика очень медленная, прогресс вязкий. Также нет новых соглашений о свободной торговле, здесь есть много проблем по согласованию позиций государств-участников ЕАЭС с потенциальными партнерами", – говорит Евгений Винокуров.

Он считает, что этот процесс можно оценивать по-разному. С точки зрения различных политических теорий, замедление ожидаемо и объективно, потому что после достижения какого-то уровня дальнейший прогресс и должен протекать сложно.

"Это с одной стороны. Но с другой стороны, все-таки представляется, что в интересах государств-участников было бы ускорить прогресс, прежде всего по общим рынкам, секторальным, добиться, чтобы они были содержательными по своему характеру. И тогда, думаю, в следующих бизнес-барометрах будут более высокие оценки бизнеса по эффективности евразийской интеграции", – заключает Евгений Винокуров.

Елена Тумашова